Бари Алибасов–младший: «В детстве от голода ел тараканов»

0

Имя Бари Алибасова не сходит со страниц СМИ целый месяц. История с отравлением продюсера стала одной из самых обсуждаемых в Сети, факты ежедневно сменяли друг друга, то и дело появлялись новые слухи и домыслы. Подогревал интерес к здоровью Алибасова его сын – Бари Алибасов–младший. Он не только тезка, но и абсолютная копия знаменитого отца. Алибасов-младший не менее известен в бизнес-кругах.

– Что случилось с твоим голосом? Почему ты охрип?
– Я только что приехал из Ставрополя, у меня там был тренинг. Обычно голос не садится, но пока была история с отцом, я никуда не ездил две недели и только отвечал на звонки. В результате после большого двухдневного тренинга сейчас голос посадил.

– Последнее время твое имя звучит так же часто, как и имя твоего отца, поскольку ты даешь информацию прессе и комментируешь ситуацию с отравлением. Скажи, в каком он сейчас состоянии?
– Ему значительно лучше. Сейчас тревожит только состояние желудка. Все говорят: как его так быстро выписали, но его были готовы выписать уже 12 июня. Врач говорил, что на нем все заживает очень быстро, как на собаке. Вместе с отцом в больнице лежали 17 человек, 14 из них были с разными химическими ожогами. И у отца заживает быстрее, чем у всех остальных. Мы решили все равно переждать, потому что летальный исход часто наступает на десятый день.

– В Интернете муссируются различные версии отравления. Одна из самых обсуждаемых – якобы это было намеренно. Что он сказал?
– Он не может сказать, что его не отравили, потому что сейчас он ничего не помнит. Злые языки могут раскрутить тему, что отравил отца Политов, я либо Шукшины.

– А ты что думаешь на этот счет?
– Просто хватанул бутылку, она же один в один, как лимонад.

– Еще одна версия набирает обороты, что эта история – грандиозная пиар-акция. Как ты это прокомментируешь?
– Безусловно, это грандиозная пиар-акция. Если бы мы всем офисом не занимались тем, чтобы об этом говорили все, то этого бы не было. Безусловно, все, что происходит в жизни медийного человека, это пиар-акция. Другой вопрос, как мы к этому относимся и для чего это делаем. Ради хайпа, ради дополнительного миллиона? Отец – мультимиллиардер. Я веду тренинги, на которые приходят по пять-десять тысяч человек, и на меня давно не падает тень отца. В этой ситуации хайп не нужен. Это просто кармическая роль нашей семьи, мы – отдушина для народа. Бари Алибасов делает так, чтобы людям было не скучно жить. Папа на себя такую роль не брал, просто так сложилось.

– А сейчас ты с ним живешь?
– Я с отцом никогда не жил. Он забрал меня из Саратова в 14 лет и сразу отправил в школу-пансион, чтобы я не видел того, что происходит у него дома. Папе тогда было 50 лет, и он жег больше, чем в 18. В 18 у него не было возможностей. А в 50 здоровье у него было, как в 18, а возможности были все. После пансиона я устроился на работу в университет «Синергия».

– Кто с ним сейчас? За ним же нужен уход.
– С отцом сейчас человек 30. И это очень большая проблема, потому что студия, где он это средство выпил, находится на шестом этаже, офис – на третьем, а квартира – на четвертом. И когда все это в одном здании, то не получается выстроить границы. У него дома постоянно тусит толпа людей. Но есть пара, на которых точно можно рассчитывать, которым я доверяю целиком и полностью.

– Почему отец забрал тебя из Саратова в Москву именно в 14 лет?
– В этом возрасте ребенок может принять решение, с кем ему жить. С мамой у меня были серьезные проблемы. Когда мне исполнилось 13, ей диагностировали шизофрению. Вообще, жить с мамой было очень тяжело. Она поставила отцу условие: либо он будет жить в семье и делать так, как хочет мать, либо никогда меня не увидит. Конечно, отец сразу ушел, и мама осталась ни с чем. Следующие три года после этой ссоры нам помогал прадедушка. Когда он умер, бабушка поговорила с мамой, она позвонила отцу и попросила о помощи. Сразу на следующий день он выслал в Саратов целый поезд коробок с вещами и деньгами. Так что я провел детство, как первый парень на деревне: у меня были самые модные вещи, но при этом денег не было, поэтому мы не гнушались пожрать тараканов в соседнем доме.

– Это серьезно?
– Абсолютно. Съесть таракана с голоду – это не норма, но допустимое действие, которое я в жизни совершал. Когда отец понял, что мать нездорова, он сам предложил переехать мне в Москву.

– А твоя мама осталась в Саратове?
– Да. После того как бабушка умерла, ей стало одиноко, мы стали чаще с ней созваниваться, буду к ней чаще ездить.

– А как у нее со здоровьем?
– Ее недавно в шестой раз выписали из психиатрической больницы. Неожиданно после последней выписки мама способна в радости и безопасности жить даже одна в квартире.

– Знаешь ли ты, что в 2014 году твой отец познакомился со своей внебрачной дочерью Верой и признал ее?
– Да! Верка такая классная! Мы мало общаемся, сложно начать плотное общение – ей 45, она живет в другом городе. Я кайфую, что у меня есть такая сестра. Я уверен, что, если у меня в жизни что-то произойдет, я ей позвоню, она меня выслушает и поможет.

– Вы с отцом невероятно крутые бизнесмены. Тебя называют главным стартапером. За что?
– Столько денег, сколько распределил я, не распределил еще никто в вопросах стартапов. Но мой папа – великий гений. Папа, безусловно, круче, потому что он придумал шоу-бизнес. Рок придумал отец с группой «Интеграл», он запустил первую мальчиковую группу в 90-х.

– Но в личной жизни ты точно папе не уступаешь?
– В личной жизни я папу перегнал, у меня теперь на одни официальные отношения больше. Сейчас у меня седьмой брак, три официальных, но фактически следующий будет уже восьмой. Я думаю, это единственный сектор, где я папу обогнал.

– А сейчас ты в каком статусе?
– Сейчас я женат. У меня потрясающая жена – Виолетта Гришина, которая воспитывает мою дочку Амелию. Но, наверное, мы разведемся, по крайней мере, не живем вместе на данный момент. Я открыт для восьмых отношений, меня можно брать. Восьмая жена уже намечается, я выбираю. Мне без женщины сложно, потому что я долго прожил с мамой.

– Правда ли, что рекламный контракт с производителем средства для чистки труб, которое выпил ваш отец, принес семье миллионы?
– Нет, это неправда. Если они сейчас заплатят за это деньги, мы, безусловно, так сделаем, и это поднимет продажи в разы. Деньги в этом случае для меня не пахнут. Миллионы это не принесло, их принесли эксклюзивные комментарии в СМИ, мы заработали около шести миллионов рублей на правдивых комментариях. Сейчас есть рекламные предложения на кота в размере 26 миллионов рублей, мы выберем какой-то один бренд. На неправде мы не заработали, папа действительно заболел, но бабла ситуация принесла невероятно много.

– Это правда, что ты поднимаешь руку на женщин?
– Мне стыдно, что я своей первой официальной жене Надежде Гущиной сломал нос, когда мы дрались подушками во время ссоры. Получилось так, что я ударил ей костяшкой по лицу. После этого мы разошлись, потому что она была супермоделью и для нее это был большой удар. У меня с ней были самые яркие, с точки зрения эмоций, отношения. Но да, я могу отвесить женщине оплеуху, хотя мне всегда после этого стыдно. Я даже два раза ходил к психологу.

Екатерина Дегтерева
«Мир»

Поделиться.

Комментарии закрыты