Денис Матросов: «Создать свой театр помогла жена»

0

Актёр Денис Матросов снялся более чем в 40 картинах, в их числе — «Дом с лилиями», «Подари мне жизнь», «Профиль убийцы», «Домохозяин». Играет в антрепризах. Не так давно он создал свой театр, который так и называется: Театр Дениса Матросова.

— Денис, кто вам помогал создавать театр?
— Моя жена Ольга. Она юрист по образованию, прекрасный менеджер, помогает мне проводить переговоры, заключать договоры. Познакомились мы с ней в театре, после спектакля, в котором я играл. За первую же нашу постановку «Двое в лифте, не считая текилы», пьеса Ольги Степновой, на фестивале «Амурская осень» мы удостоились призов за лучшую режиссуру, за лучшую постановку и за лучшую мужскую роль. За четыре года с аншлагами сыграли спектакль более 300 раз, в том числе и за рубежом. Это комедия, но говорим мы о серьёзных вещах. Другой наш проект — комедия для души «Ты будешь мой!». Оба спектакля поставил замечательный режиссёр Игорь Касилов. Зрители его прекрасно знают по дуэту «Новые русские бабки», в котором он играет Клавдию Ивановну Цветочек.

— Как пандемия отразилась на вашей работе?
— Плохо. Мы несём огромные финансовые потери. Я ведь ещё и как прокатчик выступаю. В 20 городах были запланированы наши спектакли, внесена предоплата за аренду залов, но далеко не все деньги нам вернули. Некоторые сказали, что пандемия не является форс-мажорным обстоятельством. Тем не менее, мы продолжаем репетировать.

— О профессии актёра мечтали с детства?
— Нет, всё получилось случайно. Я учился в Курчатовской школе и параллельно в школе юных менеджеров при Плехановском институте, причём окончил эту школу с отличием, мою работу похвалил сам академик Абалкин. Началось с того, что как-то учительница литературы сказала: поставит мне 4, а не 3, если я приму участие в школьном конкурсе чтецов. Я прочитал детское стихотворение Агнии Барто и занял 1-е место. Тогда меня послали на районный конкурс, где я снова занял 1-е место, и меня выдвинули на конкурс городской. Я и там занял 1-е место. В голове моей после этого случился сдвиг, и, несмотря на уговоры родных, я стал поступать в театральные вузы. Дошёл до конкурса во всех и выбрал Школу-студию МХАТ, а через пару лет перевёлся в Щепкинское училище, где мне было гораздо комфортнее.

— Какая роль далась вам тяжелее всего?
— Ни одна роль легко не даётся. Как-то за пару ночей для спектакля пришлось выучить две страницы текста на эстонском языке, который я, естественно, не знал. Мне, конечно, прислали аудиозапись, но было очень тяжело, ни в какие рамки логики у меня этот язык не вписывался. Ничего, выучил, сыграл. Человек, который знал эстонский, сказал, что получилось вполне прилично.

— Иногда от актёров слышу рассказы о том, как им во время съёмок приходилось рисковать. С вами подобное случалось?
— В одном фильме я играл чемпиона мира по мотокроссу, при этом у меня дублёром был настоящий чемпион Европы по мотокроссу. Но режиссёр для одной из сцен именно меня захотел снять за рулём байка. Он раззадорил меня, и я поддался. Техника была незнакомая, но я поездил минут десять — вроде всё получилось. Отсняли успешно пару дублей — мне нужно было спрыгнуть на байке с горы, а на третий раз машина стала глохнуть, потом завелась, я поехал, и вдруг в голове как чистый лист: забыл, где тормоз. Лечу прямо на камеру, хорошо, что оператор в последний момент успел отскочить и всё обошлось.

— Какую из своих работ вы вспоминаете с особым чувством?
— Ярким событием стало участие в проекте немецкого дирижёра Герда Альбрехта — постановке «Евгений Онегин» на музыку Сергея Прокофьева в исполнении Венского симфонического оркестра и чтецов, 2003-2005 годы. Я играл Ленского. На роли Альбрехт утверждал по записям и по фотографиям: ему важно было, чтобы актёры соответствовали героям по возрасту и внешности. Премьера состоялась в Золотом зале венской филармонии Musikverein, на ней присутствовали принц Чарльз, король Монако с семьёй, ведущие музыканты мира.

— Деда Мороза вам доводилось играть?
— Дома для старшего сына я уже перестал «дедморозить», потому что он меня узнаёт, а вот для младшего ещё можно. Конечно, «дедморозил» в студенческие годы — это же заработок. Но сейчас я в образе Деда Мороза с удовольствием поздравляю детей нашего посёлка и делаю это совершенно бесплатно.

— Хотели бы, чтобы сыновья пошли по вашим стопам?
— Своим детям я не желаю актёрской судьбы. Дело в том, что, стоит только переступить порог театрального вуза, с первого же дня тебе начинают расшатывать психику: учат быть несдержанным, эмоционально на всё реагировать. Если в любой другой профессии, будь то врач или шофёр, нужно быть сдержанным, уметь принимать взвешенные решения, то у актёров всё наоборот: чем ты более экспрессивный, сумасшедший, тем ты интереснее публике. К тому же быть актёром — это адский и подчас неблагодарный труд. К слову, когда я поступал в театральный, конкурс был 450 человек на место, сейчас где-то 100 человек, то есть, люди стали более трезво относиться к этой профессии.

Ирина Колпакова
«Звездный бульвар»

Share.

Comments are closed.