Артур Иванов: «История – одна из самых неточных наук»

0

Артур Иванов часто снимается в исторических фильмах. Зрители особенно полюбили его в роли Петра Мелехова в «Тихом Доне», а еще он играл Емельяна Пугачева, Петра I, Александра III, генерала Скобелева. В сериае «Грозный» у Иванова – одна из главных ролей.

– Среди героев сериала много знаменитых имен, но никто иной как ваш персонаж, выходец из народа Лука, в титрах идет сразу за Грозным.
– Сценаристы хотели отразить ситуацию тех лет сквозь призму восприятия не только государя, но и обычного человека. Поэтому в фильме параллельно разворачиваются две истории.

– Мы привычно представляем себе средневековье периодом сплошного мрака.
– А людям, жившим тогда, так не казалось, для них это была обыденность. То, что происходит сейчас и к чему мы привыкли, возможно, тоже будет казаться потомкам ужасным. Посмотрите хотя бы на нынешнюю ситуацию со скудеющей от вмешательства человека природой, меняющимся климатом – может, это настоящая катастрофа, которая принесет урон не меньший, чем средневековые войны, просто мы пока не в состоянии ее оценить.

– Многие художественные исторические фильмы ругают за недостоверность.
– По-моему, это неправильно. Если картина не документальная, ее создатели имеют право на некие вольности. Да и потом – кто сейчас точно знает, как все было хотя бы больше ста лет назад? А какую разноречивую информацию можно прочитать в воспоминаниях современников об одном и том же известном деятеле – например, Борисе Годунове! История, как мне кажется, – одна из самых неточных наук.

– «Грозный» начал снимался в феврале этого года. Пандемия сильно нарушила планы?
– Весной пришлось сделать перерыв, а когда смягчили ограничения, мы снова начали работать, периодически сдавая тесты на ковид. Никто из съемочной группы не заболел. Возвращению к съемкам я очень обрадовался, потому что на самоизоляции, в одиночестве, дни тянулись тоскливо, я бы сказал – вялотекуще. Зато я отдохнул и задумал ремонт, который сейчас делаю.

– Что в работе над «Грозным» было самым приятным?
– Общение с замечательными партнерами. С Виктором Ивановичем Сухоруковым мы вели длинные беседы о жизни, о театре, он мне что-то подсказывал, я ему тоже, а одну из сцен мы вообще придумали вместе. Очень люблю работать с Сергеем Васильевичем Маковецким – на вахтанговской сцене, в кино: мы с ним уже встречались на съемках «Тихого Дона». Рад был познакомиться с Игорем Миркурбановым – это невероятно харизматичный человек.

– А какие трудности возникли?
– Тяжеловато было за один день гримироваться два-три раза – например, сначала в старика, потом в человека среднего возраста и, наконец, в молодого.
В «Грозном» использовался сложный пластический грим, наложение которого занимало около двух часов – такого мне раньше еще не делали. Сначала на лицо клеили силикон, на нем процарапывали морщинки и шрамы, и все это закрашивалось краской из пульверизатора. Затем дело доходило до парика и накладной бороды – к ней-то я уже привык за годы работы в исторических фильмах, хоть она мне и поднадоела. Но знаете, это все цветочки по сравнению с тем, как готовят к съемкам актеров в западных фантастических фильмах – когда под пластическим гримом скрыто не только лицо, но и торс, руки, ноги… От него ведь очень жарко, не представляю, как это можно выдержать.

– Какими навыками для участия в исторических фильмах было сложнее всего овладеть?
– Наверное, верховой ездой, которую я начал осваивать на съемках «Тихого Дона». Знакомство с лошадьми было, что называется, задачей на преодоление. Я боялся и самих этих животных, и высоты (а на коне ты сидишь высоко). Но в итоге все получилось. Хотя все равно на таких съемках нередки загвоздки, и не только у меня, ведь каждое животное, как и люди, неповторимо, у всякого свой норов.
Не всегда просто и носить исторические костюмы. Помните, в фильме «Иван Васильевич меняет профессию» царь говорит о непривычном для него спортивном костюме – «бесовская одежа»? Хотя, по нашему ощущению, ничего удобнее быть не может. Я про себя каждый раз повторяю царевы слова, одеваясь для съемок. Представьте себе: рубаха почти до пола, сверху еще рубаха, потом кафтан и еще шуба. Часто думаю – почему наши предки так тепло одевались? Наверное, и вправду климат был прохладнее.

– Вы уже 12 лет служите в Вахтанговском театре – что он значит в вашей жизни?
– Это ее основа и тыл, можно сказать – моя профессиональная семья и дом. Конечно, в театре не всегда безоблачно, но я точно знаю, что в любой момент в самой сложной жизненной ситуации найду здесь поддержку.

– На кого из коллег вы можете так положиться?
– Это мои товарищи-актеры. Это художественный руководитель моего институтского курса Владимир Владимирович Иванов (не родственник – однофамилец), который работает в нашем коллективе режиссером. К сожалению, спектакли он ставит не так уж часто, но общаемся мы постоянно, и всегда он мне что-то подсказывает. Слава богу, в моей жизни много хороших людей.

Анна Чепурнова
«Труд»

Share.

Comments are closed.