Джонатан Свифт: «Лечить испорченность людскую»

0

Читатели путают автора «Путешествий Гулливера» с его героем, возненавидевшим человечество

Свифт ловко высмеивал «множество грубых извращений в религии и учености», обличал человеческие пороки. Его даже обвиняли в мизантропии, но он себя таковым не считал: по Свифту, мизантропами становятся после разочарования в людях. Сатирик же не питал ненависти к человечеству, так как никогда не имел иллюзий на его счёт.Портрет Свифта. С сайта ru.wikipedia.org

Против нищеты и глупости
Будущий писатель родился в Дублине (Ирландия) 30 ноября 1667 года. Он окончил лучшую в Ирландии гимназию, но школьные годы переживал тяжело – пришлось забыть о вольной жизни, адаптируясь к строгим гимназическим условиям. В 14 лет Джонатан поступил в колледж Тринити при Дублинском университете, откуда вышел со степенью бакалавра и стойким отвращением к наукам. В 1694 году молодой человек окончил магистратуру в Оксфорде, принял духовный сан англиканской церкви, а позже стал священником в соборе святого Патрика.
Кроме того, Свифт становится автором ярких политических памфлетов. В 1704 году он опубликовал притчи «Битва книг» и «Сказка бочки». Последнее произведение стало очень популярным – народ его полюбил, а церковь жестоко осудила, хотя писатель и не думал критиковать религию, просто пародировал человеческое высокомерие и беспощадно издевался над «нелепостями фанатизма и суеверия». Свифт писал: «Несомненно, что в состав человеческой природы подмешано несколько крупинок глупости, и мы можем либо прятать их внутрь, либо выставлять наружу: другого выбора у нас нет».
В 1720 году центральной темой творчества Свифта становится Ирландия, которую англичане пытались разорить. Анонимные памфлеты «Письма суконщика» призывали игнорировать английские деньги и не покупать товары, произведенные в Британии. Попытки найти виновных оказались тщетными, а Англии пришлось пойти на экономические уступки. После этих событий Свифта возвели в ранг национального героя, его портретами был обвешан весь Дублин.
А в 1729 году бурный скандал вызвал знаменитый памфлет Свифта «Скромное предложение». Сатирик издевательски посоветовал правительству, которое не может искоренить нищету в Ирландии, покупать детей ирландских бедняков и готовить из них мясные блюда для английских аристократов: «…маленький здоровый годовалый младенец, за которым был надлежащий уход, представляет собою в высшей степени восхитительное, питательное и полезное для здоровья кушанье…»

Свифт и Ванесса. С сайта ru.wikipedia.org

«Презираю животное, именуемое человеком»
В 1726 году вышли первые две книги о путешествиях Гулливера, а спустя год читатели получили еще два тома. Судовой врач Гулливер знакомится с лилипутами, великанами и разумными лошадьми, попадает на летающий остров, в государство чародеев и бессмертных людей. Это книги многослойные с множеством подтекстов и смыслов. Свифт не пощадил никого: выставил на посмешище политиков с их интригами, прошелся по клерикализму, задал неприятные вопросы о смысле человеческой жизни, о его возможностях и степени его уязвимости.
«История есть не что иное, как куча заговоров, смут, убийств, избиений, революций и высылок, являющихся худшим результатом жадности, партийности, лицемерия, вероломства, жестокости, бешенства, безумия, ненависти, зависти, сластолюбия, злобы и честолюбия», – пишет Свифт.
К Свифту прилип ярлык «мизантропа». Такой образ писателя вычитывают из последней части «Путешествий Гулливера», с ее знаменитым противопоставлением говорящих лошадей-гуигнгнмов, чье общество основано на разуме и порядке, и отвратительных человекоподобных йеху, движимых исключительно животными инстинктами. То, что Гулливер стыдится своей человеческой природы и предпочитает лошадей людям, воспринимается как манифестация взглядов автора.
Но, кажется, читатели путают автора «Путешествий Гулливера» с его героем, и вправду возненавидевшим человечество под конец четвертой книги. Но Гулливер — персонаж вымышленный. Его имя напоминает о словах gull, gullible «простофиля». Эпизод, где он пытается восхвалять перед гуигнгнмами английское общество и непреднамеренно превращает панегирик в антирекламу, заставляет усомниться в том, что Гулливер выражает авторскую позицию.
Нет, не похоже на то, чтобы Свифт считал идеалом лишенных эмоций говорящих лошадей. В конце концов, он был христианским священником. А рациональные гуигнгнмы хладнокровно обсуждают план по полному уничтожению йеху. Разумеется, травоядные лошади не едят йеху, однако ремни из их кожи делают… В тоже время Свифт не разделял либеральной идеи о высшей ценности прав человека; он считал, что, предоставленный самому себе, человек неизбежно скатится к скотскому аморализму йеху.
А о своей «мизантропии» Свифт писал так: «Я всегда ненавидел все нации, профессии и всякого рода сообщества; вся моя любовь обращена к отдельным людям: я ненавижу, например, породу законников, но люблю адвоката имярек и судью имярек; то же самое относится и к врачам… солдатам, англичанам, шотландцам, французам и прочим. Но прежде всего я ненавижу и презираю животное, именуемое человеком, хотя от всего сердца люблю Джона, Питера, Томаса и т. д.».

Две дамы сердца
Личная жизнь Джонатана Свифта выглядит довольно странной. Писателя связывали романтические отношения с двумя девушками, которых звали одинаково – Эстер.
Однажды молодой человек познакомился с 8-летней дочкой служанки Эстер Джонсон. Возрастная разница в 15 лет не помешала подружиться: Джонатан стал наставником и учителем девочки, которую называл Стеллой, а в будущем оказался и возлюбленным. В разлуке автор «Гулливера» ежедневно писал девушке нежные, проникновенные письма, превратившиеся после его смерти в книгу «Дневники для Стеллы». После кончины матери осиротевшая Эстер переехала в Ирландию, поселившись в доме любимого, хотя для окружения девушка была не больше чем воспитанницей писателя. Биографы предполагают, что в 1716 году пара даже обвенчалась, но официальных подтверждений этот факт так и не получил.
Вторую близкую женщину тоже звали Эстер, и ей Свифт дал прозвище Ванесса. Ей тоже посвящены трогательные, грустные письма. Ванесса умерла от туберкулеза в 1723 году, а спустя пять лет скончалась Стелла. Писатель тяжело переживал потерю любимых женщин, эти трагедии подорвали здоровье как физическое, так и психическое.
Несколько лет до смерти Джонатан Свифт страдал от душевной болезни. В письмах друзьям жаловался на плохое настроение и всепоглощающую скорбь. В 1742 году писатель пережил инсульт – не мог передвигаться, потерял речь. Мужчине назначили опекуна. Умер сатирик на родине в октябре 1745 года. Он завещал почти все накопления на строительство больницы для психически больных. Вскоре после смерти писателя построили «Госпиталь святого Патрика для имбецилов», двери которого до сих пор открыты.
Любопытно, что еще при жизни, в 1731 году, сатирик написал поэму «Стихи на смерть доктора Свифта», содержащую своеобразный автопортрет:
«Поставил автор цель благую –
Лечить испорченность людскую.
Мошенников и плутов всех
Хлестал его жестокий смех…»

Фото :Иллюстрация к книге Джонатана Свифта «Путешествия Гулливера». С сайта 24smi.org

По материалам  http://24smi.orghttp://diletant.mediahttp://izbrannoe.com

Поделиться.

Комментарии закрыты