Когда тьма наступает…

0

Ужас на болоте

Раньше весь сезон из леса не вылезала, когда работа позволяла. Целыми днями с корзиной или с лукошком по лесу, открывая все новые и новые места, богатые ягодами и грибами. Всегда к осени куча заготовок. Ходить любила одна, т.к. муж все свое свободное время проводит на рыбалке. Да и так лучше даже, никто от раздумий не отвлекает. Зверья в наших лесах почти нет, бояться нечего, так что, бывало, задерживалась в лесу до вечера, если азарт найдет. Но после одного случая в лес ни ногой, даже с кем-то.

Произошло это осенью, когда понесло меня, как обычно, на малое болото за клюквой. Это сейчас и болотом-то сложно назвать, так, участок мокрый посреди леса, хотя раньше оно огромным было, еще отец в детстве сюда водил, говорил, что местами даже трясина попадалась. Да и ягод было в разы больше… Так, вспоминая детство, думая о своем, постепенно пробиралась по сырости, отыскивая ягоды и стараясь не запнуться об кочки. Единственное опасение – это змеи, поэтому под ноги приходилось смотреть внимательно.

Хотелось собрать полное лукошко, но, видно, не судьба. Вечерело, портилась погода, и пора возвращаться домой. Уйти от ягод не так просто, но потихоньку дошла почти до края болота. И вдруг что-то схватило за ногу и крепко сжало. Так не цепляются ветки и корни. Причем схватили за ногу выше сапога, хоть они и были ниже колена. Я резко опустила голову и посмотрела на ногу… И в ужасе закричала! Готова поклясться, что мою ногу держала чья-то рука, торчащая из грязи. Инстинктивно дернулась, выругалась и ломанулась оттуда.

Уже дома, еле успокоившись, осмотрела ногу, на ней виднелись небольшие синяки от пальцев. Особенно явные остались от большого и указательного пальцев. Истерика у меня началась снова. С тех пор боюсь не только болота, а вообще леса, точнее, того, что там обитает.

Фотография пророчит смерть

Сейчас, когда слышишь от кого-то, что он-де увлекается фотографией, ей-богу, становится смешно. С развитием цифровых технологий фотосъемкой может заниматься и ребёнок, научившийся тыкать пальцем в смартфон, и гордо называть себя фотолюбителем. А я увлёкся фотографией в конце 70-х годов, когда требовалось приложить немало усилий, чтобы овладеть этим искусством и сделать его своим хобби. Благо, было, у кого поучиться на практике. Да и теоретическая база в виде специальной литературы наличествовала (сейчас многие книжки тех времён стали букинистической редкостью). Принадлежности, необходимые начинающему фотографу, тоже имелись.

В те годы любительским фотографированием серьёзно занимались немногие. Процесс получения чёрно-белых фотокарточек занимал длительное время. Особенно в домашних условиях. Сначала надо было купить фотоплёнку. Потом заснять так, чтобы не было мучительно больно за бесцельно потраченные три десятка кадров. Затем плёнку проявить, промыть, высушить. И уже после этого (если не засветил ненароком!) приступать к самому интересному – печати фотографий. Естественно, предварительно запасшись проявителем, фиксажем и фотобумагой. Которые, кстати, не всегда свободно лежали на прилавках.

Вот это, действительно, можно назвать хобби. Неподготовленному человеку такое не провернуть. И в те далекие годы умелые фотографы-любители пользовались большим спросом. Снимали знаменательные события коллег и знакомых, пополняли фотоальбомы друзей и родных. Некоторые и денежку какую-то за труды получали.

Был тогда у отца коллега, тоже, как и мой батя, релейщик на ТЭЦ. С его семьёй мы жили в одном подъезде, часто общались. Звали соседа Игорь. Очень он увлекался фотографией. Причём, достиг в этом деле почти профессионального мастерства.

С его сынишкой Данилой я ходил в одну детсадовскую группу. Как-то Игоря попросили сделать общие снимки малышни с воспитательницами. На память. Знали, что получится не хуже, чем в ателье, а обойдётся родителям гораздо дешевле.

В назначенный день Игорь пришёл в нашу группу и «щёлкнул» несколько раз наряженных детишек и их педагогов. Готовые снимки пообещал через пару дней.

Но через два дня нам пришлось фотографироваться заново. Игорь с озадаченным видом объяснил, что «плёнка попалась бракованная, и получилось не очень».

Сделав повторную фотосессию, добросовестный мужик пообещал готовые фотки уже назавтра. А вечером того же дня заглянул к нам домой и обескураженный показал моему отцу свежеотпечатанные снимки. Изображение было качественное, вот только по периметру шло странное неровное затемнение. Конечно, в таком виде фотографии никуда не годились.

– Игорёк, а ты бумагу часом не засветил? Может, пакет с ней протёрся по краям – вот и результат?..
– Нет! Однозначно нет… Специально сегодня новую в «Экране» купил. Потому что позавчера точно такая же история случилась. Потому и переснимал повторно нашу малышню. Думал, на плёнке, может, какой дефект… Но, видишь, плёнка новая, бумага – тоже, а в итоге та же тёмная рамка по краям! Самое странное, что на негативах никакой рамки не видно, и все остальные кадры на плёнке нормальные… Слушай, одолжи свой фотоувеличитель, может, в нём причина? Не хочется во второй раз родителей и заведующую детсада подводить. Я же обещал к завтрашнему дню всё напечатать…
– Конечно, Игорь, бери мой. А вообще, и правда, странно…

Рассматривая затемнённые по краям глянцевые снимки и вполне обычные, без всяких видимых дефектов негативы на рулоне плёнки, мой папаня только пожимал плечами. А Игорь, взяв соседский фотоувеличитель, вернулся в свою квартиру. Закрывшись в ванной (которая периодически превращалась в фотолабораторию), снова принялся выполнять срочный заказ… И утром, довольный, вернул отцу позаимствованный прибор:
– Привет! Всё получилось! Вот ваши снимки. Остальные сейчас с Данилкой отнесём в детсад. Давайте и вы догоняйте нас…

Меня вслед за ними мама вскоре тоже повела в детский садик. Когда пришли туда, мне сразу бросилось в глаза странное поведение взрослых. Мамаши не покрикивали на своих нерасторопных с утра чад, а разговаривали шёпотом, да с грустным видом шушукались между собой. Воспитательницы и нянечки тоже ходили какие-то понурые. Лишь дня через два я узнал, что наша красавица-блондинка, воспитательница Светлана Михайловна, умерла. Скоропостижно и неожиданно для всех. Причину нам, малышам, не говорили, да мы и не интересовались тогда. Для нас сам факт смерти человека, которого видел ещё вчера живым, был настоящим шоком…
После этого прошло, наверное, года два… Однажды Игоря озадачили на работе – сделать фотопортреты заслуженных сотрудников для Доски почёта. Днём он поснимал всех, а вечером уединился в своей фотолаборатории-ванной. На следующий день подошёл к отцу и выложил перед ним несколько снимков. Как полагается: все снимки были чёткими, аккуратными. И лишь портрет начальника участка Вадина очерчивала тёмная неровная кайма.

– Ты видишь? Ничего не напоминает?
С этими словами Игорь протянул моему папане разглаженный отрезок плёнки в несколько кадров (так негативы хранились лучше, без царапин). Отец долго и внимательно разглядывал негатив с портретом начальника участка, но ничего подозрительного в изображении не обнаруживал. Откуда же тогда опять эта тёмная рамка на фотокарточке? Как тогда, на фотографии детсадовской группы!
– Игорь, ну точно у тебя что-то с фотоувеличителем! Вечером возьмёшь мой и переделаешь. Всего-то один снимок…

На том и порешили… А через два или три дня начальник участка Вадин скончался от обширного инфаркта… Не знаю, говорили тогда мой отец с Игорем кому-нибудь о странном предвестнике, тёмной рамке на фотоснимке, кому-нибудь? Скорее всего, нет. Они же оба – умные релейщики, материалисты до мозга костей. К тому же, в те времена на всё необъяснимое традиционной наукой смотрели, как на сказки для малышей.

Но история на этом не закончилась. На протяжении ещё нескольких лет опять были подобные случаи с появлением тёмных рамок на фотографиях, сделанных Игорем. И всегда кто-то из людей, запечатлённых на снимках (поодиночке или в группе), умирал в ближайшие дни. Сосед поменял несколько фотоаппаратов, но череду трагедий это не прекращало.

Анализируя цепочку печальных событий, мой папаня с соседом-фотографом невольно пришли к выводу, что, действительно, всё дело в фотоувеличителе, которым пользовался Игорь. Когда стали выяснять, откуда он взялся, оказалось, что новенький чемоданчик с прибором подарил покойный отец Игорю на день рождения. Буквально за несколько дней до своей внезапной кончины. Все последующие годы увеличитель служил верой и правдой. Был удобен в обращении и переноске, в сложенном виде занимал мало места. Менять на что-то другое Игорю его очень не хотелось. Тем более, это же последний подарок отца.

А вскоре случилось следующее… Однажды вечером к нам забежала взволнованная соседка, жена Игоря. Так как наши семьи дружили, ничего удивительного в этом не было. Женщина, запинаясь от беспокойства, сообщила, что муж уже несколько часов не выходит из ванной, где печатал фотографии. На призывы мычит что-то неразборчивое и, похоже, плачет там тихонько.
– Несколько раз всхлипы слышались! Валя, – обращаясь к моему отцу, – поднимись к нам, может, ты с ним поговоришь?!

Папаня поднялся к соседям в квартиру, но выудить Игоря из ванной так и не получилось. По голосу было слышно, что он действительно чем-то сильно расстроен и, похоже, впрямь плачет. Через час, закончив бесплодные переговоры, отец вернулся в свою квартиру. Утром следующего дня они встретились на работе. Игорь выглядел неважно, был угрюм. На все расспросы отмалчивался или бурчал односложно «да», «нет».

В ту смену их по разнарядке отправили на разные подстанции. А через пару часов по ТЭЦ сообщили о ЧП – сотрудника электролаборатории насмерть поразило током. Сотрудником этим оказался Игорь… Позже свидетели происшествия с удивлением и ужасом рассказывали, что опытный электрик подошёл к высоковольтному выключателю и сам схватился рукой за шину, находящуюся под напряжением. Смерть была мгновенной.

Спустя некоторое время после похорон Игоря его вдова показала моим родителям помятую фотографию. Нашла её скомканной далеко в углу под ванной, когда решила сделать генеральную уборку в квартире. С фотки счастливо улыбался Игорь, держа на руках смеющегося сына Данилку. Фотоснимок обрамляла тёмная неровная кайма…

…Лет 10, пока не переехали в другой город, мы жили по соседству с Данилой и его мамой. Молодая ещё женщина вскоре снова вышла замуж и родила девочку. За все эти годы ни с кем из их семьи ничего трагического не произошло.

Покойник все слышит

Потусторонний мир существует на самом деле. В этом я убедилась лично. Моя двоюродная сестра атеистка, в церковь не ходит, ни во что не верит. И вот однажды мы с ней пошли на кладбище, где похоронен ее муж. Сергей умер молодым, еще и 35 лет не было. Много пил, да и к Ольге, моей сестре, относился ужасно. Она особо за ним не горевала, даже памятника не поставила, но на могилу ходила иногда.

И вот мы стоим, и тут Ольга начинает ругаться: «Все время проклинал меня, говорил, чтобы подохла скорее! И что? Кто тут лежит? Ты! Даже вспомнить ничего хорошего о нашей жизни не могу!» И тут я с удивлением замечаю, что сестру как будто кто-то сильно толкает сзади. Она падает на могилу, лицо её исказилось от ужаса. Поднимается, стряхивает землю и дрожащим голосом говорит: «Это Сергей толкнул. Он сказал, что я тоже еще та стерва. И что о покойниках не говорят плохо, и в церковь ходят за них молиться. И еще, что он не даст мне покоя». После этого сестра рассказывала, что покойный муж стал являться к ней каждую ночь, угрожал, ругался. Она стала нервной, перестала спокойно спать, замкнулась в себе. Потом стала ходить в церковь, искренне молилась за упокой души Сергея, поставила памятник. И покойник ее простил…

Источник: «Страшные истории» , zelv.ru

Поделиться.

Комментарии закрыты