Роман Мадянов: «Не делю людей на плохих и хороших»

0
Ему часто достаются роли отрицательных героев
Путь в кино у него начался довольно рано. После окончания школы за его плечами было уже с десяток киноработ, тем не менее, Мадянов решил получить профессиональное образование и пошел в ГИТИС. Сейчас в его фильмографии уже около 180 ролей.
«Скрывал при поступлении, что снимался в кино»
Роман родился 22 июля 1962 года в подмосковном Дедовске. Его отец, Сергей Вениаминович Мадянов, создал там несколько народных театров, был режиссером. С 1954 года работал на студии «Мосфильм», потом перешел на телевидение. Роман со своим братом Вадимом постоянно бывали на съемочной площадке, наблюдали за творческим процессом: «Как-то меня помощник режиссера однажды схватил за шиворот: «Ты кто?» – «А вон мой папа стоит!» И я попал в картину «Совсем пропащий» Данелии». Досталась главная роль – сорванца Гека Финна.
«Сейчас, когда по прошествии времени что-то отфильтровываешь в своей башке, понимаешь, какой это был кайф, – признается Мадянов. – Сколько было детской, пацанской радости, когда с уроков забирали на черной «Волге», на боку которой белыми буквами было написано «киносъемочная». Какие яркие ощущения, когда выходишь в кадр и видишь своих кумиров, которых видел только по телевизору: Евгений Павлович Леонов, Вахтанг Константинович Кикабидзе, Ирина Константиновна Скобцева. И все они говорят тебе замечательные слова».
К выпускному 10-му классу Мадянов понял, что ничего другого, кроме актерства, делать не хочет. Но для того, чтобы заниматься этим профессионально, надо окончить театральный вуз: «Я мог сразу поступить на второй курс во ВГИК, причем на любой курс, который набирался. Достаточно было сделать 2-3 звонка. Но отец категорически сказал, что никуда звонить даже не собирается, что я должен получить серьезное театральное образование. И я поступил в ГИТИС — правда, со второго захода. Театр ведь никогда не любил кино. Поэтому я тщательно пытался скрывать то, что я снимался до поступления, но это выяснили. После этого мне пришлось дать обязательство о том, что я не буду сниматься до 4-го курса, и я не снялся ни в одной картине больше».
Мадянов, не раздумывая, предпочел серьезное актерское образование киношной славе и все годы учебы основательно постигал тонкости мастерства: «Я хотел этого, я стремился к этому — научиться. И что касается творческих предметов, непосредственно относящихся к актерскому мастерству, так там получить четверку — это было очень хорошо, и я не мог себе позволить получить четверку».
«Я не привык отказываться от работы»
Со своей супругой Натальей актер познакомился в театре, она работала осветителем после театрального техникума. У пары родился сын, которого тоже назвали Романом. «А что было делать? – разводит руками Мадянов. – Один раз, когда сынок еще в животе сидел, жена подозвала меня, говорит: «Смотри: называю его Ромочкой, он — пяткой в живот». А пробовали имена Вася, Витя — не отзывается».
С благодарностью Мадянов вспоминает Наталью Гундареву: «В картине «След на земле» она играла мою маму. Когда я потом пришел в Маяковку, Наташа сказала: «О, сынуля пришел!» Гундарева была изумительным человеком, я был ее партнером в нескольких спектаклях. Я бесконечно ей был благодарен за то, что она помогла мне из родного Дедовска переехать в Москву», – говорит Мадянов.
Очень долго Роман играл только на театральной сцене. Возвращение Мадянова в большое кино состоялось поздно, но зато и пришел он основательно. После нескольких удачно воплощенных отрицательных образов Роману часто доставались роли негодяев, проходимцев — в общем, личностей, скажем так, малоприятных. Но его негодяи так натуралистичны, что зрители часто отождествляли их с самим актером.
«Злодеев для меня вообще не существует, – говорит сам артист. – Я считаю, что ни одного злодея не сыграл. Я играю злодеев со зрительской точки зрения. Но всегда говорю: нет ни хороших, ни плохих людей. Есть люди, которые совершают нехорошие поступки. Еще Станиславский говорил: в плохом ищи хорошее, в хорошем — плохое. Тогда человеческий образ становится гораздо объемнее и понятнее. Вот в сериале «Наследство» мой герой — уголовник, и такой, и сякой. Но посмотрите на него с другой стороны — какие удары человек получает в жизни и как он на них реагирует. Так что еще подумаешь, плохой он или хороший. Или тот же непотопляемый Колобков, будь он неладен, этот полковник в «Солдатах». Может быть, по сюжетной линии он и плохой — строит главному герою козни, делает безобразия. Но он абсолютный профессионал, любит детей. Поэтому я не делю своих героев на плохих и хороших».
Его постоянно можно увидеть на экране. Артист сыграл в фильме «Про Лёлю и Миньку», в основу сценария которого легли детские рассказы Михаила Зощенко, а также исполнил роль купца Якова Куприянова в новой версии «Угрюм-реки», что скоро должна выйти на экраны (также в новой экранизации романа В. Шишкова снимаются Александр Балуев, Юлия Пересильд, Александр Яценко, Юрий Чурсин и др.). «Я не привык отказываться от работы, – говорит артист. – Нас так воспитывали, так учили. Сейчас мне поступает огромное количество предложений, поэтому я уже имею возможность выбирать, не кидаться на все, что дают. Для драматического актера, если он хочет находиться, как говорится, по гамбургскому счету, в элите, не нужно опускаться вниз за деньгами. Я понимаю, что можно сняться и очень хорошие деньги за это получить, но потом ведь можно и не отмыться – тебя собственные коллеги перестанут уважать, и будут абсолютно правы».
Подготовила Лина Лисицына,
по материалам http://KM.ruhttp://zbulvar.ruhttp://Madyanov.ru
Share.

Comments are closed.