Ирина Мирошниченко: «Мама загадала, чтобы я стала звездой»

0

Ирина Мирошниченко – актриса, снискавшая равный успех на театральных подмостках, в кино и на эстраде. Ее по праву можно назвать дивой, живой легендой. В этом году Ирина Петровна отмечает юбилей – 55 лет служения Московскому Художественному театру.

– Ирина Петровна, ваше желание стать актрисой – это воплощение мечты из детства?
– Вы знаете, наверное, это скорее от мамы, потому что она очень хотела, чтобы я стала актрисой. Когда я повзрослела, мама рассказала мне такой случай. Во время войны, будучи беременной, она попала в эвакуацию, ей пришлой рожать меня в городе Барнауле. И когда я родилась в пять утра, моя мама вдруг увидела, как на темном небе загорелась звезда. Она загадала: чтобы ее дочь тоже стала звездой. Рассказала она мне это перед своим уходом. И вот это ее огромное желание, чтобы из меня действительно получилась актриса, чтобы жизнь не прошла зря, наверное, и двигало мной. Все мое детство мама муштровала меня и требовала очень многого. Теперь я понимаю, что она просто меня безумно любила и очень хотела, чтобы я стала лучше.

– Вы написали книгу под названием «Расскажу» – в ней пишете, что ваша мама тоже мечтала стать актрисой.
– Да, мама училась в театральном институте в Москве при Театре Таирова, теперь это Театр имени Пушкина. А потом она встретила моего папу, поженились. Потом разразилась война, папа ушел на фронт, а мама с моим братом поехали в эвакуацию. Попали в город Барнаул, ее приютили добрые люди. Когда однажды я попала с концертом в этот город, меня повезли на улицу, где сохранился родильный дом, в котором я была рождена. Я маме благодарна безмерно. Очень хочется оказаться в прошлом и все ей вернуть. Но теперь ее со мной нет, и от этого мне грустно.

У нас с мамой были очень близкие и трогательные отношения. Она мечтала, чтобы я добилась всего того, чего она не добилась сама, отсекая все ненужное, лишнее в жизни. Она была совершенно нацелена на актерство и дала мне в жизни невероятные крылья и силу. Таких мам мало. Вообще это особое поколение женщин, которые пережили страшную войну, но при этом сохранили силу духа, всегда верили в любовь, в людей, сохранили себя и достойно прожили свою жизнь.

– Когда мечта вашей мамы осуществилась и вы стали профессиональной актрисой, то сразу попали работать во МХАТ.
– Не скрою, вначале мне казалось все немножко нафталинным во МХАТе. И наши легендарные актрисы тоже. Это свойственно молодому поколению. Мне хотелось делать все по-другому. Но потом, став постарше, я увидела, насколько наши актрисы-мэтры Тарасова, Андровская, Еланская, Степанова безумно интересны. Они все были звездами, но тогда это слово не употреблялось. Актрисы были настоящими Мастерами, у которых мы учились. И если я состоялась в Московском Художественном театре, то, прежде всего, благодаря его старейшим, уникальнейшим людям.

– На встрече со зрителями в «Мхатовских пятницах» вы рассказали о том, что режиссер Олег Ефремов сыграл огромную роль в вашей жизни. Но также ваши поклонники узнали об одной истории, когда Ефремов уволил вас из театра.
– На самом деле это смешная история, о которой я спустя много лет вспоминаю спокойно. Когда Олег Ефремов пришел руководить театром, у меня за плечами уже накопились большие работы в кино. Я часто ездила со своими фильмами по разным зарубежным фестивалям представлять страну. И вот в очередной раз министр культуры Ермаш отправляет меня на неделю фильмов в Мексику. Я представляла целых три фильма со своим участием. Во МХАТ было написано письмо с просьбой отпустить меня в поездку. Главных ролей на тот момент у меня не было, если не считать небольшую роль в постановке «Эшелон».
Прихожу к директору театра, приношу письмо.

Он берет этот документ и закидывает в самый дальний ящик. Проходит пара недель, подходит срок, я постоянно интересуюсь, прочитали ли мое письмо. В ответ – тишина. А меня уже оформили в поездку, выдали загранпаспорт, валюту. Я должна присутствовать на государственном мероприятии, не могу подвести людей и поэтому улетаю. Возвращаюсь обратно, захожу в театр и вижу, что висит приказ о моем увольнении. Я бегом к директору, там на меня даже не смотрят. И только секретарь мне говорит: «Ирочка, как вы могли так поступить?» Захожу к Ефремову – он тоже не желает со мной говорить, в общем, уволена. Иду по коридору вся в слезах, и тут навстречу министр культуры. Кидаюсь к нему с просьбой: «Так, мол, и так. Помогите». На мое счастье, он позвонил Ефремову и спокойно объяснил, что я не гулять ездила, а работать и представлять страну. Меня восстановили, но влепили выговор. Вот такая однажды случилась история, но в целом вспоминается о нашей работе только самое хорошее.

Всегда испытывала к людям невероятную открытость, симпатию и доверие. Так получилось, что в жизни мне попадались всегда очень хорошие люди, я даже не могу вспомнить плохих. И поэтому каждый раз, открывая для себя нового человека, я вижу только хорошее. А все остальное стараюсь не замечать или прощаю.

– На съемках фильма «Дядя Ваня» режиссер Андрей Кончаловский ставил перед вами уникальные задачи. Он находил какие-то особенные слова?
– Это совершенно удивительный фильм. Это одна из самых лучших, на мой взгляд, работ в кино и прежде всего одна из лучших работ тонкого, умного режиссера Андрея Кончаловского по пьесе талантливого Антона Павловича Чехова. Он утвердил меня на эту роль из множества других претенденток и, конечно, работал с каждым актером индивидуально. Что он говорил остальным, я не знаю, но меня настраивал на роль такими словами: «Понимаешь, ты должна вот так сидеть, а у тебя кончики пальцев должны быть мокрыми и холодными от волнения, от предчувствия, от ожидания».

А вся сцена строилась на том ощущении трепета человека, который сидит с другим человеком, когда ничего нельзя, но очень хочется. И я с таким ощущением вошла в сцену, и она действительно получилась очень загадочной и нервной. Эту сцену было очень трудно сыграть, потому что с холодными ощущениями ее невозможно рассчитать. Ее нужно было прочувствовать. Кончаловский сумел создать такую атмосферу, и мне режиссерские его установки были невероятно понятны. Мне кажется, что для многих женщин это очень знакомое чувство, когда попадаешь в такую ситуацию – хочется, но нельзя…

– Можно подробнее узнать о вашей случайной встрече с Тарковским и как вас утвердили на роль в фильме «Андрей Рублев»?
– У нас получилось очень интересное знакомство. Однажды в перерыве между лекциями я пришла и заказала кофе. За соседним столиком сидит молодой человек и очень внимательно на меня смотрит. Делаю вид, что его не замечаю. А он все смотрит. Мне хотелось сказать ему: «Я замужем. Что вы себе позволяете», но не стала. Расплатилась и ушла. На следующее утро раздается звонок. «Ирина, пожалуйста, приезжайте на «Мосфильм», вас хочет увидеть режиссер Андрей Тарковский. Он начинает снимать фильм «Андрей Рублев». Приезжаю на «Мосфильм» и к своему удивлению вижу того молодого человека. Тарковский. Он смеется и спрашивает: «Вы меня узнали?» – «Конечно, узнала». Мне сделали грим, надели парик, сделали пробы. После этого утвердили на роль Марии Магдалены. А когда началась работа, я увидела, какой он потрясающий и гениальный режиссер. И как он красиво сумел показать зрителям мир великого художника, который писал иконы. У всей съемочной группы было необычайно эмоционально приподнятое настроение, пожалуй, я редко встречала такое за свою жизнь.

Анжела Якубовская
«За Калужской заставой»

Share.

Comments are closed.