«Список Шиндлера»: как это снято

0

Фильму «Список Шиндлера» исполняется 25 лет, и эта картина едва не стала последней в карьере Стивена Спилберга. 

История Шиндлера и евреев, десять лет раздумий
История создания «Списка Шиндлера» начинается за тридцать лет до старта съемок. Инициатива проекта принадлежит выжившему в годы холокоста еврею Полдеку Пфеффербергу. От худшей участи его, наряду с 1200 соотечественниками, спас немецкий промышленник Оскар Шиндлер, о котором Пфефферберг и хотел рассказать всему миру. В 1963 году с его подачи был написан первый вариант сценария, причем к работе над ним привлекли Ховарда Коха, одного из сценаристов «Касабланки». Тогда проект не состоялся.
В начале 1980-х на основе воспоминаний Пфефферберга австралийский писатель Томас Кенилли написал исторический роман «Ковчег Шиндлера». Книга потрясла Стивена Спилберга, студия Universal по его просьбе приобрела права, а Кенилли подготовил сценарий (в итоге не подошедший), однако с запуском не спешили. В том числе и потому, что Спилберг не чувствовал себя достаточно зрелым для столь трагического материала. Он даже пытался передать проект Роману Полански и Сидни Поллаку, а некоторое время к картине были прикреплен Мартин Скорсезе (он же пригласил сценариста Стивена Зеллиана, чей текст после нескольких переработок и стал основой фильма).
В итоге Спилберг снял фильм сам. Заметим, правда, что бюджет картины был достаточно скромным по меркам большого голливудского военного кино — всего 22 млн. долларов. И еще одна любопытная деталь — «Списку Шиндлера» продюсеры дали зеленый свет только при условии, что сначала Спилберг снимет «Парк юрского периода».
В итоге режиссеру пришлось монтировать развлекательное кино о динозаврах прямо во время съемок военной драмы, и таким вынужденным контрастным сочетанием автор был ужасно недоволен: «Я сидел, сердитый и раздраженный, объяснял, как тираннозавр должен гнаться за джипом, а сам только и мог думать о том, что отснял в тот день в Кракове».
По словам Спилберга, его в истории Шиндлера поразил парадоксальный характер героя. И действительно, промышленник пережил серьезную эволюцию, которую авторы старательно перенесли на экран. Если в начале картины это беспечный авантюрист и пособник нацистов, превыше всего ставящий личную выгоду, то после ряда трагических перипетий он становится убежденным гуманистом и защитником евреев, причем рискует из-за этого не только собственным состоянием, но и жизнью. Любопытно, что один из привлекавшихся к проекту сценаристов Курт Людтке даже отказался от работы, поскольку счел эволюцию Шиндлера нереалистичной.
«Список Шиндлера» укладывается в привычную трехактовую драматургическую схему. Лиам Ниссон и Стивен Спилберг на съемках фильма «Списка Шиндлера» (1993). Фото: universalpictures.com
В первом акте происходит завязка — мы знакомимся с Шиндлером в то время, как он в условиях Второй мировой войны пытается наладить новый бизнес, для чего привлекает евреев, дешевую рабочую силу. Жестокая ликвидация краковского гетто становится первым поворотным пунктом — став свидетелем зверств, Шиндлер начинает меняться.
Второй акт связан с заключением евреев Шиндлера в концлагерь Плашов, где появляется главный антагонист фильма, комендант Амон Гет. В этой части мы наблюдаем колебания Шиндлера — постепенно он все меньше думает о прибыли, но параллельно становится все более небезразличен к судьбам своих рабочих. Поворотным пунктом здесь служит перевод его подопечных в лагерь Аушвиц, где их неминуемо ждет гибель.
Третий акт посвящен спасению от Аушвица и завершению трансформации Шиндлера. Эту историю обрамляет пролог и эпилог. В первом показан иудейский обряд во время Шаббата кидуш, а во втором — реальные спасенные Шиндлером евреи на его могиле.
Хотя в целом авторы следовали исторической канве, некоторые фрагменты потребовали изменения для большей кинематографичности и чтобы точно передать замысел. Например, в действительности Шиндлер не был свидетелем ликвидации краковского гетто, однако подобная сцена была необходима, чтобы показать момент перелома сознания героя. Кстати, именно эту сцену Спилберг считал одной из самых важных в картине, и хотя изначально в сценарии она занимала всего лишь страницу, режиссер привлек свидетельства очевидцев и расширил ее до двадцати страниц и двадцати минут экранного времени.

Отказ от звезд и 30-тысячная массовка
К кастингу актеров на основные роли Спилберг подошел с позиции, что «звездный багаж» помешает достоверности. По этой причине режиссер отверг кандидатуры Кевина Костнера, Мела Гибсона и Уоррена Битти. Также среди кандидатов были Харрисон Форд и Бруно Ганц. Спилберг остановил свой выбор на менее известном на тот момент британце Лиаме Нисоне, которого приметил в одной из бродвейских постановок. Готовясь к роли, Нисон изучал аудиозаписи Шиндлера, чтобы точно передать его интонации.
Главным злодеем фильма, комендантом концлагеря Гетом, мог стать Тим Рот, но в итоге на роль утвердили также малоизвестного тогда британского актера Рэйфа Файнса. Режиссер отметил в нем «сексуальность зла», а сам Файнс стремился воспроизвести классического психопата. Актер не только изучал хронику с Гетом, но и общался со знавшими его узниками концлагерей (некоторые отмечали поразительность сходства Файнса и нациста). Кроме того, специально для роли актер набрал тринадцать килограмм.
Всего в картине около ста шестидесяти персонажей, а в съемках наиболее масштабных сцен принимало участие до тридцати тысяч человек массовки. Для максимальной достоверности авторы специально отбирали актеров из евреев и поляков, а также немцев. В съемках эпилога приняли участи сто двадцать восемь человек из давшего название фильму списка Шиндлера.

Краков и черно-белая пленка
Группа работала в польском Кракове и его окрестностях. В основном старались снимать примерно в тех же местах, где разворачивались экранизировавшиеся события. Например, в кадре показаны действительная квартира Шиндлера и экстерьер его фабрики в Кракове. Сцены гетто снимались в бывшем еврейском районе города. Концентрационный лагерь Плашов был воссоздан в карьере возле того же места, где лагерь был в действительности. На месте бывшего лагеря на окраине Кракова снимать было невозможно из-за того, что в кадр попадали современные строения. Декорации лагеря воссоздавались по оригинальным планам.
Всего было построено тридцать четыре барака, семь сторожевых вышек и дорога, вымощенная еврейскими надгробиями. Авторам не позволили снимать в Аушвице, но группа смогла возвести все необходимые постройки неподалеку от этого концлагеря.
Съемки фильма прошли с марта по май 1993 года, заняв семьдесят два дня, хотя планировалось семьдесят пять. Это несколько неожиданно, с учетом того, что Спилберг работал в непривычном для себя чуть спонтанном режиме и репортажной стилистике — режиссер намеренно отказался от раскадровок и детального планирования. Порой, выходя на площадку, он даже не знал, что именно будет сегодня снимать (в этих случаях выручал диктофон, с которым ходил оператор Януш Камински и записывал мысли по поводу света и оборудования).
На такой метод работы режиссера вдохновила монументальная документальная работа о холокосте «Шоа» Клода Ланцмана. Спилберг отмечал, что ощущал себя скорее документалистом или даже сторонним свидетелем, а не режиссером игрового кино. Исполнителям он часто давал основные указания по сцене, а дальше наблюдал при минимальном вмешательстве.
Режиссер почти не обсуждал визуальное решение с Камински. Тот вспоминает, что был удивлен предоставленной ему свободе, ведь обычно Спилберг более конкретен и требователен в отношении изобразительного ряда. Камински даже называет манеру съемки «Списка Шиндлера» «сырой» и «грубой».
Одним из важнейших условий создания фильма Спилберг поставил черно-белый формат. Опять же из соображений документализма и реалистичности — монохром сближает фильм с хроникой военного времени. Камински замечает по поводу черно-белой пленки, что она дала авторам возможность «преодолеть барьер времени» и погрузиться в иную эпоху. Кроме того, режиссер дает и более сложное объяснение решения: «Холокост был жизнью без света, а для меня символом жизни является цвет. Поэтому фильм о холокосте должен быть именно черно-белым».
Готовясь к съемке в ч/б, Камински обращался к кинематографу немецкого экспрессионизма и итальянского неореализма, а также к американской классике, вроде «Гроздьев гнева» или «Хладнокровного убийства». Но главным своим референсом он называет книгу фотографа Романа Вишняка «Исчезнувший мир». Она считается важнейшим фотодокументом по еврейской культуре Восточной Европы 1930-х годов. Также для Камински было примечательно, что Вишняк работал в максимально аскетичных условиях: с простой техникой, которая была в наличии, и с естественным светом.
В ряде сцен Камински хотел добиться такого эффекта, чтобы лица актеров как бы сияли. Для этого использовались желтые и оранжевые фильтры, убиравшие соответствующие тона кожи. Также иногда для этого применялось небольшое переэкспонирование. Вообще Камински отмечает, насколько важна координация цветового решения с художником-постановщиком и художником по костюмам из-за того, что в черно-белом изображении цвета дают непривычный эффект. Например, зеленый и синий выглядят одинаково, а вот в случае синего и красного последний выделяется и кажется ярче. Подобные нюансы необходимо было учитывать.
В картине непривычно много для Спилберга ручной камеры — примерно 40 процентов материала было снято с рук. Такой подход, по мнению авторов, придавал визуальному ряду «документализм, остроту и в большей степени соответствовал теме». Вот что по этому поводу говорит Камински: «Я представлял, что снимал этот фильм пятьдесят лет назад (то есть во время войны). Как бы я это делал? Без света, без долли, без штатива. По большей части мне пришлось бы обходиться ручной камерой и снимать ближе к уровню земли». 
В «Списке Шиндлера» можно увидеть, возможно, самый известный и эффектный пример колоризации — сцена с девочкой в красном пальто во время ликвидации краковского гетто. Прием позволил заострить трагическое звучание страшного действия. Эта сцена, одна из немногих в фильме, снималась на цветную пленку, а все элементы, кроме красного пальто, на пост-обработке были сделаны бесцветными с помощью технологии ротоскопирования, то есть точной покадровой ручной обрисовки.
«Список Шиндлера» стал первой совместной работой Спилберга и Камински. С тех пор, вот уже четверть века и почти два десятка картин этот режиссерско-операторский тандем остается нерушим. Камински, кстати, за эту работу был удостоен своего первого «Оскара» и моментально попал в топ мировых операторов. В целом же лента получила семь наград из двенадцати номинаций Американской киноакадемии, в том числе как «Лучший фильм». А также картина с огромным успехом прошла в мировом прокате и сегодня стабильно возглавляет топы лучших фильмов в истории кино. Спилберг, правда, считает «Список Шиндлера» самой тяжелой работой в своей карьере. Погружение в страшный исторический материал шокировало режиссера, а после он даже думал уйти из кино.

Павел Орлов, http://tvkinoradio.ru

Поделиться.

Комментарии закрыты