Топ-100

Вера Васильева: «О себе могу сказать, что я счастливая»

0

Еще студенткой театрального училища она снялась в фильме «Сказание о земле сибирской» и мгновенно стала знаменитой, а затем сыграла в спектакле «Свадьба с приданым» и заблистала на театральных подмостках.

– Вера Кузьминична, вы так рано начали сниматься и играть в театре, потому что продолжили какую-то семейную традицию? Ваши родители имели отношение к театру?
– Я жила в рабочей среде, и эта среда была очень далека от искусства. Мама моя родом из простой многодетной семьи, отец ее был рабочим-гравером. А папа так и вовсе деревенский парень по имени Кузьма. Многие тогда в тридцатых годах из деревень переезжали в города, и мои родители также перебрались в Москву. Папа работал на заводе шофером, мама – инженером. У меня было еще две сестры, а потом появился брат. Я полюбила много читать, предпочитала книги, после которых можно было помечтать, а потом пристрастилась к театру, вот отсюда и любовь к театру на всю жизнь.

– А в какие театры ходили?
– Вы знаете, как только я полюбила театр, то стала ходить на все спектакли – покупала билеты на галерку. Первый раз попала в театр имени Станиславского и Немировича-Данченко – давали «Царскую невесту». Но особенно запали мне в душу спектакли МХАТа: «Синяя птица», «Мертвые души». Я, конечно, была покорена и унеслась мечтами в сказочный мир. С тех пор, как только оставалась одна, наряжалась в какие-то самодельные костюмы и пела. Жили мы на первом этаже, и на улице меня было хорошо слышно. Так что во дворе я получила прозвище Шаляпин.

– А когда вы поняли, что хотите стать настоящей актрисой?
– Мне было лет двенадцать. Я буквально пропадала в театральной библиотеке и перечитывала всё, связанное с театром, знала всех актеров и антрепренеров по именам и фамилиям. В те еще довоенные годы я подружилась с Катей Розовской, мы вместе играли в куклы, вместе мечтали о сцене. Однажды мы решили разыскать одну из своих любимых актрис Веру Леонидовну Юреневу и показать ей свои таланты. Мы приехали к ней на Стромынку. Встретила она нас очень приветливо. Мы рассказали ей о своей любви к театру, потом она попросила нас что-нибудь почитать. Она послушала и меня, и подружку Катю. В отличие от меня, пухлой, розовощекой и очень земной,

Катя была красивая, бледная, худенькая, с черными глазами и копной пышных кудрей. Такой комок нервов, вся возвышенная. И Вера Леонидовна сказала: «Катюша, вы могли бы быть прелестной актрисой, но у вас больное горло, вам надо лечить горло и выучиться на актрису». А на меня она посмотрела и сказала: «Ну, девочка, если ты мечтаешь быть артисткой, то постарайся. Может, что-то и получится, а нет, так тоже не жалей, потому что, по-моему, не стоит тебе идти в актрисы». Но мы с подругой решили все-таки следовать за безумной страстью к театру, и в результате Катя пошла на театроведческий факультет. Ну, а я для начала попала в драматический кружок, и там оказались замечательные педагоги.

Вообще, когда судьба приводит к хорошему педагогу, а личность человека ведь воздействует не меньше, чем само искусство, то я считаю это подарком на всю жизнь. Когда педагог закладывает в нас какие-то важные понятия об искусстве, о жизни и о том, каким должен быть человек. Вспоминаю школу и одного из своих педагогов с огромной благодарностью, помню, он играл на рояле и говорил: «Музыка облагораживает душу, и не стесняйтесь, если хотите плакать, вы будете от этого только лучше».

– Все ли ваши творческие мечты осуществились?
– В фильмах я особенно любила Любовь Орлову и хотела играть такие же роли, как и у нее. Вообще, мне всегда нравились люди красивые, проживающие яркую жизнь. Я очень любила драматургию наших классиков и не любила современные пьесы, где нужно было играть рабоче-крестьянских героинь, как-то не вдохновлялась этими персонажами. Я мечтала о Клеопатре, о Маргарите Готье, но такие роли и карьера мне не светили.

– На ваш взгляд, сегодня молодым актрисам удается убедительно играть королев и графинь?
– У талантливых всё получается. Иногда приходит незаметная девочка, ей дают роль, и она нас всех так потрясает, что мы сами не ожидаем. Вот что значит талант.

– В вашей театральной жизни много было закулисных интриг?
– Вы знаете, о себе могу сказать, что я счастливая, поэтому и книга моя называется «Жизнь, похожая на сказку». Я была простенькой, полудеревенской девушкой, мне не давали ролей, о которых я мечтала. Я всегда была тихая, мечтательная, не злопамятная. Но скажу, что на актера влияет буквально все, он может погибнуть от критики. Но также расцвести от любой похвалы и комплимента. Наша актерская жизнь такая непредсказуемая… Вот, кажется, настал конец, надо смириться и приспособиться, а жизнь вдруг преподносит неожиданные предложения, и она снова начинает сверкать яркими красками, и полно планов, сил и надежд.

– Вера Кузьминична, вы всегда такая элегантная и блистательная, поделитесь секретом женской красоты?
– Спасибо за высокую оценку, это приятно, но секретов нет, все то же, что у всех женщин. Наверное, надо подобрать хорошую прическу, одеваться соответственно своему характеру, а не моде. Все нарочитое и «сделанное» выглядит плохо. Человек должен сам чувствовать, в чем он смешон, чтобы не выглядеть глупо. Еще надо постоянно впитывать красоту и культуру, примером в этом был для меня Андрей Миронов.

– Расскажете о нем?
– Андрюша был умнище и талантище! Всегда хорошо и стильно одет, безупречные манеры. Дивно воспитанный мамой, когда он сдавал спектакль, то говорил: «Сегодня мама смотрит, я боюсь». Он очень волновался, как она оценит его работу, потому что она была не восторженной мамашей, а прежде всего строгой актрисой. Миронов был мирового значения актер, но невероятно скромный. Он никогда в жизни не мог обидеть, нет, он мог очень рассердиться и невольно обидеть, но потом всегда обязательно просил прощения. Мой муж дружил с ним много лет, и когда Андрей умер, он плакал как деревенская баба, буквально рыдал в голос.

Анжела Якубовская
«За Калужской заставой»

Share.

Comments are closed.