Джон Карпентер: «Я не прочь снять сериал»

0

На прошедшем Каннском кинофестивале Джон Карпентер получил награду «Золотая карета» от Общества французских режиссеров за новаторский подход к кинопроизводству. Приз вручили 71-летнему живому классику после показа его культового хоррора «Нечто» 1982 года. В интервью, которое он дал журналистам в пляжном кафе на набережной Круазет, Джон рассказал о своих чувствах относительно ценной награды, порассуждал о состоянии жанра хоррор и индустрии кино в целом, посетовал на современные реалии кинопроизводства и объяснил, почему не готов снять фильм ужасов об Америке Трампа.

– Что означает для вас эта награда?
– Мне очень лестно и приятно ее получить. Здорово, что они решили меня почтить. Наверно, еще это означает, что я уже совсем стар.
– Но вы согласны с тем, что приз за креативность и независимый дух вам дали не просто так?
– Да каждый режиссер снимает свои фильмы креативно. Надо быть добрее к фильм-мейкерам. Нам нужна ваша любовь.
– Как вы относитесь к тому, что все говорят о вашем большом влиянии на других режиссеров? Например, существует мнение, что вы стали родоначальником жанра слэшер. Вы вообще думали о том, что оставите такой след?
– Хотелось бы, но нет. Мы понятия не имели, что творим, например, с тем же «Хэллоуином». Просто снимали кино, вот и все.
– Как, по-вашему, с тех пор изменился жанр?
– Жанры все время меняются. Хоррор существовал с самого зарождения кинематографа, и каждое новое поколение находило свои способы играть с людскими чувствами и страхами. Хоррор всегда будет с нами, потому что человек постоянно чем-то напуган. Мы буквально родились в страхе и живем с ним, например, со страхом смерти. Страх универсален. Юмор далеко не всегда, а вот страх — да. Вот почему хорроры — такая невероятная вещь.
– Вы можете снять нечто подобное сегодня?
– Не знаю.
– Индустрия изменилась?
– Да, и довольно сильно. И касаются эти изменения всех видов фильмов. Например, ужастики стали выпускать, сразу ориентируясь на прибыль. То есть, они заранее знают, что заработают денег. Никто сегодня не рискует.
– Вы рисковали, снимая кино на свои деньги.
– Иногда.
– «Чужие среди нас», «Туман», «Нечто» — все они были по-настоящему прорывные. Сегодня, кажется, хорроры не стремятся ни к каким прорывам. А вы сознательно снимали их такими?
– Да, да. Я еще какой прорывной. Кстати, не вдаваясь в детали относительно качества, разве «Прочь» не прорыв в жанре?
– Джордан Пил — исключение из правил.
– Да, он в порядке.
– «Нечто» вышло сразу после «Инопланетянина».
– Вы заметили!
-Приехать сюда с фильмом «Нечто» — отличная месть!
– (Смеется.)
– «Инопланетянин» тоже был хорошим фильмом, но по другой причине. Вы же, в отличие от Стивена Спилберга, работали на темной стороне.
– Да, были времена! Здорово, что «Нечто» получило вторую жизнь. Я рад.
– Почему вам так нравилось обращаться в фильмах к теме конца света и уничтожения мира?
– Я вырос в эпоху, когда в Америке в начальной школе все читали Библию. Я был очень молод и весьма впечатлителен, когда дошел до раздела про апокалипсис. Полный отпад! Да вы шутите? Конец всего сущего? Вау! Образ нарисовался просто фантастический. Я только позже понял, что речь шла об иудаизме, но затем ознакомился и с другими культурами. В общем, голова моя просто взрывалась от одной мысли о конце света. Мы все думаем о том, что же будет после всего. Ну, а я был просто очарован этими мыслями.
– Вы же атеист, не так ли?
– Скажем так, я не верю в сверхъестественное. Оно существует в кино, но не в реальной жизни. А хоррор существует и в реале.
– Вы бы могли снять хоррор об Америке Трампа?
– Нет. Этот кошмар слишком реален. Я действительно прямо сейчас ужасно переживаю и боюсь за свою страну. Мы живем в очень опасные времена.
– Вашим героем из мира кино в молодости был Ховард Хоукс?
– Да, я любил его фильмы. Очень рекомендую посмотреть два из них: «Только у ангелов есть крылья» и «Рио Браво».
– А почему вы не сняли вестерн?
– У меня однажды был шанс. Но я, наверно, просто боялся, что у меня не получится.
– Музыку к своим фильмам вы сочиняли сами. Почему?
– Потому что мог: меня научили этому в киношколе. К тому же когда ты снимаешь низкобюджетное кино, у тебя попросту нет денег, чтобы нанять композитора или оркестр. Просто берешь синтезатор и играешь. А со временем это стало чем-то вроде моего фирменного стиля.
– Ага, и теперь вашу тему из «Хэллоуина» люди ставят себе на рингтон.
– В том числе и моя жена.
– Были времена, когда Голливуд отвернулся от вас.
– И не один раз.
– Как вы это пережили?
– Если ты больше всего на свете любишь кино, никакая неудача не будет иметь для тебя значения.
– Когда ждать ваш следующий фильм?
– Конкретного расписания у меня нет, но есть кое-какие планы. Если обстоятельства сложатся удачно, я бы хотел снять скромный хоррор или эпичное приключенческое кино. Но это должен быть проект, который мне нравится и который четко просчитан. А то сейчас режиссеров заставляют укладываться в 2 миллиона там, где по сценарию нужны все десять. И приходится ужиматься изо всех сил, а я совершенно не хочу этого делать.
– Вы бы хотели поработать над сериалом?
– Я был бы не прочь снять один.

Хелен Барлоу, Collider
Перевод http://Lostfilm.info

Поделиться.

Комментарии закрыты