Мерил Стрип: «Счастлива, что реализовалась не только как актриса»

0

Ее называют женщиной с тысячью лиц, актрисой-хамелеоном и самой интеллектуальной звездой Голливуда.

«Я вовремя поняла, что мой нос — мой характер»

Полное имя артистки – Мери Луиза, и родилась она 22 июня 1949 года в американском городе Саммите, в семье служащего фармацевтической компании и художницы. Предки Мерил были испанскими евреями, эмигрировавшими в Голландию в XV веке. Оказавшись в новой стране, они, не зная языка, подписывались черточкой, отсюда и фамилия Стрип. В США Мерил получила начальное образование в воскресной школе. Впрочем, оттуда ее в 12 лет вышибли за «плохое поведение» – неожиданно проснувшуюся страсть к драматическому искусству: в школе Мерил постоянно смешила одноклассников, пародируя учителей.

Мери Луиза слыла гадким утенком: темные волосы, очки, длинный нос. Став старше, она принялась ломать стереотипы: перекрасилась в блондинку, сменила очки на контактные линзы, но никогда не думала о ринопластике: «Я вовремя поняла, что мой нос — мой характер». Характерных актрис на американской сцене, изобилующей красотками, немного, поэтому еще в годы учебы в Йельском университете на отделении драмы Мерил была нарасхват.

Однажды ясным декабрьским утром 1975, когда вся Америка была охвачена предпраздничной лихорадкой, в квартире Мерил зазвонил телефон, и директор Public Theater в Нью-Йорке Джозеф Папп предложил начинающей актрисе главную роль в постановке «Око за око». Он спросил, нет ли у нее желания сыграть также французскую принцессу в «Генрихе V» — сразу две роли, причем Папп даже не знал, сможет ли новенькая, не споткнувшись, пройти по сцене. С пьесы «Око за око» начался грустный роман Мерил с актером Джоном Кейзелом, более известным как Фредди Корлеоне из «Крестного отца» Копполы. Влюбленные уже подумывали о свадьбе, когда у Кейзела обнаружили саркому.

Стрип использовала все возможности, стараясь отвлечь Джона от роковой неизбежности. Вместе они проводили вечера, читая его любимые книги и совершая прогулки. Однако актрису ждали съемки. Еще до болезни Джона она подписала договор об участии в телефильме «Холокост». Проект получил 8 премий «Эмми», в том числе и за лучшую женскую роль, Но на церемонии вручения Стрип не появилась — Кейзелу оставалось жить две недели. Мерил переехала к нему в больницу, став заботливой сиделкой и последним утешением. Джон умер 12 марта 1978 года в возрасте 42 лет. Его смерть совершенно опустошила Мерил. В интервью полгода спустя она призналась: «Что бы я ни делала, во мне живет боль. Она оставляет отпечаток на всем, что происходит».

«Я шофер и добытчик денег»

Вайнона Райдер, снимавшаяся со Стрип в «Доме духов», как-то заметила: «У Мерил настолько сильный характер, что, по-моему, параллельно со съемками и заботой о муже и детях она вполне могла бы командовать вооруженными силами страны». В чем же секрет игры актрисы? «Для начала я стараюсь найти в персонаже то, что у меня есть с ним общего, – рассказывает Мерил. – А потом добавляю то, что поняла, играя других персонажей в своей жизни. На самом деле мне нравится то, что женщин, роли которых исполняю, тяжело понять, и я становлюсь в каком-то смысле их переводчиком».

Со своим мужем Мерил познакомилась через некоторое время после смерти Кейзела. Брат актрисы организовал ей временное жилище в студии у своего приятеля скульптора Дональда Гаммера, который уехал на время в Европу. Но тот вернулся раньше назначенного срока, и поскольку Мерил идти было некуда, предложил ей пожить в небольшой комнатке при мастерской. Со временем они подружились.

Через три месяца Дональд Гаммер «сам не зная почему», сделал Мерил предложение. «Мне казалось, что я выгляжу идиотом, вторгшимся в чужую жизнь, но… Она ведь согласилась!» – вспоминает Гаммер. Он оказался чутким и понимающим человеком – не требовал от супруги, чтобы она немедленно выкинула из головы Кейзела. Наоборот, поставил на собственные средства покойному памятник. Через несколько месяцев после женитьбы в семье Гаммера и Стрип появился сын Генри. Сейчас у пары уже четверо детей.

Именно «роли» жены и матери Стрип называет самыми совершенными из созданного ею лично. Она сама гладит себе рубашки, утверждая, что это непревзойденный способ релаксации, избавляющий, вдобавок, от опьянения славой. Лучше Мерил с утюгом управляется только ее дочь Грейс. Дома королева фабрики звезд чувствует себя так же, как все остальные матери детей, не всегда прислушивающихся к родительскому мнению. «Я шофер и добытчик денег», — говорит она, впрочем, как обычно, замалчивая собственные достижения. Отнюдь не все отпрыски голливудских мам ухитряются вырасти без наркотиков, побегов из дома и проблем с полицией, а дети Мерил и Дона счастливо избежали подобных выходок.

Папарацци много раз пытались подловить Мерил на флирте с коллегами, но получалось как-то невнятно и неубедительно. «Я восхищен ею, но роман… нет, невозможно» — вот и все, что поведал Клинт Иствуд журналистам, ждущим сенсации после совместной работы в «Мостах округа Мэдисон». Однажды в одном из интервью Мерил спросили, в чем секрет удачного брака. «В доброй воле, гибкости, и… умении вовремя заткнуться», — ответила она.

«Я счастлива, что смогла реализоваться не только как актриса, но и как женщина, – говорит Мерил. – Мне жаль тех моих коллег, кто общается лишь со своими адвокатами, ассистентами и артистическим окружением и не знает ничего другого в жизни. Конечно, было бы хорошо, если бы я могла еще писать или иллюстрировать детские книжки, или, например, бросить все и уехать на всю осень на рыбалку. Но, нет, я просто актриса. Человек, который воплощает идеи других. И ничем иным заниматься я не могу».

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам «Алеф» , Metro , G-Media

Поделиться.

Комментарии закрыты