Фанни Ардан: «За свою любовь надо бороться»

0

Актриса представила ленту «Прекрасная эпоха» режиссёра Николя Бедоса. По сюжету фильма художник Виктор Дрюмонд (Даниель Отой) после 40 лет брака вынужден признать, что в отношениях с женой Марианной (Фанни Ардан) наступил полный штиль. Герой обращается за помощью в компанию, предлагающую оригинальные услуги – путешествие во времени. Виктор надеется таким образом вернуться в тот счастливый день, когда он познакомился и без памяти влюбился в свою Марианну.

 «Отношения нужно беречь»

– Мне кажется, что вы полная противоположность своей героине – женщине, бесконечно пилящей своего мужа, с которым прожила долгую жизнь. Вам сложно было работать над этим образом?
– Труднее всего было войти в состояние гневливой женщины, которая резка, саркастична и порой безжалостна по отношению к мужу, которого по-прежнему любит. А относительно долгих лет, прожитых в браке, у французов есть поговорка: «Когда любят, не считают».

– Но ведёт себя героиня так, как будто мужа ненавидит.
– Нет, это просто злость на него, которая родилась не на пустом месте. Она хочет разбудить в нём ту жизненную силу, энергию, в которую влюбилась когда-то давно и которая погасла под грузом времени. На самом деле таким образом моя героиня проявляет любовь. Ей так же, как и мне, важно бороться за то, что она любит.

– В фильме герои борются за свой брак при помощи перемещения во времени.
– Моя героиня как раз не использует метод перемещения. Это мужу нужно вернуться назад, чтобы вспомнить, как раньше было прекрасно. А ей с её жалким любовником, опереточным психоанализом не нужно никуда переноситься, потому что она любит мужа всё так же сильно. У неё все воспоминания в голове. В «Прекрасной эпохе» есть очень интересное и важное противопоставление. Муж жалеет о прошлом, а жена якобы идёт в ногу со временем – увлечена хай-теком, вечно возится с гаджетами. Но на самом деле она, по сути, лжёт себе, она притворяется. Ей просто хочется думать, что она так же молода. Мне кажется, это очень трезвый взгляд на сегодняшний день, который заключается в том, что надо быть современным, но главные человеческие качества, отношения, общение нужно беречь, сохранять неизменными.

– Как в обычной жизни, без перемещения во времени, бороться за свои чувства, если они вдруг начали угасать? Или борьба бесполезна?
– Может, не стоит сразу выставлять мужа за дверь, но в любви никогда не надо сдаваться, опускать руки и говорить: «Ну, а что ты хотела через 40 лет? Будем доживать». Нет, надо следить за любовью, как за ребёнком, который от недосмотра может уйти куда-то не в ту сторону и наделать глупостей.

– Вы всегда много работали. Всегда ли удавалось совмещать съёмки и семью, воспитание трёх дочерей?
– Надо спросить у моих детей, хорошо ли их воспитывали или нет. Но поскольку никто из моих дочек не захотел пойти в актрисы, то, скорее всего, у них выработалось отвращение к актёрской профессии.

– Почему?
– Быть актрисой – это значит по несколько месяцев не бывать дома. Зато потом ты приезжаешь и всё время отдаёшь семье. Мне нравится мой выбор. Конечно, моя семья не похожа на семьи журналиста, банкира или пекаря, которые хоть и живут постоянно дома, но целыми днями работают и лишь в выходные или в отпуске навёрстывают упущенное общение. Меня дети либо вообще не видят, либо я присутствую в их жизни очень интенсивно. Не знаю, насколько они счастливы с такой мамой, но мне всегда нравится быть с ними.

О секретах женской красоты

«Моя фигура – это знаменитая французская генетика в чистом виде. Отец у меня был очень стройный, худой человек, он был кавалерист. Бабушка моя тоже была худая. Но когда мы приходим в этот мир… тут как в покере – как карты лягут на стол. Мои сложились так. Моя мама, кстати, была кругленькая, и она как раз всю жизнь сидела на диете. Папа терпеть этого не мог и в конце концов сказал ей: «Я предпочитаю толстушек!»

«Я абсолютно неспортивный человек. Моя вина! Я всегда думала, что жизнь слишком коротка, времени слишком мало и я буду тратить его на то, что я по-настоящему люблю, а люблю я читать, играть на фортепьяно, много других вещей. Зачем тратить половину жизни на спорт?!»

«Я считаю, что очень важно, чтобы женщины красились, использовали макияж. Это ведь тоже своеобразное средство защиты кожи. Я получила религиозное воспитание, училась в христианской школе, а краситься начала с 15 лет. И каждое утро монахиня указывала мне на дверь, говоря: «Так. Быстро в туалет! Умываться!» Я крашусь и на выход, и для себя, для своей внутренней жизни. Если я совсем не крашусь, это значит, что я вдруг потеряла желание жить, потеряла вкус к жизни. И тогда я, конечно, выхожу без макияжа, но одновременно как бы и говорю: «Вы мне все так надоели, что я с вами жить не хочу!» Я думаю, что, когда женщина переживает любовную драму, она перестаёт краситься, потому что начинает плакать».

«Я люблю духи и часто меняла их на протяжении всей своей жизни. Сейчас мне нравятся чуть тяжеловатые арабские ароматы. Нам часто кажется, что всё на свете было изобретено на Западе, в европейских странах. Нет, это неправда. Когда приезжаешь на Восток, понимаешь, сколько всего там было изобретено, в том числе и для усиления женской прелести. Ароматы, да и макияж сам по себе – всё это было изобретено там».

«На моих украшениях практически одни змеи. Так вышло случайно. Первое кольцо, которое мне подарили, было выполнено в виде змеи. И так само собой пошло-поехало. Все кольца, что на мне, дарёные».

Мария Позина
Metro

Поделиться.

Комментарии закрыты