Валентина Легкоступова: «Стала петь раньше, чем научилась говорить»

0
Она не обижалась, что ее воспринимали как певицу одной песни

Еще до рождения дочери цыганка нагадала матери Валентины, что будущий ребенок станет звездой. Но после славы Легкоступова пропала с экранов, а жизнь ее закончилась трагически.

«Я благодарна за «Ягоду-малину»

Валентина родилась 30 декабря 1965 года в Хабаровске, ее отец Валерий Легкоступов – баянист и композитор, мама Галина Симонова – профессиональная певица. Родители познакомились в Хабаровске, куда отец приехал из Крыма. В местном хоре он обратил внимание на самую красивую певицу и потом увез ее с собой. «В детстве я стала петь, наверное, раньше, чем научилась говорить, – рассказывала Валентина. – Еще в Хабаровске по дороге в детский сад на весь автобус исполняла: «Эх, Коля-Николаша, где мы встретимся с тобой?» Уже в Феодосии, куда мы переехали, а мне тогда было три года, в нашем южном дворике сооружала из ящиков «эстраду». Стучала во все двери, приглашая на концерт «народной артистки» Вали Легкоступовой. Мои концерты могли продолжаться часами».

Отец решил отдать дочку в музыкальную школу. Девочку спросили: «На чем ты хочешь играть?» Она ответила: «На скрипке». «Вот и проходила 12 лет с футляром! – смеялась Легкоступова. – Вообще, скрипка – это инструмент, который дает всю эмоциональную палитру, а многие музыкальные штрихи вообще невозможно сделать, кроме как на скрипке».

Валя отлично училась в музыкальной школе, затем в Симферопольском музыкальном училище. Не сомневалась, что надо продолжать учебу в Москве и в девятнадцать лет поехала покорять этот город. На удивление легко поступила на только что открывшееся эстрадное отделение Института имени Гнесиных. А через год Легкоступова поехала на Всесоюзный конкурс молодых исполнителей в Юрмале, где заняла второе место.

Фортуна повернулась к ней лицом композитора Вячеслава Добрынина, который предложил 20-летней певице исполнить свою новую песню. Премьера «Ягоды-малины» состоялась на «Голубом огоньке» в ночь на новый 1987 год. Песня сразу приобрела бешеную популярность. «Если мне с телевидения звонили с просьбой принять участие в какой-то программе, я даже не спрашивала, какую песню петь, – улыбалась Легкоступова. – Потому что совершенно точно – «Ягоду-малину». Ну, обижаться не за что. Эта песня сделала меня популярной. Я безмерно благодарна за это. Дай бог каждому артисту такую песню». А вообще репертуар Легкоступовой был разнообразен: тут и эстрада, и фольклор, и джаз, и классика в современной обработке, и вокализ – пьесы для голоса без слов.

Как она сама говорила: «Я ушла в декрет в одной стране, а вышла из него – в другой». Это были 1990-е. Появились продюсеры, рыночные отношения, рекламные компании. «Я не смогла сориентироваться в новом стиле жизни. После декрета работала по инерции, на былой славе. Как было модно называть: я стала неформатом. Коллеги, друзья очень любят клеймо такое вешать: сбитый летчик. А потом я поняла, что мне есть чем поделиться – своими знаниями, опытом работы. Поняла, что мне очень интересно преподавать, и я пошла преподавать».

Три брака

С первым мужем Валентина познакомилась в Симферополе, когда параллельно с учебой в училище пела в джазовом оркестре, а он играл на перкуссии, был старше на 16 лет, похож на Бельмондо, да еще и женат. «Самое хорошее, что мне досталось от этого брака, – это моя любимая дочь Анетта. Она окончила МГИМО и подарила мне двух очаровательных внучек», – вспоминала артистка. К слову, Легкоступова назвала свою дочку в честь дочери композитора Раймонда Паулса, с которым очень дружила. Через три года после рождения дочери певица развелась с супругом. По словам Легкоступовой, он ей изменил: «Предательство я пережила спокойно, так как полностью была сконцентрирована на маленькой Анетте. Ведь дочь мне досталась очень тяжело, я должна была умереть по всем параметрам. Меня спасали восемь часов. Потом весила восемьдесят с лишним килограммов. Не могла смотреть на себя в зеркало, рыдала: как в таком виде смогу выйти на сцену? Но взяла себя в руки и вернула форму».

Последние двадцать лет она, как всем казалось, была счастлива со своим вторым мужем Алексеем Григорьевым: «Мы познакомились на концертах, когда со мной выступал его отец, известный звукоимитатор Юрий Григорьев, – говорила Валентина. – Алексей – джазовый трубач, окончил эстрадное отделение Российской академии театрального искусства, какое-то время выступал с группой «Веселые ребята». Как-то раз Юрий Григорьев позвал Алексея помочь организовать презентацию своей юмористической программы. Я тоже принимала участие в этом мероприятии».

Валентину и в этот раз не остановило, что у её избранника в то время была семья. Но артистка признавалась, что пока он не развелся, близких отношений не было: «Алеша не захотел вести двойную жизнь и во всем честно признался жене. Они расстались по-хорошему». Вместе Григорьев и Легкоступова вырастили сына Матвея и купили дом на берегу океана на острове Тенерифе. «Я родилась у моря. Не могу без воды. А в это место я влюбилась и хотела жить только там», – объяснила певица свой внезапный отъезд в Испанию.

Но недавно Легкоступова развелась со вторым мужем, продала дом на Канарах. Она вновь вышла замуж – за яхтсмена Юрия Фирсова, но уже спустя месяц после свадьбы, в начале августа, дочь певицы Анетта обнаружила свою мать в московской квартире. На теле женщины были синяки, позже ей диагностировали черепно-мозговую травму, рядом с артисткой находился ее муж Юрий Фирсов. Анетта вызвала врачей. Впоследствии Фирсов сбежал, а состояние исполнительницы ухудшилось. Врачи диагностировали у нее отек мозга, артистка находилась в коме.

Сотрудникам правоохранительных органов удалось потом найти Фирсова и доставить его в УВД, там он заявил, что все случившееся — несчастный случай. По его словам, жена поскользнулась и упала в ванной. Мужчина подчеркнул, что не бил артистку, и сообщил, что в течение двух недель они совместно много выпивали. 14 августа певицы не стало.

Подготовила Лина Лисицына
по материалам KM.ru, «Новая неделя» , Zabaykal.net

Share.

Comments are closed.