Топ-100

Юрий Бондарев: «К романам и сценариям отношусь, как к детям»

0
Известный писатель умер на 97-м году жизни

Бондарев дебютировал в литературе в 1953 году, но прославился спустя четыре года романом «Батальоны просят огня». Шесть его произведений были экранизированы.

«После войны я начал писать о войне»

Детство Юры, появившегося на свет 15 марта 1924 года в Орске, прошло в переездах – Урал, Средняя Азия, Оренбуржье, далее – Замоскворечье. Мать являлась для ребенка воплощением любви и нежности, отец Василий Васильевич – бесстрашия и стойкости. По вечерам читались книги, особенно классика, повлиявшая на развитие творческих способностей мальчика.

Поначалу предпочтение отдавалось иной профессии – моряка. Благодаря Джеку Лондону наизусть учились специальные термины, организм закалялся зимой и летом, продумывались варианты, как оставаться на ногах во время качки. Но однажды все изменил урок литературы, на котором на весь класс прозвучало сочинение Юры о летних каникулах у дяди и двоюродного брата Сашки, научивших тонкостям и премудростям охоты, рыбалки, строительства шалаша и жизни на реке Белой под Уфой. Учительница, заметив талант подопечного, рекомендовала заниматься писательством. И, последовав ее совету, Бондарев даже выпускал журнал в родной 516-й школе. Позднее воспоминания о самом беззаботном времени получили воплощение в рассказе «Степь».

В 17 лет, когда началась война, Юрий был в числе тех, кто сооружал укрепления под Смоленском, едва успев вернуться до начала боев в последнем эшелоне в Москву. Затем – труд в степях Азии и в шахтах. Военный путь состоит из Сталинграда, обернувшегося первым ранением, контузией и госпиталем; освобождения Киева и Житомира, принесшим второе увечье; битв в Карпатах, Польше и Чехословакии. Окончание войны младший лейтенант Бондарев встретил в артиллерийском училище в Чкалове. После демобилизации вопрос, чем заняться дальше, решил старый друг, увидевший тетрадь с набросками текста.
«Задумываться о литературной профессии начал еще в школе. На войне относился к событиям, встречам, разговорам с задней мыслью – вдруг пригодится? Что-то мерцало в сознании. Рассказы стал сочинять, вернувшись с фронта. После войны я начал писать о войне. Все, что мною написано о ней, – это искупление долга перед теми, кто остался там. Я постарался осмыслить их судьбы».

«Не умею растолковывать свои произведения»

На Бондарева обратил внимание Константин Паустовский, взял на свой семинар в Литературном институте. «Константин Георгиевич поражал необыкновенной чистотой слова и такой же человеческой чистотой. Преподавателем был очень деликатным — не менторствовал, не давал оценок: не нравится, мол, сцена, сюжет. Говорил только о словах. Свежее ли оно, точное, – вспоминал Бондарев. – Он следил за мной, пока я учился, но очень тонко, без мещанского контроля. Паустовский вообще никого не ругал и не нахваливал. Уже потом, после института узнал из его статьи, что он высоко оценил мой рассказ «Поздним вечером» — о сыне врачихи, возвращения которой ребенок очень ждет.

Если б Константин Георгиевич сейчас преподавал в Литинституте — вот бы ребятам повезло. А знаете, как я поступил туда? После войны пришел к секретарю приемной комиссии с кучей стихов. Тогда все хотели стать поэтами. Наверное, лавры Симонова не давали покоя. Захожу, сидит очень строгая дама. Классические черты лица, пучок, костюм. Полистала вирши. Приказывает — отвернитесь. Порвала стихи и бросила в урну. Я растерялся, но зачем-то попытался улыбнуться, дурачок. Она говорит: пишите только прозу. Отдал ей рассказы. На следующий день звонок: вы приняты к Паустовскому. Вот так. А дальше учеба шла своим чередом, без приключений».

Из-под пера Бондарева появились «Батальоны просят огня», «Горячий снег», «Юность командиров», «Последние залпы», «Берег», относящиеся критикой к лейтенантской прозе. А сотрудничество с кинематографом случилось довольно неожиданно: «В 1962 издали и раскупили тираж «Тишины», спустя год книгу экранизировал Владимир Басов. Премьера растянулась: два месяца вокруг кинотеатра стояли очереди. Пригласили поработать над «Освобождением» — в мировом прокате эпопею Юрия Озерова посмотрели 350 миллионов зрителей. Труднее всего складывалась судьба картины «Батальоны просят огня» — фильм начинал снимать один режиссер, заканчивал другой. Но работа все-таки состоялась — мне важно было рассказать, как мы форсировали Днепр. Все, что написал, — пропустил через себя, а об оставшемся за скобками говорить не хочу».

Он не выделял для себя, какие книги были для него самыми главными: «К романам и сценариям отношусь, как к детям, — одинаково. Не умею растолковывать свои произведения. Тот, кто пытается этим заниматься, — не писатель. Хочешь болтать — ступай на эстраду, а книги пусть сами за себя говорят».

Юрий много лет был женат на одной женщине. С избранницей, младшей на 3 года, Бондарева связала не только судьба, но и улицы – оказалось, что молодые люди жили по соседству. Кроме того, Валентина Никитична училась в одном классе с сестрой будущего мужа. По воспоминаниям, влюбленные договаривались встречаться на перекрестке, много гуляли и разговаривали. Впоследствии супруга подарила мужу двух дочерей – Елену и Екатерину.

В отличие от писателей-фронтовиков Василя Быкова, Григория Бакланова и Виктора Астафьева, Юрий Бондарев не принял перемен в стране и остался верен тем ценностям, а не пришедшим западным либеральным. Свои взгляды он широко декларировал. В 1988 году наделало много шума выступление Бондарева, в котором сравнил перестройку с самолетом, который летит и не знает, где сядет. Бондарев много лет был председателем правления Союза писателей. 29 марта знаменитый писатель умер в своем доме в Москве.

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам 24smi.org, TvKultura.ru, Stuki-druki.com

Share.

Comments are closed.