Петр Кащенко: «Врач – не палач»

0
Это был один из величайших гуманистов своего времени

Он известен тем, что разработал основы организации лечения психических больных на основе прогрессивных идей.

Ссылка

Жизнь Петра Петровича Кащенко необыкновенна: родился в Тамбове 28 декабря 1858 (9 января 1859 года), но вырос на Кубани в Ейске. В детстве Петя часами разглядывал анатомические атласы, а в 14 лет уже мог довольно профессионально оказать первую помощь больному. Сомнений насчёт будущности молодого Кащенко ни у кого не было.

После смерти отца мать выхлопотала для сына-студента, учившегося в Киеве, стипендию в Московском университете, куда тот и перевелся. Однако окончить Московский университет отличнику Кащенко так и не удалось. Присоединившись к московскому студенческому братству, Петр стал активным участником революционного кружка и тут же попал на заметку в полицию. А когда студенты Московского университета собирали деньги на венок убитому народовольцами императору Александру II, активный участник народовольческого кружка Кащенко произнес пламенную речь в защиту жестких методов борьбы с царизмом, вскоре после которой был арестован, исключен из университета и отправлен в ссылку в Ставрополь Кавказский.

К тому моменту Петр Кащенко был женат, ему оставалось 2 месяца до конца учёбы. Естественно, ни о какой медицинской практике во время ссылки не было и речи. Единственное занятие, которое полиция сочла безобидным и разрешила Петру Петровичу, было — преподавание музыки и пения в местной женской гимназии, благо красивый баритон и отличный слух позволяли бывшему студенту давать такие уроки. Учитель музыки скоро прославился на весь город.

Лишь спустя четыре года Петру Кащенко позволили окончить образование, но только в Казанском университете, который стал настоящим центром неблагонадежных студентов. В 1889 году свежеиспеченного, но уже вполне взрослого доктора распределяют в Нижний Новгород, в тамошнюю психиатрическую лечебницу. Перед ним ставится задача – больница действует по старинке, ее требуется реформировать. Собственно, ее толком и не было. Существовало лишь психиатрическое отделение Мартыновской больницы. Оно, по словам старшего врача Д. Венского, было «не только не способно вылечивать больных, но и содержит в себе все данные для окончательного умственного убийства человека».

«Принцип нестеснения»

К этому моменту Кащенко успел и получить диплом врача, и поработать врачом-психиатром в психиатрической больнице-колонии. Она располагалась под Тверью, в селе Бурашово. Руководил этой колонией Литвинов, один из самых передовых людей своего времени. Пациенты жили не в палатах, а в уютных деревянных домиках, свободно расхаживали по территории, сами себя обслуживали.

В Нижнем Новгороде Петр Петрович берется за дело, засучив рукава. Объявляется курс на социализацию больных. Их уже не стараются максимально изолировать от общества, напротив – всячески стремятся вывести на люди. Сами люди с непривычки несколько напуганы, но это можно пережить. Смирительную рубашку – вон! Кащенко не уставал повторять: «Врач должен смотреть на смирительную рубашку как на страшилище, а на себя, если применяет ее, как на палача». Связывать больных не разрешалось ни в коем случае. Доктор называл все это принципом нестеснения.

Кащенко настаивал, что в больнице должно быть уважительное и внимательное отношение, хорошее питание и минимум медикаментов. Совместное чтение книг, любительские спектакли, чаепитие с самоваром и бубликами за круглым столом. Кащенко лично руководил больничным ансамблем и хором – пришлось вспомнить уроки музыки и пения, которые Петр Петрович давал девицам-гимназисткам в ставропольской ссылке. Шашки и шахматы. Футбол и гимнастика. Диетическое питание – этому аспекту Кащенко посвятил книгу под названием «Здоровый стол».

Конечно, трудотерапия. Петр Петрович писал: «Работа отвлекает больного от бреда, внося в его духовный мир новые ощущения и представления, приучает к порядку и дисциплине; без работы больной большей частью валяется на постели, привыкает к лени, опускается».

Дальше – больше. На базе нижегородской больницы создается так называемая Ляховская колония, где пациенты трудятся на огородах, в теплицах и в мастерских. Ну и, конечно, большая работа велась за пределами этих медучреждений. Обывателям не уставали объяснять, что пациенты – те же люди, ну а если чем-то отличаются, то незначительно. Сам Кащенко, кстати, свято в это верил. В частности, постоянно говорил, что грань между безумием и гениальностью практически неразличима.

Дошло до того, что заведующий начал подписывать договоры с местными мужиками. За определенную плату он определял пациентов в деревенские семьи. Тем в домашних условиях было гораздо комфортнее, часто болезнь отступала. Кащенко же в свою очередь следил, чтобы необычных постояльцев не обижали, нормально кормили-поили, относились бы к ним уважительно. При том «кормильцам», как их величал Петр Петрович, было строго-настрого запрещено называть их сумасшедшими. Сама же эта форма получила вполне научное название – посемейный патронаж. Заодно доктор проявил себя как менеджер – те полтора десятка лет, что он работал в Нижнем, местное купечество охотно раскошеливалось на «несчастненьких».

Новая должность

В 1904 году в Московской психиатрической больнице на бывшей даче купца Козьмы Канатчикова возникла вакансия главврача. Претендентов было много, «Новости дня» сообщали: «На вакантную должность главного доктора Алексеевской психиатрической больницы заявили желание конкурировать восемь лиц и в числе их из наиболее известных ныне и. о. главного доктора этой больницы г. Малышин, директор нижегородской психиатрической колонии известный психиатр П. И. Кащенко, г. Мендельсон и др.». Выбрали Петра Петровича. Доктор самозабвенно входил в новую должность – распорядился снять решетки с окон, вдвое увеличил жалованье персоналу, открыл мастерские, организовал театр и струнно-духовой оркестр. Вместо грозных санитаров и санитарок появились «дядьки» и «няньки». Но тут вдруг начались события 1905 года. И Кащенко тряхнул своей бунтарской стариной – невзирая на почтенный возраст, встал на баррикады, создавал летучие медицинские бригады. Затем возглавил один из многочисленных в то время нелегальных межпартийных Красных крестов. Это было что-то наподобие сообщества хирургов, которые оперировали, не сдавая своих пациентов властям. Красные кресты делали это не за деньги, а по убеждению. Петр Петрович лично укрывал революционеров – и здоровых, и больных. И это все без отрыва от основной деятельности. Конечно, Третье отделение прекрасно знало о не совсем законных похождениях маститого врача. Но его авторитет в психиатрии и в больничном менеджменте был так высок, что Кащенко предпочитали не трогать.

В начале 1909 года закончилось строительство Сиворицкой психиатрической больницы в 60 км от Санкт-Петербурга, и пост директора занимает Петр Кащенко. Больничный комплекс состоял из 30 зданий (из них 4 лечебных корпуса) на 925 га и был обеспечен электричеством, отоплением, водоснабжением, канализацией, телефонной станцией, оранжереей, огородами и садом, конюшней и скотным двором, мастерскими; также было здание для развлечений с церковью и театральным залом, площадка для крокета, футбольное поле, спортплощадка с гимнастическими снарядами, библиотека с сотнями книг и журналов. Большая часть больных лечилась бесплатно, причем медикаментозные средства использовались по минимуму, а в основном – трудотерапия, водолечение, больные учились играть на музыкальных инструментах и ставили спектакли-концерты, читали, смотрели кино. Питание было разнообразным, но диетическим. Кроме того, Петр Кащенко создал при больнице медицинскую школу для младшего медперсонала, в которой обучались полтора года. Да и условия работы для сотрудников больницы заслуживали внимания – твердый график работы, нормированный рабочий день, сравнительно высокая оплата труда, обеспечение жильем, питанием и культурным отдыхом. Сиворицкая больница при Петре Кащенко поддерживала постоянную связь с земскими медицинскими участками губернии, организовала систему наблюдения за выписанными пациентами и оказывала всестороннюю консультативную помощь, постепенно превращаясь в центр организационной психиатрии Санкт-Петербургской губернии. Петр Кащенко считал, что в области охраны психического здоровья приоритетными являются интересы больного, а не принцип «опасности больного для общества».

В 1918 году Петр Петрович переезжает в Москву и разрабатывает масштабный план организации психиатрической помощи. Он занял пост главы Центральной нервно-психиатрической комиссии при Наркомздраве и стоял у истоков создания новой формы внебольничной помощи душевнобольным – районной (диспансерной). Увы, доктора Кащенко подвело здоровье. Он страдал желудочным заболеванием, которое потребовало оперативного вмешательства. Однако операция вызвала осложнения, от которых Петр Петрович Кащенко умер 19 февраля 1920 года.

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам Miloserdie.ru, Diletant.media, M24.ru, psychiatr.ru

Share.

Leave A Reply

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.