У Квазимодо был прототип

0

Горбун жил в Париже одновременно с писателем и реставрировал полуразрушенный собор Парижской богоматери

В Париже 16 марта 1831 года вышел в свет роман Виктора Гюго «Собор Парижской богоматери». Гюго написал произведение, с помощью которого привлек внимание публики к ветхому и неизвестному храму Парижа. Спустя годы отреставрированный собор Парижской богоматери стал символом французской столицы — толпы туристов делают фото на фоне готического здания. А благодарить за сохранность исторической ценности нужно безобразного звонаря Квазимодо.

Мсье Горбун – главный каменщик
В 2010 году мир облетела новость: герой романа «Собор Парижской богоматери» — вовсе не плод воображения Виктора Гюго. Архивариус лондонской галереи Тейт нашел документы, где упоминается человек, который мог быть прототипом горбатого звонаря Квазимодо. Об этой находке сообщила британская газета The Daily Telegraph. Сотрудник архива лондонского музея Эдриан Глю рассказал, что, разбирая бумаги в хранилище, наткнулся на семитомную рукописную биографию британского скульптора Генри Сибсона, в 1820-х годах работавшего на реставрации собора Парижской богоматери.
В своих дневниках скульптор пишет о резчике по камню по имени Траян, с которым он познакомился во время работы в Париже. Согласно описанию Сибсона, Траян был очень милым и общительным человеком, а его непосредственным руководителем был некий горбатый и нелюдимый человек, который не любил общаться со своими подчиненными. Имя этого человека, также работавшего резчиком по камню, Сибсон вспомнить не смог, однако в более поздних записях он вновь рассказывает о нем и называет его мсье Горбун, сообщая, что таким было прозвище главного каменщика.
По словам Эдриана Глю, при изучении бумаг он сопоставил даты реставрации собора Парижской богоматери и даты написания романа и уловил связь между героем книги Гюго и упоминаемым Сибсоном резчиком по камню. При этом сотрудник архива Тейт подчеркнул, что во время работы над «Собором Парижской богоматери» Гюго проявлял большой интерес к реставрации религиозного сооружения и поэтому, возможно, мог знать как Траяна, так и его горбатого начальника.
Чтобы найти подтверждение своей догадки, Глю отправился в Париж, где ознакомился с бумагами, хранящимися в парижском архиве. В них он отыскал список всех специалистов в различных областях, которым довелось поработать во французской столице и ее окрестностях в начале 1830-х годов. В списке оказался и некий скульптор по имени Тражен. Судя по документам, он жил в районе Парижа Сен-Жермен-де-Пре, где во время написания «Собора Парижской богоматери» жил и Виктор Гюго.
Шон Хэнд, профессор университета Уорика, заведующий кафедрой французского языка, заявил, что верит в возможность существования прототипа Квазимодо. «Это удивительное открытие. В том случае, если Гюго действительно был вдохновлен образом каменщика из собора Парижской Богоматери, то мы можем быть ему признательны за то, что он так искусно преобразовал реальные события и превратил их в удивительную литературу», – отметил специалист.

«Четырехгранный нос, подковообразный рот…»
Когда и где родился Квазимодо, неизвестно. Он был оставлен родителями из-за внешнего уродства. Гюго рассказывает, что малыша нашел и подобрал возле собора Парижской богоматери молодой священник Клод Фролло. Мужчина и дал имя ребенку, которое фигурирует в романе. Из-за недостатков внешности Квазимодо с детских лет подвергался нападкам, оскорблениям и злобным шуткам. Вот как описывает уродца Гюго: «Четырехгранный нос, подковообразный рот, крохотный левый глаз, почти закрытый щетинистой рыжей бровью, в то время как правый совершенно исчезал под громадной бородавкой… Громадная голова… огромный горб между лопаток и другой, уравновешивающий его, — на груди».
Общение с людьми молодому человеку заменили колокола — священник обучил воспитанника звонарному ремеслу. Из-за громкого звона Квазимодо полностью оглох, пишет Гюго. Домом для горбуна стал собор Парижской богоматери, единственным близким человеком — Клод Фролло. Слово наставника стало для молодого мужчины законом. Гюго рассказывает в романе, что когда священник, одержимый цыганкой Эсмеральдой, приказал похитить девушку, горбун не стал рассуждать о правильности поступка.
Квазимодо нападает на Эсмеральду в темном переулке. Но девушка сбегает, а горбуна, которого поймали военные, судят за преступление. Глухой звонарь не понимает, что происходит, пока на спину не опускается первый удар плетью. Квазимодо наказывают со всей возможной строгостью. Страдающий от боли звонарь просит воды у местных, но опять получает лишь насмешки и издевки. Его спасает Эсмеральда. В этот момент в жизни Квазимодо появляется новый объект обожания. Но звонарь осознает собственную некрасивость, поэтому любит красавицу издалека.
Впрочем, Эсмеральда все равно не заметила бы обожания Квазимодо. Мысли и сердце девушки заняты Фебом де Шатопером — капитаном королевских стрелков. Но героя-любовника ранит ревнивый Клод Фролло, а в преступлении обвиняют Эсмеральду. Осознав опасность, грозящую любимой, горбун похищает цыганку и прячет девушку в соборе. Квазимодо готов проводить с красавицей все свободное время, но замечает страх и отвращение в глазах героини. Горбун оставляет Эсмеральду в покое, изредка появляясь из темных углов храма.
Тем не менее, звонарь счастлив — любимая рядом с ним. Все портит его наставник Фролло, не оставивший мыслей овладеть цыганкой. Но красавица отвергает безумного ухажера. Сдав девушку властям, тем самым обрекая цыганку на смерть, Клод разбивает сердце Квазимодо. Последней каплей для мужчины стал смех наставника во время казни Эсмеральды. В порыве злости Квазимодо сбрасывает священника с башни собора. У безобразного звонаря больше не осталось близких. Гюго рассказывает, как горбун находит тело любимой в гробнице возле виселицы и умирает, обняв стройную женскую фигурку.

«О, Эсмеральда, я посмел тебя желать!»
Виктор Гюго писал о соборе Парижской богоматери, чтобы привлечь внимание к этому памятнику культуры и защитить его от сноса. Вслед за выходом романа во Франции, а затем во всей Европе развернулось движение за сохранение и реставрацию готических зданий.
Роман вдохновил немало режиссеров, которые обратили внимание на романтическую историю, поставив ее на один уровень по популярности с пьесой «Ромео и Джульетта». Впервые фильм о горбуне и красивой цыганке зрители увидели в 1905 году. Алис Ги-Блаше и Викторена Жассе сняли немой короткометражный драматический фильм. Кинокартина «Эсмеральда» длится 10 минут. Это единственная экранизация, в которой сохраняются подробности происхождения Эсмеральды и её характер из первоисточника. К сожалению, найти этот фильм сейчас уже нельзя. Роль Квазимодо сыграл Хенри Воринс.
А в 1923 году на широкие экраны вышла драма «Горбун из Нотр-Дама». Американец Уоллес Уорсли, вдохновившись Гюго, снял драму с элементами фильма ужасов. Образ Квазимодо воплотил американский актер Лон Чейни. Чтобы соответствовать образу, артист облачался в резиновый горб, который весил 36 килограмм. Специально для съемок был создан детальный макет собора размерами около 75 метров в высоту и 50 метров в ширину. В фильме было задействовано около четырех тысяч статистов, для которых специально сшили соответствующие костюмы. Всего на производство фильма было затрачено 1 миллион 250 тысяч долларов, что по тем временам было огромной суммой.
В 1956 году вышла самая знаменитая экранизация романа Гюго. «Собор Парижской богоматери» снимался на улицах Парижа, поэтому кинокартина получилась масштабной и зрелищной. Постановку проекта осуществил обладатель Гран-при Каннского фестиваля режиссёр Жан Деланнуа. Натурные съемки, роскошные костюмы и великолепную игру знаменитых актёров Джины Лоллобриджиды, Энтони Куинна и Алена Кюни оценили и критики, и зрители. Джина Лоллобриджида в этом фильме считается самым успешным экранным воплощением Эсмеральды. Одна из причин успеха, по видимости, заключается в том, что актриса решилась сыграть цыганку босой.
В 1996 году студия «Дисней» выпустила полнометражный мультфильм «Горбун из Нотр-Дама». Сюжет мультика отличается от оригинала — из сценария вырезаны сцены, которые недопустимы для просмотра детьми. В 1999 году вышла французская криминальная комедия «Квазимодо». От романа Гюго в фильме остались только имена и внешность главных героев. Актер и режиссер Патрик Тимси воплотил на экране образ безобразного горбуна.
А основой мюзикла «Нотр-Дам де Пари» стала песня Belle («Красавица»), написанная канадским либреттистом Люком Пламондоном. Сердца слушателей завоевало исполнение песни мужским трио – Антоном Макарским, Александром Маракулиным и Вячеславом Петкуном:
«Свет озарил мою больную душу,
Нет, твой покой я страстью не нарушу,
Бред, полночный бред терзает сердце мне опять,
О, Эсмеральда, я посмел тебя желать!»

По материалам «24 СМИ» (24smi.org), «Лента» (lenta.ru), «Дилетант» (diletant.media)

Поделиться.

Комментарии закрыты