Жан Габен: «Я карабкался наверх против собственной воли»

0

Со дня рождения артиста исполняется 115 лет

В кино Габен был нарасхват, с одинаковым успехом играя детективов и гангстеров, джентльменов и крестьян. Его партнёрами были Ален Делон, Бриджит Бардо и Жан-Поль Бельмондо. И всё же в богатой на таланты Франции говорят, что до сих пор никто не переиграл Жана Габена, человека-скалу, молчаливого одиночку.

«С моей рожей было лучше не лезть в камеру»
Жан Алекси Монкорже родился 17 мая 1904 года в семье провинциальных актёров. Видя унижения отца, хватавшегося за самые ничтожные роли, Жан слышать ничего не хотел об актёрской судьбе и в 14 лет подался в Париж. В большом городе юноша укладывал асфальт, мешал бетон и, наконец, поддался уговорам отца, пинками загнавшего его в труппу кабаре. Так же как папа, Жан играл маленькие роли, пока не ушёл в армию.
Вернулся он уже в парижский мюзик-холл, где взял псевдоним Жан Габен. Молодого актёра заметили, пригласили в театр и даже в кино. В первый же день съемок он обратился к съемочной группе: «Ладно! Сниматься, так сниматься! Но вы предупреждены. Во всей вашей механике я ничего не смыслю и не разберусь никогда. По-моему, я так же мало создан для кино, как для того, чтобы стать епископом. Если из вашей затеи ничего не выйдет, я умываю руки. Выпутывайтесь, как знаете!» Увидев себя на экране, он пришёл в ужас: «Я был как будто обнажён и решил, что отныне надо загнать себя вовнутрь».
Фирменным знаком Габена стало невозмутимое лицо. Впрочем, оно не мешало восхищаться: мужчинам – силой, а женщинам – его взглядом. Брутальный и немногословный, Жан распалял к себе интерес и стал актёром номер 1 в Европе. При этом сам размышлял о своей карьере: «Я довольно скоро понял, что с моей рожей было лучше не лезть в камеру, которая увеличивала, как лупа. После двух или трех фильмов я заметил, что чем меньше меняется мое лицо, тем “правдивее” я выгляжу, а при монтаже все те чувства, которые я стремился передать, делались очевидными без всякой утрировки. Например, если на крупном плане мне под нос суют револьвер, я знал, что не надо изображать смертельный страх — револьвер сыграет за меня: зритель, видя, как мне угрожают оружием, сам поймет, что я испугался. Если же мой герой смотрит на женщину, в которую влюблен, а она прекрасна и желанна, не стоит демонстрировать, что я хочу тут же залезть на нее — мое желание зрителю и без того очевидно».
Имя Жана Габена собирало толпы у кинотеатров: «Я карабкался наверх против собственной воли, и уже не верилось, что когда-то я снимался без надежды на успех». С началом войны Габена пригласили в Голливуд. Он чувствовал себя чужаком, плохо знал язык и тосковал по родине. Но однажды в нью-йоркском кафе познакомился с Марлен Дитрих. Мгновенно вспыхнувшему чувству не помешал ни сидевший рядом Хемингуэй, ни бурный роман Марлен с Ремарком, ни сплетни вокруг эпатажной актрисы. С Габеном «разрушительница сердец» превратилась в кроткое создание. Влюблённые стали жить вместе. Марлен готовила Габену любимые блюда и не отходила от него ни на шаг. А Жан дико её ревновал.

«Рожденный войной, этот союз не выдержал мира»
Американской звезды из него не получилось. Габен вернулся в Париж и записался в танковую дивизию французского Сопротивления. Он хотел победить свой страх, о котором рассказала потом Дитрих в дневнике: «Габен панически боялся электричества. Его нельзя было попросить починить лампу или утюг — он избегал любого контакта с огнем. Тем не менее, для службы он выбрал танк, зная, что большинство танкистов погибает в горящей машине. Но он вынес все и, как всегда, победил».
Под видом гастролей Марлен ринулась за ним. Она нашла его в сумерках на передовой, перед атакой: «Я бежала от танка к танку и кричала его имя. Вдруг я заметила его – он сидел спиной ко мне. Я вскрикнула: «Жан, дорогой!» Он обернулся и заорал: «Черт возьми!» Потом спрыгнул на землю и крепко меня обнял. Мы забыли обо всем на свете, о тех, кто вокруг нас».
После войны они вместе сыграли в фильме «Мартэн Руманьяк», но ленту отвергли и зрители, и пресса. Марлен решила вернуться в Голливуд. Она убеждала Жана поступить так же, но он отрезал: «Или ты остаешься со мной, или между нами все кончено». Честолюбивая Дитрих уехала в США на съемки «Золотых сережек», Жан завел роман с актрисой Марти Кароль. Летом 1947 года Марлен вернулась во Францию и тщетно пыталась встретиться с Жаном.
28 марта он женился на Доминик Фурнье (с ней он проживет 27 счастливых лет, воспитает сына и двух дочерей), но это не остановило Марлен. Она проводила многие часы в любимом ресторане Габена «Парижская жизнь», и однажды ей удалось подкараулить молодоженов. Она демонстративно прошла мимо Жана. Он и бровью не повел. Спустя полвека «Юманите» написала: «Рожденный войной, их союз не выдержал мира». А на склоне лет Дитрих в своем дневнике призналась: «Моя любовь к нему осталась навсегда».
Жан Габен стал владельцем поместья, разводил коров, лошадей, стал респектабельным буржуа, много работал и уже не вспоминал о прошлом. Он снялся с талантливыми представителями нового актерского поколения — Жан-Полем Бельмондо и трижды с Аленом Делоном. Они боготворили его. Совершено по-иному воспринимали Габена апологеты «новой волны» – течения во французском кинематографе. Габен был уязвлен: «Я знаю, некоторым из них трудно поставить фильм. Пусть они придут ко мне с хорошей историей, и я им помогу. Так, как раньше я помогал Карне и Ренуару».
Но никто к нему так и не обратился. Лишь в середине семидесятых Клод Лелюш, автор картины «Мужчина и женщина», поделился с Габеном идеей фильма о стареющем альфонсе, который в последний раз решает тряхнуть стариной. Жан загорелся, но замысел воплотить не успели — актер умер 15 ноября 1976 года в возрасте 72 лет. Согласно завещанию, урна с прахом была брошена в океан недалеко от французского города Брест. Тщеславие было ему чуждо. Он хотел, чтобы люди любили не его лично, а созданных им героев. Но можно ли отделить одно от другого?

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам http://Newsinfo.ru, http://Nastroenie.tvhttp://Stereo.ru

Поделиться.

Комментарии закрыты