Михаил Державин: «В Роксану влюбился с первого взгляда»

0

Актер умер после продолжительной болезни
Совсем недавно он выпустил свою книгу мемуаров «Я везучий. Вспоминаю, улыбаюсь, немного грущу»: «Могу заверить, моя история не потребовала от меня даже малой доли фантазии. Я никогда не думал писать мемуары, я артист. Я все сказал своими ролями. Но у меня осталось много недосказанного. Пусть мемуары будут метафорой всей моей жизни, в том числе и в искусстве».

«Давайте с Шурой к нам в театр!»
Михаил Державин родился 15 июня 1936 года в Москве на Арбате, в семье знаменитого артиста Михаила Степановича Державина. Любопытно, что изначально фамилия отца была Захаров, рассказал актер на передаче «Вечерний Ургант». А фамилия Державин появилась от названия поселка Державино в Подмосковье, откуда отец родом. Сам Михаил вырос в доме, который был полностью заселен актерами театра имени Вахтангова, в соседнем подъезде располагалось Щукинское училище. В детстве Михаил даже представить себе не мог, что существуют еще какие-то сферы деятельности, кроме театра.
Во время войны выехали в эвакуацию. «Мама ехала беременной, да еще и с двумя детьми – Анечкой и мной, — вспоминал Державин. — Сначала мы остановились в Горьком, но там было очень неспокойно, через этот город в Сибирь эвакуировались заводы, фабрики, учреждения, семьи, было ощущение какого-то повального, хоть и организованного бегства, стояла страшная сумятица, и когда у мамы начались схватки, ее отправили рожать от греха подальше – за 30 км на север от Горького, в роддом тихой захолустной Балахны. Поселили нас там в опустевшей школе, где я, видимо, руководствуясь ностальгическими ощущениями, принялся изготавливать из географических карт театральные декорации и кулисы».
В книге Михаил Державин писал, что его младшая сестра Танечка родилась в Балахне и это потом стало поводом для семейных шуток: мол, все мы — москвичи, а Таня — из Балахны. «Только добравшись до Омска, мы сообщили папе, что у него родилась дочка. И он (телеграммой или звонком, уже не вспомнить) отдал важное распоряжение главы семейства – назвать дочь Татьяной. Так нас стало трое», — подытожил актёр.
После войны Михаил сразу после школы прямиком направился театральное училище имени Щукина, которое потом и окончил. Театр «Ленкома» пригласил группу молодых актеров, обновив свой состав. «В этом театре мы с Александром Ширвиндтом проработали до 1967 года, после чего с Анатолием Васильевичем Эфросом перешли в Театр на Бронной, где я проработал месяцев девять, — вспоминал Державин. — А потом Андрей Миронов и Марк Захаров подошли ко мне на каком-то вечере и сказали: “Миша! Приходи к нам в театр! Валентин Николаевич Плучек ищет молодых артистов”. Затем я встретил на улице Папанова, который тоже сказал: “Давайте с Шурой к нам в театр! Вы нам очень нужны!” Так я и поступил в Театр сатиры».

«Я не входил в семью Райкина»
Еще в училище Державин познакомился с дочкой Аркадия Райкина Катей, которая стала первой женой Михаила. «Самого Райкина я знал с детства, — говорил актер. — Дело в том, что в нашем доме жил один очень известный врач, лор. И к нему приезжали многие известные артисты, чтобы решить проблемы с голосом. И Райкин тоже приезжал, чтобы поправить голос. Выходил из машины и, если подворачивался я, обязательно здоровался и спрашивал, дома ли Виктор Контарович. И моего отца Райкин знал. Так что когда я был представлен Аркадию Исааковичу как будущий зять, он отнесся к этому благосклонно, даже обрадовался».
Самому Державину было страшновато входить в такую известную семью: «Аркадий Исаакович тогда, в конце пятидесятых, был звездой. Афиши с его портретами висели на каждом углу. Но с другой стороны, такие люди приходили в наш дом всегда, к моему отцу. И у меня не было перед ними какой-то робости. Я женился на Кате, потому что мы полюбили друг друга, только и всего. Но тогда ее родители и брат Костя еще не переехали в Москву. Поэтому Райкины сняли для нас комнату в квартире своих знакомых. Так что я, собственно, не входил в семью Райкина, мы жили отдельно».
Брак с Екатериной продержался всего два года. А буквально через полгода после расставания с Державиным Катя стала женой Юрия Яковлева, да еще оказалась беременной. «У меня нет обиды на Юрия Васильевича за это, — говорил Михаил Михайлович. — Они с Катей работали в одном театре и полюбили друг друга. Все сложилось так, как должно было быть. А теперь я даже иронизирую над этой ситуацией. Когда объявлял дочку Юрия Васильевича, актрису Алену Яковлеву, то говорил так: “Это дочь моей первой жены, вторым мужем которой стал Юрий Яковлев”. А Аркадий Исаакович после того, как мы с Катей развелись, нисколько не обиделся на меня и продолжал тепло ко мне относиться».
Когда Державин женился во второй раз, его тестем тоже стал известный человек – маршал Буденный. С его дочерью Ниной актера познакомили друзья: «Им не понравилось, что после развода я ходил хмурый, и они специально подбросили мне это знакомство. В результате – восемнадцать лет брака! В этой семье меня тоже приняли с радостью, увидев меня на пороге своей квартиры, Семен Михайлович сразу сказал: “Здравствуй, сынок!” Сначала мы с женой жили отдельно, а потом переехали к ним. Мы дружили с Буденным. Вместе рыбачили, отдыхали на даче».
От брака с Ниной у Михаила осталась дочка Мария и два внука. «Маша окончила ГИТИС, но по моим стопам не пошла, — рассказывал Державин. — Есть только один родственник, сын сестры, который стал актером. Ну и внуки. Я не мог похвастаться, что так уж часто занимался внуками, но, конечно, старался им передать то, что знаю. Обучить каким-то основным жизненным принципам».
Сам Державин женился в третий раз. Его супругой стала певица Роксана Бабаян: «Ее я знал еще до знакомства. На радио вел передачу “После полуночи” и вкрадчивым, тихим шепотом часто объявлял: “Сегодня для вас будет петь Роксана Бабаян!” Как певица она мне очень нравилась, но внешне представлялась такой большой, грузной армянской женщиной. Потом как-то на гастролях нас познакомил Борис Владимиров, и все мои неверные представления о Роксане растаяли – это была любовь с первого взгляда. Конечно, спустя какое-то время я пригласил ее к Ширвиндту домой. Там собрались все: Миронов, Марк Захаров, Шура, их жены. И вот в разгар самого веселья подходит ко мне Ширвиндт, кивает головой в сторону Роксаны и шепчет: “Надо брать!” Я и взял!»
Державин всегда любил подчеркивать: «У меня удивительная супруга. Вы много знаете женщин с четырьмя высшими образованиями? У Рокси их именно столько. По первой профессии она строитель, выпускница Ташкентского института инженеров железнодорожного транспорта. А сейчас, помимо занятий музыкой, еще возглавляет Российскую лигу защиты животных».

«“Кабачок” давал дополнительную популярность театру»
Люди старшего поколения помнят Державина как ведущего знаменитой телепередачи «Кабачок «13 стульев». Но то, как он попал в эту программу, — долгая и запутанная история. «Изначально передачу “Кабачок 13 стульев” “привез” из Польши Александр Белявский, — вспоминал Державин. — Потом на роль ведущего позвали Андрея Миронова. Он снялся всего в двух передачах и почему-то не понравился ни руководству, ни зрителям. В один прекрасный день режиссер передачи Георгий Зелинский, который также работал в Театре сатиры, позвал на роль ведущего меня. Я попробовал, и всем понравилось. С тех пор я и стал вести “Кабачок”. А потом перешел из Театра на Малой Бронной в Театр сатиры. “Кабачок” любила вся страна. А вот главный режиссер нашего театра Валентин Николаевич Плучек ужасно не любил эту передачу, ревновал актеров, которые в ней участвовали, на репетициях гневно называл их кабачкистами. В какой-то степени его можно было понять. Порой случались совершенно анекдотические ситуации. Мы играем спектакль, появляются на сцене Спартак Мишулин или Зиновий Высоковский, а в зале слышны возгласы в полный голос: “О! Пан директор! Пан Зюзя!” Конечно, Плучеку такое не нравилось. Но в то же время он понимал, что “Кабачок” давал дополнительную популярность театру. В те годы у нас были сумасшедшие аншлаги, билетов было не достать в принципе». После утренних спектаклей артисты неслись в Останкино на съемки, затем снова в театр, потом обратно на съемки.

«Возможности посмеяться не упускали»
Когда говорят о Державине, часто вспоминают и Александра Ширвиндта. Их дуэт образовался очень давно. «У нас и наших семей были общие знакомые, Шура приходил к нам в дом, отмечали вместе Новый год и дни рождения, — рассказывал Михаил Михайлович. — Правда, он чуть постарше меня, и когда мне было одиннадцать лет, а Шуре тринадцать – это казалось большой разницей в возрасте. Потом мы вместе учились в театральном училище, откуда он вышел раньше меня на два года. Работая в одном театре, мы часто выступали вместе на различных актерских капустниках. Затем появились первые сценки, которые мы вынесли на суд зрителя, и они стали пользоваться большим успехом. Часто меня спрашивали: «В вашем дуэте сразу видно, что ведет во всем Ширвиндт! Почему?» Я отвечал: «Это правильно, ведь Шура старше меня на целых два года!» Народ о нашем дуэте анекдоты слагал. Например: «Ширвиндт решил эмигрировать в Израиль. Эх, за Державина обидно!» Да что там анекдоты, в жизни такие комические ситуации бывают! В Одессе в гостинице работница меня спрашивает: «Михал Михалыч, а вы еврей?» Я отвечаю: «Нет, с чего вы взяли?» — «Очень уж вы вежливый!» — говорит она».
Державин на коварные вопросы журналистов признавался, что никогда не думал об эмиграции: «Я самый настоящий «нашенский» артист! У меня за границей никаких и родственников нет. Конечно, я люблю ездить по миру, гастроли, встречи, концерты. Но жить мне нравится здесь, в Москве. Ну, где еще есть такая улица, как мой родной Арбат?! Здесь я родился, рос, учился, живу… Все для меня святое рядом».
Любовью зрителей пользовался совместный бенефисный спектакль Державина и Ширвиндта «Счастливцев – Несчастливцев». «Все началось с того, что мы отправились в Финляндию на рыбалку. С нами был Гриша Горин. Там мы вместе и решили придумать спектакль, основу которому взяли из «Леса» Островского, — вспоминал Державин. — Помню, мы с таким огромным запасом спиртного приехали в Финляндию. Ввозить в страну разрешалось лишь по два литра водки одному человеку. А мудрейший Шура Ширвиндт приказал бабушкам, которые ехали с нами в автобусе: «Сейчас в пограничном магазине вы купите по два литра водки!» Бабушки запричитали: «Милок, мы же не пьющие!» На что Ширвиндт сдвинул брови: «Запомните – теперь вы пьющие!» Дали мы им денег, старушки купили водки, провезли через границу, а потом мы у них спиртное изъяли».
В дружной компании артистов всегда было принято разыгрывать друг друга. «Конечно, специально мы не издевались над кем-то, но если выпадал случай, то, конечно, возможности посмеяться не упускали, — рассказывал Державин. — Помню, выступаем с Шурой в отделении милиции. Вижу, у них там обрезки разных машинных номеров валяются, знаете, когда аннулируют номера, их разрезают. И вот на одном обрезке я увидел последние цифры номера машины Миронова. Взял себе. Пришли в театр. Сидит в гримерке в костюме Чацкого (играли “Горе от ума”) Андрюша. Мы говорим: “Слушай, что-то странное: около наших машин какие-то обрезки валяются, вроде с номерами! Взгляни – вот!” Миронов остолбенел. Сразу, в чем был, побежал на улицу. Потом ругался жутко».
«Миша Державин космически разносторонний актер и человек, – рассказывал летом 2017 Александр Ширвиндт на презентации книги друга. – Обаятельный, с юмором, добрый, щедрый, верный друг. Если говорить об актерских качествах – прежде всего, это вечная борьба с режиссурой, которая пыталась наступить на его органику… Для меня люди титанической органики – Гриценко, Евстигнеев и Олег Борисов. Михаил Михайлович – из этой компании».
Именно Ширвиндту пришлось презентовать мемуары, которые написал Михаил Михайлович. В то время сам Державин уже тяжело болел – имел проблемы с сердцем и сосудами, перенес несколько операций. Как говорят, последние главы книги Державин писал уже с трудом. Но все-таки нашел в себе силы закончить историю своей жизни. И ушел в вечность. 10 января его не стало.

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам «Нижегородская правда» (pravda-nn.ru), «Сегодня» (segodnya.ua), «Смена» (smena.ru), «Невское время» (nvspb.ru)

Поделиться.

Комментарии закрыты