«Он изобретёт нам ковёр-самолёт!»

0

Не каждому выдается такая судьба – стать именем нарицательным. Сегодня скажешь «кулибин» – и всякому ясно: речь идет о мастере на все руки, толковом, сообразительном и изобретательном.

Гений из глубинки

Настоящий живой Кулибин о себе говаривал так: «Все свои мысли на изобретение казне и обществу полезных машин». Таких машин набралось предостаточно: часы, лифт, прообраз парохода – водоход, самобеглая коляска, микроскоп, прожектор…

Писатель Юрий Кларов рассказал о рождении этого человека в жанре исторического детектива. Нижегородский купец Михаил Костромин купил в Санкт-Петербурге часы злого волхва, лекаря и чернокнижника Бомелия, жившего при дворе Ивана Грозного. Часы с «зодейными знаками» двенадцати созвездий небесной сферы сразу после покупки испортились. А в ночь на 10 апреля по старому стилю 1735 года семью нижегородского купца разбудил громкий петушиный крик – часы ожили. В окнах соседнего дома, где жил торговец мукой Петр Кулибин, горел свет – купеческая жена разрешилась от бремени.

Иван Петрович Кулибин на самом деле родился 21 апреля по новому стилю 1735 года в купеческой семье в слободе Подновье Нижегородского уезда. Грамоте и счету он обучился у местного дьячка. Механику Кулибин осваивал самостоятельно. Не все одобряли его занятия: некоторые считали его колдуном. Люди образованные и умные, напротив, ценили и уважали гениального механика-самоучку.

Очень скоро Кулибин стал мастером часовых дел, молва о нем разнеслась по всему родному Нижнему Новгороду. Инвестиции земляка купца Михаила Костромина позволили Кулибину создать часы в форме яйца с многочисленными механическими устройствами. В них каждый час растворялись маленькие двери, за которыми виднелся Гроб Господень, с вооруженными по сторонам стражниками. Ангел отваливал камень от гроба, воины падали ниц, являлись две мироносицы Марфа и Мария – звучал пасхальный тропарь «Христос воскресе». Этот театр-автомат состоял из 427 деталей!

Эти часы Иван Кулибин преподнес Екатерине Великой во время ее посещения Нижнего Новгорода в 1767 году. Помимо часов, императрица осмотрела другие изобретения мастера. Восторгу императрицы не было предела. Екатерина Алексеевна поняла, что перед ней русский самородок, без специального технического образования создавший устройства, аналогов которых не было в высокотехнологичных странах Западной Европы.

Кулибина и спонсора Костромина приветили при царском дворе. Вспоминают, что сам знаменитейший Суворов, увидев Кулибина на другом конце залы, быстро подошел и отвесил низкий поклон. Затем полководец взял его за руку, спросил о здоровье и, обращаясь ко всему собранию, проговорил: «Помилуй бог, много ума! Он изобретёт нам ковёр-самолёт!»

Потратил деньги на вечный двигатель

Ковра-самолёта Иван Петрович не изобрел. А вот трехсотметровый арочный мост через Неву спроектировать попытался. После успешно проведенных испытаний модели этого моста Кулибина поздравил математик Леонард Эйлер: «Теперь вам остается… построить нам лестницу в небо».
Кулибин 30 лет заведовал механической мастерской Петербургской академии наук, где под его руководством строили станки, астрономические, физические и навигационные приборы.

Знаменитый фонарь с отражателем, механическая нога, то есть, первый ножной протез, самоподъемное кресло в Зимнем дворце – то есть, первый лифт, машины для добычи соли – всех технических выдумок Ивана Петровича и не перечислить. Недаром царица Екатерина наградила его именной золотой медалью с надписью: «Достойному. Академия наук – механику Ивану Кулибину».
В чертежах Кулибина самые миниатюрные детали прописаны в натуральную величину, своей точностью они поражают и современных инженеров. Грандиозные проекты башенных часов и миниатюрные часы в перстне, «планетные» карманные часы, в которых кроме часов, минут и секунд, можно было определить месяцы, дни недели, времена года и фазы Луны, — были чудом технической мысли.

Когда годы взяли своё, Кулибин вернулся домой, в Нижний Новгород. Здесь к исходу седьмого десятка лет он придумал способ движения судов вверх по течению реки. Опытный образец доказал, что прообраз парохода движется быстрее и гребных судов, и плавсредств на бурлацкой тяге. Но практического применения «водоход» Кулибина не получил.

Опередили свое время и не воплотились в жизнь и многие другие изобретения Ивана Петровича. Среди тех его придумок, которые были реализованы и принесли практическую пользу, – тот самый фонарь-прожектор с параболическим отражателем из зеркал. При слабом источнике он давал мощный свет и оттого пошел в дело: этим прожектором освещали цеха, его использовали в маяках.
Однако умер Иван Кулибин в бедности: все свои сбережения отец двенадцати детей потратил на создание вечного двигателя. Но это, как известно, ни одному изобретателю не удалось, поскольку противоречит законам физики.

Иван Петрович не курил, не употреблял алкоголь, не играл в карты. Писал стихи. Любил званые вечера, хотя на них только балагурил и остроумно шутил, располагая к себе добродушной словоохотливостью и прирожденным достоинством в облике.

Фамилия Кулибина оставила след и в литературе. Часовщик-самоучка из пьесы Александра Николаевича Островского «Гроза» носит фамилию Кулигин, прямо отсылающую к прототипу.

По материалам scientificrussia.ru, rusplt.ru

Поделиться.

Ответить

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.