Топ-100

Климент Тимирязев: «Растение – посредник между небом и землёю»

0
Он прославился своими исследованиями фотосинтеза

Ученый настойчиво пропагандировал идеи Дарвина и всячески способствовал просвещению народа. За свою жизнь он написал множество научных трудов, самым известным из которых стала книга «Жизнь растений».

Интерес к науке

Его отец происходил из рода татарских князей-чингизидов, чей предок Темир-Гази бежал из Орды на Русь, не захотев принять ислам. Мать Аделаида Клементьевна – из франко-немецко-английского семейства баронов фон Боде. Родившись в Англии, она в 18 лет вышла замуж за овдовевшего статского советника Аркадия Семёновича Тимирязева.

Семья, в которой росли восемь детей от двух браков отца, жила скромно; больше всего в ней ценились книги и знания. Мать учила отпрысков всем языкам, какие знала сама, читала сказки и стихи. Аркадий Семёнович вносил свой вклад в воспитание, прививая детям свободомыслие. Несмотря на службу империи – занимал должность начальника таможенной службы Петербурга, он был убеждённым республиканцем – грозил раздать сыновьям, когда они вырастут, ружья и отправиться с ними штурмовать Зимний – «оплот всей неправды».

Сыновья, однако, предпочли более созидательные занятия. Василий стал литератором, Дмитрий – видным экономистом, Николай – боевым генералом. Младший, Климент, родившийся в июне 1843 года, с детства полюбил науку. На даче под Петербургом он таскал домой растения и букашек, рассматривая их в подаренный отцом микроскоп. Брат Дмитрий, увлекавшийся химией, научил его ставить опыты. Из-за слабого здоровья Климент не посещал школу, готовясь к поступлению в университет с домашними учителями. Он свободно владел английским, французским, немецким, а еще увлекался пейзажной фотографией, любил музыку и изобразительное искусство.

Тем временем неосторожные высказывания отца заметило начальство, и он был уволен. Клименту пришлось помогать семье, занявшись переводами английских романов. Позже, обращаясь к студентам, он говорил: «С пятнадцатилетнего возраста моя левая рука не израсходовала ни одного гроша, которого не заработала бы правая».

В 17 лет он поступил на юридический факультет Петербургского университета, с которого тут же перешёл на физико-математический – там преподавались естественные науки. В 1861 году, приняв участие в студенческих волнениях, он был исключён из вуза, но уже через год остался там вольнослушателем. Это позволяло посещать лекции таких корифеев, как химик Дмитрий Менделеев, физиолог Сеченов и ботаник Андрей Бекетов (дед поэта Александра Блока). По их ходатайству отлично занимавшегося юношу допустили к выпускным экзаменам, и он получил золотую медаль за работу «О строении печёночных мхов». Еще в университете Тимирязев считал необходимым любые теории проверить опытным путем и для этого сконструировал совершенно новые приборы, многие из которых используют до сих пор. Талант Тимирязева заметили в Министерстве народного образования и отправили на два года стажироваться в Англию и Германию.

Другим важным этапом в жизни Тимирязева стала поездка в приволжские степи, где он с подсказки Менделеева изучал влияние удобрений на рост урожайности. В 1870 году он защитил магистерскую диссертацию на тему «Спектральный анализ хлорофилла» и получил кафедру ботаники в Петровской земледельческой академии в Москве. А в 1872 его пригласили в Московский университет на должность приват-доцента. В этих учебных заведениях Тимирязев проработал более 30 лет и сделал свои главные открытия, которые принесли ему славу.

«Растение – истинный Прометей, похитивший огонь с неба»

Главные исследования Тимирязева касались фотосинтеза. До него было известно, что на свету растения преобразуют углекислый газ и воду в органические вещества. Но как это происходит, ученые не понимали. Чтобы наконец-то разобраться в процессе, Тимирязев направлял на растения свет, пропущенный через цветные жидкости. Он установил, что красные и синие лучи поглощаются лучше желтых, и от этого зависит интенсивность разложения углекислоты. Но главное — именно Тимирязев понял, что свет усваивается благодаря зернам хлорофилла, которые придают растениям зеленую окраску.

Тимирязев первым высказал мнение, что хлорофилл не только физически, но и химически участвует в фотосинтезе, предвосхитив современные представления. Своими опытами он доказал, что закон сохранения энергии полностью распространяется также и на процесс фотосинтеза, хотя большинство исследователей того времени это отрицало.

«Растение – посредник между небом и землёю, – писал Тимирязев. – Оно – истинный Прометей, похитивший огонь с неба. Похищенный им луч солнца горит и в мерцающей лучине, и в ослепительной искре электричества. Луч солнца приводит в движение и чудовищный маховик гигантской паровой машины, и кисть художника, и перо поэта».

Заслуги Тимирязева были признаны во всем мире. Климента Аркадьевича избрали почётным членом Лондонское королевское общество, университеты Кембриджа, Глазго, Женевы. Ему предлагали работать в научных лабораториях Англии и Франции.

Еще студентом Тимирязев одним из первых перевел на русский язык главы знаменитой книги Дарвина «О происхождении видов путем естественного отбора», вышедшей в 1859 году в Англии, и в 1864 написал для журнала «Отечественные записки» серию статей «Книга Дарвина, ее критики и комментаторы», а в следующем году собрал эти статьи в книге «Краткий очерк теории Дарвина», которая многократно переиздавалась с дополнениями и приложениями. Положения дарвиновской теории обсуждались на кафедрах, в публичных лекциях, периодической печати. В 1877 году Климент Аркадьевич, будучи в Англии, встретился с Дарвином, и подарил свою книгу. Та беседа с английским ученым оставила у Тимирязева глубокое впечатление.

Климент Аркадьевич был не только теоретиком — он мечтал, что его знания пригодятся в сельском хозяйстве. Тимирязев писал: «При выборе своей научной специальности, физиологии растений, я в известной степени руководствовался и ее отношением к земледелию, определяя это отношение весьма просто: «Наука призвана сделать труд земледельца более производительным». Он построил первую в России и третью в мире научно оснащенную теплицу – вегетационный домик, а в 1896 году организовал на Всероссийской выставке в Нижнем Новгороде показательную опытную станцию с таким же вегетационным домиком. Тимирязев написал более 100 книг и статей, где понятным языком рассказывал о воздействии света на растения и способах повышения урожайности, об истории развития естествознания и открытиях крупнейших европейских ученых. Он писал: «С первых шагов своей умственной деятельности я поставил себе две параллельные задачи: работать для науки и писать для народа, т.е. популярно». С той же целью Тимирязев проводил публичные лекции с обязательной демонстрацией опытов и точным изложением фактов, и эти выступления пользовались огромной популярностью, особенно среди студентов.

Один из учеников Петровской академии, В. Г. Короленко, вывел Тимирязева в своей повести «С двух сторон» под именем профессора Изборского. «У Тимирязева были особенные симпатические нити, соединявшие его со студентами, хотя очень часто разговоры его вне лекции переходили в споры по предметам вне специальности. Мы чувствовали, что вопросы, занимавшие нас, интересуют и его. Кроме того, в его нервной речи слышалась истинная, горячая вера. Она относилась к науке и культуре, которую он отстаивал от охватившей нас волны «опростительства», и в этой вере было много возвышенной искренности. Молодёжь это ценила», – писал Короленко.

Несмотря на международное признание, власти недолюбливали вольнодумного профессора. В 1892 году Петровская земледельческая академия была закрыта из-за неблагонадежности, и Тимирязев потерял работу. Через шесть лет его исключили из штата Московского университета, но оставили заведовать ботаническим кабинетом. В 1911 году Тимирязев окончательно покинул Московский университет, подав в отставку вместе с другими профессорами в знак протеста против распоряжения министра народного просвещения Кассо о введении полицейского надзора во время занятий.

По семейной традиции, ученый был равнодушен к быту, всего себя отдавая работе. Его супругой стала Александра Готвальт, дочь московского полицмейстера Алексея Ловейко. Когда Александра познакомилась с Климентом, она уже была замужем за Готвальтом, коллегой Тимирязева по академии. Поскольку супруг отказался давать ей развод, Тимирязевы двадцать лет, до смерти Готвальта, прожили в гражданском браке. Их сын, Аркадий Тимирязев, в будущем физик, являлся, по сути, байстрюком – внебрачным ребенком, и не имел права носить фамилию отца. Именно поэтому Климент Аркадьевич Тимирязев вынужден был подавать прошение, чтобы ему дозволили усыновить собственного сына. Это прошение было удовлетворено императором в 1888 году.

После 1917 года Тимирязев был вновь избран профессором Московского университета, но из-за слабого здоровья уже не читал лекции. 28 апреля 1920 года Климент Аркадьевич умер от пневмонии.

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам histrf.ru, nauka.tass.ru

Share.

Comments are closed.