Топ-100

Леонид Якубович: «Не собирался писать автобиографию»

0

О том, что остаётся за кадром «Поля чудес», поговорили с Леонидом Якубовичем, который не только делает и ведёт знаменитую передачу, но ещё пишет книги, стихи, сценарии, снимается в фильмах и играет в театре.

— Леонид Аркадьевич, прошедший год для вас был полон событий.
— Да, это так. Мой юбилей 75 лет — цифра, которую я не понимаю, и не знаю, о ком идёт речь. Потом — 30 лет программе «Поле чудес». Потом я выпустил свою вторую книгу «Плюс-минус 30: невероятные и правдивые истории из моей жизни». Ещё я дебютировал во МХАТе имени Горького в очень серьёзной постановке «Лавр», где сыграл одну из ролей.

— Как складывается ваша жизнь с поправкой на пандемию?
— Складывается таким образом, что я не могу никого подвести. Я не могу не ходить на съёмки передачи — это исключено. Я не могу не пойти на спектакль, на репетицию — это тоже исключено. Конечно, я тревожусь, потому что с течением времени всё глубже и глубже понимаю, насколько это опасно. Огромное количество людей выкарабкивается, слава богу. Но четырёх близких мне людей я потерял. Я сделал первую прививку от коронавируса, совсем скоро подходит срок сделать вторую вакцинацию, а дальше видно будет.

— В конце прошлого года вы выпустили книгу — я бы сказала, что она автобиографическая. Там много интересных рассказов.
— Я не собирался писать автобиографию, но настояли в редакции. Я писал и писал — и дописал до того момента, как пришёл работать на телевидение. Об остальном писать бессмысленно, потому что тут про меня и так все всё знают. И даже более того: обо мне знают даже больше, чем я сам! Я с большим удивлением читаю в Интернете про то, что со мной в жизни не происходило никогда. Но интересно открывать для себя что-то новое. (Смеётся.)

— Кстати, а много правок было внесено в вашу книгу редакторами?
— Я не люблю редакторского вмешательства. Но в этот раз всё было хорошо, с моим текстом работали очень аккуратно. А вот воспоминания о других проектах — с правками — у меня есть. Особенно остро это проявилось, когда по моей повести был снят фильм «Дедушка моей мечты». Сначала я чуть не убил Аркадия Инина, который стал объяснять, как пишется сценарий для кино, и когда кусками выдёргивали дорогие для меня вещи. А потом мы вдвоём с Ининым чуть не убили режиссёра Александра Стриженова, который вообще всё исправил и сказал: «Всё, что вы написали, можно выразить одним взглядом». (Смеётся.)

— Я знаю, что сейчас идёт разговор ещё об одной книге, которую надо выпустить. Многое не вошло в эту?
— В эту книгу не вошло, наверное, больше половины того, что написано. Например, не вошли, как я их называю, «поздравлялки». Очень много лет по поводу любого праздника — дня рождения и прочих — я писал поздравления. Они забавные, смешные и очень личные. И к каждому подобному поздравлению, если мы их решим издавать, придётся писать преамбулу: кому, почему, по какому поводу и так далее. У меня были милейшие взаимоотношения с Лёвушкой Дуровым, с которым нас связывало поразительное товарищество. Я не знаю, как бог складывал, но это было каждый раз: когда он попадал в больницу, открывалась дверь в его палату — и входил я ещё до того, как приходил его лечащий врач. И мы хохотали по этому поводу невероятно, он был смешливым человеком. И я ему писал гигантские письма в стихах. И он хохотал, ему это жутко нравилось. Их было очень много, и они сохранились у Кати, его дочери. Для меня всё это очень дорого.

Валерия Хващевская
«Юго-Восточный курьер»

Share.

Comments are closed.