Бодлер: сам себя истязающий поэт

0

В Париже 9 апреля 1821 года родился Шарль Пьер Бодлер — французский поэт, основоположник эстетики декаданса и символизма. Часто впадавший в меланхолию, Бодлер испытал не только душевные, но и физические страдания.

«Потей, раб! Живи, окаянный!»

Он выбыл из коллежа, рано познакомился с проститутками, подцепил сифилис. Умер в 46 лет, прочувствовав всю боль современности. Ещё успел поэкспериментировать с наркотиками, оставив описания эффектов от гашиша и опиума. Впрочем, больше любил вино. То же и с революцией: сражался на баррикадах в 1848, позже критикуя революционеров. За недолгую жизнь Бодлер оказал значительное влияние на мировую поэзию. Чего стоит сборник стихотворений в прозе «Парижский сплин». Тут он первопроходец: тема города, фланерство, дисгармоничность человеческих отношений внутри «толпы». Но надо рассказать поподробнее обо всём…

У Шарля были тяжёлые отношения в семье. Отец поэта Франсуа Бодлер был художником, а умер, когда Шарлю было 6 лет, в 1827 году. Выходец из крестьян, Франсуа поднялся во времена Великой революции, став уже при Наполеоне сенатором. Отец прививал сыну любовь к искусству с раннего детства. Вместе они ходили по музеям и галереям, Франсуа знакомил Шарля с друзьями-художниками, брал с собой в мастерскую. Надо сказать, что на момент рождения сыну Франсуа Бодлеру было 62 года, а матери, Каролине Аршанбо-Дефаи, всего 27 лет. Через год после смерти мужа Каролина вышла замуж за полковника Жака Опика, который затем стал генералом и послом.
Отношения Шарля – богемного сына – с отчимом-солдафоном не сложились. С того времени начинается презрение Бодлером иерархии, выстроившейся к тому моменту в культуре в частности и во Франции в общем.

Отношения Шарля и отчима ярко характеризует история, которая, скорее всего, чистый вымысел. Когда разгорелась революция 1848 года, Шарль был в числе революционеров. И, если верить легенде, он яростно подбивал товарищей найти и убить генерала Опика, своего отчима. У них это, конечно, не вышло. Но затем, опять же если верить легенде, Бодлер взял винтовку и выстрелил в часы.

Это довольно символичная история говорит ещё и об одной из тем творчества Бодлера — времени. «Да, Время царит; я вновь ощутил его жестокую диктатуру. И оно подгоняет меня, словно вола, двумя стреловидными стрекалами: «Ну, пошёл, скотина упрямая! Потей, раб! Живи, окаянный!» («Парижский сплин», «V. Двусмысленная комната».)

Знакомство с «черной Венерой»

Вернёмся из революционного 1848 года в детство Бодлера. Когда Шарлю было 11 лет, семья переехала в Лион, где его отдали в пансион. Оттуда Шарль пошёл в Лионский Королевский коллеж (среднее общеобразовательное учреждение). Шарль был ребёнком смышлёным, однако учился неровно. То поражал учителей сообразительностью, то надолго впадал в меланхолию, из-за чего у него полностью пропадал интерес к занятиям. Уже в эти годы Бодлер страстно интересовался литературой и поэзией.

Семья Бодлера возвращается в Париж в 1836 году, после окончания Шарлем третьего класса коллежа в Лионе (в коллежах обратная нумерация, из шестого идут в пятый и т. д.). В Париже Шарль поступает в коллеж Людовика Святого. Здесь он окунается в бурную жизнь ночного Парижа, в особенности Монмартра. Познаёт женщин лёгкого поведения и «в награду» получает венерические болезни. Учёба от такого образа жизни, мягко говоря, страдает. За год до окончания обучения Бодлера выгоняют из коллежа. Причём повод был пустяковый, как может показаться современному человеку. Кто-то передавал записку в классе, Бодлер её взял. Учитель заметил это и потребовал записку, на что Шарль вежливо ответил, что не нарушит тайн своих товарищей.

С трудом Бодлер всё же окончил коллеж в 1841 году в 20 лет. Получив степень бакалавра права, Бодлер заявляет брату: «Я не чувствую призвания к чему бы то ни было». Можно было делать карьеру адвоката, но Шарль решил отдаться литературе. В надежде удержать юношу от «пагубного пути» и «дурного влияния Латинского квартала» (читай, «рассадник либерализма и измены» XIX века), мать и отчим убедили его совершить путешествие в Индию. До Индии, впрочем, Бодлер так и не доплыл. У острова Реюньон, через 10 месяцев после отплытия, Шарль развернулся. По пути домой он впитывал образы Востока, мечтая воплотить их в стихах.

По возвращении во Францию уже совершеннолетний Шарль вступает в права наследования. Получает отцовские 75 тысяч франков, что довольно внушительная сумма. Деньги он начинает быстро тратить, приобретая славу денди и бонвивана. В это же время знакомится с балериной Жанной Дюваль. Креолкой с Гаити, «чёрной Венерой». Шарль её боготворил, посвящал ей стихи. Мать же ненавидела, считала, что Жанна вытягивает из сына деньги.

В семье начались скандалы, ссоры, Бодлер намекает на самоубийство и даже делает попытку. В 1844 году семья подала в суд иск на установление над сыном опеки. Суд был выигран, отныне Шарль будет получать лишь немного денег на существование и погрузится в нищету. Всё это усугублялось тем, что он и Дюваль страдали от сифилиса, от которого и умерли.

«Мне дорог этот дьявольский притон!»

В эти же годы Шарль Бодлер проявляет себя как журналист. Выступает в Латинском квартале с обзорными статьями по искусству в «журнале одного автора» под названием Salon (вышло два номера — «Салон 1845 года» и «Салон 1846 года»).

В 1846 году Бодлер знакомится с творчеством Эдгара По. И увлекается настолько, что изучению американского писателя и переводу его произведений на французский язык посвящает в общей сложности 17 лет. Они — явные родственные души.

Бодлер — денди, фланёр, горожанин, человек толпы. Если и говорить о его отношении к городу, то только его словами. У «Парижского сплина» есть замечательный эпилог:
«Я с легким сердцем вниз бросаю взгляд,
На город, что во плоть свою облек
Приют, тюрьму, бордель, чистилище и ад,
Где пышным цветом распускается порок.
Ты знаешь, сатана, тоски моей патрон,
Что не сочувствия зов меня туда увлек,
Но как развратник, что в развратницу влюблен,
Спешу в объятия чудовищной блудницы,
Чьим адским шармом вновь я привлечен.
И в час, когда погружена столица
В холодный, мрачный предрассветный сон
Или в закатных красках золотится, —
Мне дорог этот дьявольский притон!
Среди воров, блудниц смогу я насладиться
Блаженствами, каких профан лишен.

Болезнь лишила рассудка

С 1844 по 1848 Бодлер посещал «Клуб любителей гашиша», основанный Жаком-Жозефом Моро, и употреблял давамеск (алжирскую разновидность гашиша). Теофиль Готье, другой французский поэт, а по совместительству завсегдатай клуба, свидетельствует: Бодлер «принял гашиш единожды или дважды в ходе экспериментов, но никогда не употреблял его постоянно. Это счастье, покупаемое в аптеке и уносимое в жилетном кармане, ему было отвратительно». После гашиша были эксперименты с опиумом. На него Бодлер подсел, но к началу 1850-х избавился от зависимости.
Итогом экспериментов стали три большие статьи. Две посвящены гашишу. Бодлер считал его воздействие интересным, но неприемлемым для человеческой личности. По мнению Бодлера, «вино делает человека счастливым и общительным, гашиш изолирует его. Вино превозносит волю, гашиш уничтожает её». Несмотря на это, в своих статьях он выступал как объективный наблюдатель, не преувеличивая психотропных эффектов гашиша и не впадая в излишнее морализаторство.

В 1865 году Бодлер уехал в Бельгию, где провёл два с половиной года, несмотря на отвращение к скучной бельгийской жизни и на стремительно ухудшающееся здоровье. В 1866 году поэт тяжело заболел. Свой недуг он описывал так: «Наступает удушье, путаются мысли, возникает ощущение падения, кружится голова, появляются сильные головные боли, проступает холодный пот, наступает непреодолимая апатия».

По понятным причинам он умолчал о сифилисе. Тем временем болезнь с каждым днём ухудшала его самочувствие. 3 апреля в тяжёлом состоянии Бодлер был доставлен в брюссельскую больницу, однако после приезда матери его перевели в гостиницу. В это время Шарль Бодлер выглядел ужасающе — перекошенный рот, остановившийся взгляд, практически полная потеря возможности произносить слова. Болезнь прогрессировала, и уже через несколько недель Бодлер не мог формулировать мысли, часто погружался в прострацию, перестал покидать постель. Несмотря на то, что тело ещё продолжало сопротивляться, разум поэта угасал.

Бодлер провёл свои последние дни в страданиях в Париже, в психбольнице. Сифилис лишил его рассудка. Поэт умер 31 августа 1867 года. На его могиле не было ни слова о том, кем он был. Только то, что пасынок Опика и сын Дефаи. «Время исчезло; воцарилась вечность, отрадная вечность!»

Сергей Алумов, «Дилетант-медиа»

Поделиться.

Комментарии закрыты