Кончаловский: «Я похож на Микеланджело, а он на меня»

0

Картину «Грех» о Микеланджело режиссер снимал в Италии, в главных ролях — итальянцы. Лишь одна эпизодическая роль без слов досталась музе Андрея Кончаловского — его супруге Юлии Высоцкой.

— Пришлось ли для фильма изучать тома трудов о Микеланджело — исторических, искусствоведческих, биографических?
— Книжек об этом уникальном человеке очень много — замечательных и интересных. Советую почитать. Одна из них о Сикстинской капелле. Есть еще книга «Богатство Микеланджело» — там рассказывается, как и сколько он зарабатывал и на что тратил деньги. Тогда уже вся бухгалтерия была налажена хорошо: дебет, кредит, в какой банк отправил сбережения и так далее. Но чем больше книжек, тем сложнее писать сценарий, потому что все факты жизни Микеланджело очень хорошо известны и документированы — например, его письма домой, переписка с сильными мира сего, переписка с семьей и другие. Когда мы писали сценарий об Андрее Рублеве, было проще, потому что фактов известных очень мало и можно было немного фантазировать. Мне очень хотелось, чтобы люди полюбили Микеланджело, даже если не знают его скульптур. Я его знаю и люблю. Я на него похож, а он похож на меня.
— Я знаю, что у вас в фильме снимались и непрофессиональные актеры.
— Когда мы стали искать исполнителей на некоторые роли, то поехали в Каррару (местность в итальянских Альпах, где находятся старинные каменоломни. — Прим. В. Х.). Там три тысячи лет добывают мрамор, его использовали изначально еще для великих античных статуй. И в этих деревнях, которым по три тысячи лет, живут люди, из поколения в поколение добывающие мрамор. Туда никого не пустят чужого, чтобы он работал там также на мраморе, это очень плотный класс людей. Они ходят по этим отвесным скалам, как горные козлы, они висят над этими пропастями.
Мне было страшно каждое утро, когда мы там снимали. Но я понял тогда, что нет никакого смысла везти сюда массовку: люди просто не смогут тут ходить. И я снимал этих жителей, нашел 50 человек. У меня есть опыт работы с непрофессиональными артистами. Это уникальные люди: эти лица не могут врать. У меня в фильме три главных героя: эти люди — каррарцы, кусок мрамора и Микеланджело. Это то, что определило фильм. Некоторые моменты даже не были прописаны в сценарии — они импровизировали. Да и сочинить это все было бы невозможно: жизнь богаче любого воображения!
— В чем главный грех героя?
— Что бы вы ни подумали, я скажу: это правда! (Смеется.) Нет смысла по-другому отвечать. Вот вы как зритель посмотрели картину, вышли и озадачились: «В чем же в этом фильме все дело?» И это хорошо. Если мне пояснять каждый раз, что же я имел в виду, то мне надо было бы тогда выступать перед каждым сеансом в кинотеатре. Поэтому, что бы зритель ни подумал, мы обречены говорить: «Вы правы!»
— У вас есть какой-то принцип, которого вы придерживаетесь во время работы над фильмами?
— Наверное, надо, чтобы было два фактора. Первый — любить характер и любить человека, о котором делаешь фильм, и потом передать эту любовь зрителям. И второй — это суть. Каждый ищет свою суть — в жизни, в произведении, в правде и так далее. Можно сделать фильм очень современным — про нашу с вами жизнь, про каждого из нас, — и все будет ложь. А можно сделать так, что будет правда, и она будет чувствоваться.

Валерия Хващевская http://uv-kurier.ru

Поделиться.

Комментарии закрыты