«Женский век» Франции, или Повелительницы короля

0

В государственных делах Франции XVIII века активно участвовали женщины. Правда, отдавали приказы они не с трона, а из постели короля Людовика XV. А одна из фавориток, чтобы не терять благоволение монарха, даже создала «учебное заведение», воспитанницы которого учились ублажать любвеобильного правителя.

Вечно беременная королева

В два года маленький Луи потерял родителей и старшего брата, умерших от кори. Самого его спасла лишь воспитательница, запретившая лекарю делать принцу профилактическое кровопускание. В 1715 году мальчик унаследовал французский престол после смерти своего прадедушки, короля-солнца Людовика XIV, который правил так долго, что пережил и сына, и внука. Так Людовик XV стал королем в пятилетнем возрасте.

Сперва французы нежно полюбили монарха-сиротку. Мальчика воспитывали кардинал Флёри, забивавший ему голову религиозной моралью, и маршал Вильруа, потакавший любым желаниям маленького монарха. Ребёнок рос болезненным, что неудивительно: из-за постоянных династических браков своих предков Луи стал генетическим вырожденцем. Вместо 64 предков в шестом поколении, как у всех обычных людей, у него имелось лишь 28 пра-пра-пра-прадедушек и бабушек. Благодаря придворным лекарям король сумел дожить до 64 лет, однако все эти годы отличался ленью, сумасбродством и непроходимой тупостью.

Опасаясь, что со смертью хилого короля династия Бурбонов может прерваться, ему спешно стали искать жену. Недостатка в невестах не было, но в 1725 году Людовика женили на дочери польского короля Станислава Лещинского Марии, которая была старше жениха на 7 лет. Королевский брак немного успокоил французов: сразу после свадьбы Мария понесла, но первая беременность окончилась выкидышем. Зато через год она подарила мужу и подданным сразу двойню, правда, девочек.

После этого дети пошли один за другим почти каждый год. Не все из них, правда, выживали, но к 1737 году в королевской семье росли уже сын и 9 дочерей. После 13-й беременности Мария решительно заявила, что с неё хватит, и отлучила короля от своей постели. Любвеобильному Людовику пришлось искать удовольствий на стороне. Искал он их так активно, что, по мнению французского историка Валинэеля, его незаконнорожденными отпрысками можно было заселить небольшой городок.

Впрочем, понятие «на стороне» весьма относительно по отношению к Версалю, тогдашней королевской резиденции, и замку Шуази, где монарх коротал время в узком кругу приближённых. У правителей Франции никогда не было недостатка в фаворитках, и молодого Людовика XV всегда окружали юные прелестницы, готовые удовлетворить любые его желания. Вечно беременная королева смотрела на эти шалости сквозь пальцы.

Фаворитка управляла государством

К моменту отлучения Людовика от супружеского ложа он был увлечен Луизой де Мальи. В 1738 году он в торжественной обстановке объявил её своей официальной фавориткой. Это звание, появившееся еще в XVI веке, подразумевало, что его носительница — не просто мимолетное увлечение короля, а долговременная пассия. Официальной фаворитке дозволялось иметь своё мнение по вопросам внешней политики и управления государством, а также вмешиваться даже в дела королевской семьи.

Впрочем, Луиза носила это звание недолго. Уже через год её отодвинула от королевской постели её младшая сестра 22-летняя Мари-Анна. Обворожив Людовика, она потребовала удаления от двора сестры, ежегодного содержания в 50 тысяч экю и узаконивания детей, которые могли появиться на свет в результате выполнения ею придворных обязанностей. Опьяненный любовью Людовик согласился на все условия, выдал Анну-Марию за маркиза де ла Турнеля и тут же объявил новобрачную своей официальной фавориткой.

Свежеиспеченная маркиза старалась закрепиться в Версале надолго. Она сходу начала вмешиваться в международные дела, заниматься которыми ленивому Людовику не хотелось. По инициативе Мари-Анны Франция заключила союз с Пруссией и ввязалась в войну за австрийское наследство. В 1743 году умер кардинал Флёри, еще с детства короля фактически руководивший государством, и фаворитка подгребла почти все королевские полномочия под себя.

Людовик не имел ничего против, он лишь как павлин раздувал перед милой своё пышное оперение. Чтобы произвести впечатление на маркизу, король в 1744 году отправился с ней в действующую армию, где приказал без особой надобности штурмовать ближайшую вражескую крепость. Пушки стреляли, солдаты мертвыми падали с крепостных стен, маркиза восторженно хлопала в ладоши, а король был счастлив.

В первых числах августа в прифронтовом Меце Людовик серьезно заболел. Король решил, что умирает, а виной тому — его грехи. Он позвал священников, стал каяться, спешно вызвал в Мец жену и отослал в Париж маркизу. А через месяц король выздоровел, и безгрешная жизнь ему быстро наскучила.

В ноябре к маркизе де ла Турнель прислали министра, официально позвавшего её вернуться в Версаль. Возвращение было бы триумфальным, если бы не здоровье Мари-Анны. Она очень плохо себя чувствовала и всего через две недели умерла. Врачи поставили диагноз «гнилая горячка», хотя она сама считала, что её отравили придворные недруги. Людовик горевал недолго и быстро утешился с её младшей сестрой Дианой Аделаидой.

Эпоха маркизы де Помпадур

Впрочем, это увлечение было недолгим. Всего через два с половиной месяца на сцене появилась Жанна-Антуанетта д’Этиоль. Дочь разорившегося и бежавшего из Франции спекулянта получила прекрасное образование благодаря дальним родственникам, вышла замуж и блистала в парижской аристократической тусовке. 25 февраля 1745 года молодая красавица приняла участие в бале-маскараде, проходившем в Версале. Король моментально запал на прекрасную незнакомку в костюме богини охоты.

Через три дня знакомство продолжилось на балу в парижской ратуше, а еще через неделю Жанна-Антуанетта переселилась в комнаты над королевскими покоями, соединенные с ними потайной лестницей. Через месяц она стала официальной фавориткой короля, а в июле получила в подарок обширное поместье Помпадур и титул маркизы. Утешившийся доходной должностью муж дал ей развод, и новоявленная маркиза де Помпадур заняла почетное место во дворце.

24-летняя фаворитка оказалась очень умной женщиной. Она прекрасно знала переменчивый нрав короля и не желала повторять печальный опыт своих предшественниц, быстро забытых им. Жанна-Антуанетта постаралась стать незаменимой не только для Людовика, но и для Франции, все нити управления которой она быстро сосредоточила в своих изящных ручках. Маркиза умела давать Людовику советы так, что он оставался в убеждении, будто эти мудрые мысли родились в его собственной голове.

К королеве Жанна-Антуанетта относилась с подчеркнутым уважением, умудряясь поддерживать с ней почти дружеские отношения. Любовница Людовика назначала и увольняла министров, осуществляла общее руководство тайной полицией и направляла внешнюю политику королевства. Благодаря её влиянию Франция перестала дружить с Пруссией и заключила союзнический договор с Австрией.

Людовик знакомился лишь с малой частью государственных документов, да и то определенного толка. Маркиза распорядилась, чтобы начальник полиции Беррье ежедневно готовил специальный доклад для короля о скандалах в парижских публичных домах. Позже она стала присовокуплять к этим докладам особо интимные места из писем, которые перлюстрировались в специальном «черном кабинете» на столичной почте. Король с восторгом читал все эти скабрезности.

Курсы подготовки любовниц

В конце 1740-х годов состояние здоровья маркизы де Помпадур значительно ухудшилось. Она начала кашлять кровью, часто болеть по женской части, три её беременности закончились выкидышами. В конце концов, врачи посоветовали ей некую «постельную диету», то есть, практически полное воздержание от любовных утех. Жанне-Антуанетте пришлось отказывать своему венценосному любовнику. Но она нашла способ сохранить за собой звание и полномочия официальной фаворитки короля.

В 1752 году маркиза построила на участке земли недалеко от Версаля небольшой особняк. Здание и сад, окруженные высоким забором, получили название «Олений парк». Здесь фаворитка открыла курсы подготовки юных любовниц для короля. От родителей, желавших пристроить сюда своих дочерей, не было отбоя. Ведь «выпускницам» гарантировалось отличное будущее. После услаждения монарха, продолжавшегося обычно несколько месяцев, девушкам выдавали приданое в размере 100 тысяч ливров и подыскивали выгодного мужа. Отбор был строгий. Оценивался не только экстерьер 15-17-летних абитуриенток, но и их благонадежность.

Король живо интересовался делами «Оленьего парка». Он часто навещал особняк, обычно инкогнито, представляясь придворным своего тестя Станислава Лещинского. Людовик знал по именам всех курсисток и иногда проводил «экзамены» тут же в роскошно обставленной спальне. Для последствий этих «проверок» при «Оленьем парке» держали постоянный штат акушерок и кормилиц. «Отличницы» получали щедрые подарки и на время переезжали в комнаты над королевскими покоями во дворце. Маркиза де Помпадур зорко следила, чтобы девушки не задерживались там дольше нескольких месяцев. Впрочем, иногда ситуация выскальзывала из-под её контроля.

В первый раз Помпадур споткнулась о Луизу О’Мерфи. Эта девушка, дочь ирландского сапожника, иногда позировала для любимого художника маркизы Франсуа Буше. Прелестная натурщица привлекла внимание короля, и тот распорядился зачислить её в «Олений парк» вне конкурса. Луиза прилежно училась и, судя по всему, экзамены сдала на «отлично». В 1754 году она родила от Людовика дочь, а затем, возможно, еще и сына. Сочтя свое положение укрепившимся, ирландка начала задумываться о звании официальной фаворитки и интриговать против маркизы. Это было её ошибкой: опытная Помпадур быстро добилась, чтобы вниманием легкомысленного короля завладела другая девушка. О’Мерфи выдали замуж за провинциального дворянина и отдалили от двора.

Любовница принесла королю смерть

В 1762 году Людовик, гулявший в парке Тюильри, обратил внимание на 16-летнюю Луизу-Жанну Тьерселен и тут же воспылал к ней страстью. Сообщить родителям девочки о свалившемся на них «счастье» отправили лично начальника полиции Беррье. Луиза-Жанна под именем мадам де Бонневаль попала в спальню короля, минуя «Олений парк». В силу своего нежного возраста она не пыталась заниматься интригами, но зато ими занялся её отец, прибывший ко двору вместе с дочерью.

Уже вовсю шла Семилетняя война, и месье Тьерселен стал активным сторонником прусской партии, чему способствовали щедрые подарки ему от посла немецкого королевства. Маркиза де Помпадур была уже слишком слаба, но сумела дать отпор попыткам изменить выстроенную ею внешнеполитическую концепцию. С трудом, но Людовику удалось открыть глаза на тесные взаимоотношения отца его любовницы со страной, воюющей с Францией. Тьерселен угодил в Бастилию. Его дочь в тот момент была беременна. После рождения сына её оставили при дворе, хотя Людовик потерял к ней всякий интерес.

Случилось это уже после смерти маркизы де Помпадур, которая умерла от рака легких 15 апреля 1764 года. Даже в последние часы жизни она выслушивала доклады тайных агентов и дипломатов. Людовик совершенно спокойно воспринял новость о кончине своей многолетней фаворитки, а французы самых разных сословий встретили известие о смерти маркизы де Помпадур ликованием: её считали ответственной за непопулярную Семилетнюю войну и виновницей плачевного состояния государственной казны.

С годами любвеобильность Людовика не снизилась. Несмотря на то, что после смерти Помпадур «Олений парк» прекратил работу, король продолжал активно менять любовниц, некоторые из которых даже ненадолго получали звание официальных фавориток. Правда, теперь носительницы этого титула редко вмешивались в государственные дела, занимаясь лишь развлечениями и балами.

Исключением стала разве что одна из последних пассий короля Мари-Жанна Бекю, вошедшая в историю под именем мадам дю Барри. Она принялась интриговать против министра иностранных дел Шуазеля. В 1770 году любовница добилась, чтобы 60-летний король отправил главу своего МИДа в отставку. Это увольнение можно считать единственным политическим успехом дю Барри.

По примеру де Помпадур она стала подкладывать под короля молоденьких девушек, но и это закончилось печально. Одна из любовниц заразила короля оспой, и 10 мая 1774 года Людовик XV умер, оставив Францию своему внуку Людовику XVI в крайне плачевном состоянии. Французский «женский век» закончился, а до революции осталось всего 15 лет.

Дмитрий Карасюк, «Дилетант-медиа»

Поделиться.

Ответить

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.