Лекарства из… мертвых людей

0

Со времен Древнего Рима до XX в. в разных уголках Старого Света аптекари изготавливали лечебные зелья из человеческих тел. Во всех слоях европейского общества считалось нормальным пить экстракты и микстуры из человеческого мозга, плоти, жира, печени, крови, черепов, волос и даже пота. Ими врачевали и монархов, и монахов, и простаков.

Части человеческих тел стали неплохим бизнесом, когда появился особый спрос на лекарства из мертвецов. После казни очередного преступника палач на время делался самым важным в городе мясником, который продавал жаждущим из толпы различные органы и ткани казненного, согласно рецептам. Купцы привозили человечину для нужд медицины из дальних стран, а кладбищенская «мафия» не гнушалась раскапывать по ночам могилы и продавать трупы медикам для исследований.
Как ни странно, у поедания людьми людей есть старинный смысл. Медицинский каннибализм – это вера в то, что от поедаемого поедающему передаётся жизненная сила, если не душа. Любое лекарство из органов человека заранее считалось животворящим и чудесным – разве могло оно не помочь?

Кровь и печень гладиатора

Многие граждане Древнего Рима верили, что живучесть и мужество гладиаторов – у них в крови. Поэтому было модно пить кровь убиенного или смертельно раненого гладиатора, пока она тёплая, – чтобы самому стать таким же смелым и выносливым. Римские эпилептики считали такую кровь «живой». Едва сраженный боец падал на арену, его могла окружить толпа желающих прильнуть к кровоточащим ранам.

А римский врач Скрибоний Ларг был уверен, что вылечить эпилепсию помогает печень человека, убитого оружием, которым пользуются гладиаторы. Пациенты ели такую печень в необработанном виде. Когда в 400 году н.э. гладиаторские бои были запрещены, больные эпилепсией нашли новый источник свежей крови – в местах казней.

Кровь короля и других преступников

Заблуждение о том, что эпилепсию можно вылечить неостывшей кровью, бытовало до начала ХХ в. Эпилептики приходили на рубку голов с кружками для живительной красной жидкости. Однажды один больной из Германии так хотел вылечиться, что не сдержался и хлебнул кровь прямо из перерубленной шеи, что не вызвало ужаса в XVI ст.

Медицинский вампиризм не ограничивался питьем крови обычных преступников. 30 января 1649 г. король Англии и Шотландии Карл I Стюарт был обезглавлен революционерами. Толпы подданных Карла окружили его тело на эшафоте, дабы умыться в королевской крови. Считалось, что прикосновение монарха может исцелить от опухших лимфатических узлов, а его кровь – тем более. Когда тело Карла (с пришитой на место головой) унесли с места экзекуции, палач подзаработал на торговле песком, пропитанным кровью, а также частями волос самодержца. И вообще, палачи в странах Европы долго считались целителями высокой пробы, могущими помочь при хворях всего и вся. Что там говорить, если великий Парацельс был убежден, что пить кровь – полезно.

Королевские капли

Карл I посмертно сделался лекарством, а его старший сын Карл II придумал новое снадобье. Уважая алхимию, он приобрел рецепт модной микстуры «Капли Годдара» и приготовил её в собственной лаборатории. Лекарю Джонатану Годдару, личному врачу Кромвеля, придумавшему препарат, выплатили из монаршей казны 6 тысяч фунтов. Затем почти 200 лет «лекарство» распространялось под новым именем – «Королевские капли». Дабы они помогали при разных недугах, состав зелья был сложным: брали два фунта оленьих рогов, два фунта сушеной гадюки, столько же слоновой кости и пять фунтов костей человеческого черепа, принадлежавшего повешенному либо убиенному насильственно. Затем ингредиенты измельчали и перегоняли в жидкий концентрат. Главным элементом «Королевских капель» был человеческий череп, ему приписывались особые свойства. Алхимики считали, что после внезапной, насильственной смерти душа мертвеца остается в тюрьме бренной плоти, в т.ч. в голове. А потребление чужой души в терапевтических целях одаривало пациента жизненной силой.

Британцы тех лет верили, что «Королевские капли» помогают при ряде нервных недугов, например, при припадках и апоплексии. На деле же средство могло и убить, что и неоднократно происходило. Так, английский парламентарий сэр Эдвард Уолпол верил, что капли исцелят его от конвульсий. Однако они только ухудшили состояние политика.

Видимо, единственным полезным эффектом «капель» было стимулирующее действие. При перегонке рогов образовывался аммиак, делавшийся нашатырем. Когда Карл II умирал в 1685 г., он прибегнул к «Королевским каплям» как к последнему средству, но безуспешно. Несмотря на провал, еще полтора века доктора назначали это «чудо-средство», а в 1823 г. в поваренной книге The Cook’s Oracle было описано, как из человеческого черепа на кухне приготовить препарат для лечения нервов у детей. В 1847 г. некий англичанин, следуя рецепту, сварил чей-то череп в патоке – для дочурки, страдавшей эпилепсией.

Черепной мох

Магические свойства человеческих костей распространялись и на лишайники, грибы или мох, которые прорастали на черепах, вовремя не погребенных. Растущую субстанцию назвали словом «уснея», её было полно на полях битв, усеянных останками солдат, принявших смерть от оружия (поэтому их черепа обладали запасом витальной силы). Под воздействием сил небесных сила витальная накапливалась в черепном мхе. В XVII и XVIII вв. медики активно использовали уснею. Например, люди нюхали сушенный и молотый лишайник, дабы остановить носовые кровотечения. Черепной мох применяли и внутрь как средство от эпилепсии, гинекологических и других проблем.
В книге The Art of Distillation 1651 г. врач и алхимик Джон Френч описал метод получения «лекарства» – настойки из человеческого головного мозга. Обращаясь к практикующим врачам, доктор Френч советовал «взять мозг молодого мужчины, умершего насильственной смертью, вместе с мембранами, артериями, венами и нервами», а затем «растолочь сырье в каменной ступке, пока не получится каша». Превращенные в пюре, мозги молодого покойника заливались винным спиртом и настаивались в теплом лошадином навозе полгода, прежде чем перегонялись в скромного вида жидкость. Будучи военным врачом, Джон Френч не испытывал недостатка в головах нестарых мужчин и прочих человеческих останках. Как и другие препараты, сделанные из трупов, перегнанное пюре из мозгов воспринималось в те темные времена всерьез и медиками, и пациентами. Сообщения о лечении таким пюре встречаются в хрониках XVII и XVIII вв., а в 1730-х гг. был предложен экстремальный вариант рецепта, куда, помимо свежего головного мозга, входила кашица из людских сердец и камней из мочевого пузыря, замешанная на грудном молоке и теплой крови.

Мазь из человеческого жира

Задолго до моды на барсучий, медвежий и другие некулинарные жиры с целебными качествами, европейцы пытались лечиться с помощью жира соплеменников – того самого, что садит нынешних землян на диеты и гонит на липосакцию. В Европе XVII и XVIII вв. хлебной работой считалась работа палача. Казней проводилось немало, а мэтры заплечных дел недурно зарабатывали на человеческом жире. Ценители продукта шли за ним не в аптеку, а выстраивались в очереди у эшафота со своими ёмкостями. Так можно было гарантировать, что жир, за который деньги плачены, – не подделка, в которую подмешаны другие животные масла. А человеческое сало, как говаривали, отлично снимало боли при воспалении кожи или суставов, ревматоидном артрите и подагре.

Людской жир был популярен и среди элиты. Королева Англии Елизавета I наносила на лицо мазь из такого препарата, пытаясь вылечить им рытвины, оставленные оспой. В рецепте XVIII в. описывается смесь человеческого жира с пчелиным воском и скипидаром – токсичное зелье, коим, вероятно, пользовалась королева. Кроме того, царственная особа любила краситься косметикой на основе соединений свинца и ходила покрытой густым слоем пудры. По слухам, ядовитые мази и свели Елизавету Тюдор в могилу в 1603 г.

Пот умирающего

Английский доктор Джордж Томсон (1619—1676) прославился тем, что использовал для лечения недугов самые разные органы и ткани тела человека. Так, от чумы Томсон назначал урину (мочу), а плаценту прописывал женщинам с чрезмерными месячными выделениями. Но не было ничего странней, чем лекарство от геморроя по рецепту сего горе-медика. Распространенную болезнь Джордж Томсон врачевал потовыми выделениями умирающих людей, которые пациентам надлежало втирать в геморроидальные узлы. Пот этот брался у тех приговоренных к казни, кто перед экзекуцией сильно нервничал. Если же палачу не удавалось собрать достаточно пота, то страждущим обещали, будто одно лишь прикосновение к отсеченной на эшафоте голове может чудесным образом исцелить от геморроя.

Медовые мумии

Искусство превращения человека в сладкую конфету с большим интересом изучали китайцы, перенявшие методику у арабов. В книге Chinese Materia Medica (1597) доктор Ли Шичжень рассказал о рецепте из Аравии, который довольно прост. Надо взять престарелого добровольца, купать его в меду и кормить только медом. Со временем доброволец начинает испражняться медом – «почти свежим», а когда такая диета старика погубит, его тело хранят в резервуаре опять же с медом на протяжении ста лет. Пролежав век в меду, мумия превращалась в каменно твердый леденец, части коего принимали больные со сломанными или ослабленными костями.

Медовые мумии продавались как лекарство и в Китае, и в Европе. Для европейцев сие неудивительно, учитывая их фармакологический интерес к древним мумиям, не стихавший в течение 600 лет. Привезенные из разграбленных усыпальниц Египта мумии вызвали фурор среди тогдашних эскулапов. Останками древних мертвецов пытались лечить отравления и эпилепсию, тромбы и желудочные язвы, ушибы и переломы. Было придумано множество лекарств. Среди них – бальзамы, патоки, мази, настойки и мумийный порошок, бывший особенно популярным. Аптекари называли этот порошок просто Mumia, и он был одним из базовых лекарственных средств в Европе аж до ХХ столетия включительно. Его производством занимался даже фармацевтический гигант Merck. В 1924 г. килограмм молотых мумий стоил в Германии 12 золотых марок.

Поначалу верили, будто в бальзамировании мумий использовался натуральный битум, якобы обладающий лекарственными свойствами. Затем решили, что целебный эффект присущ самой мумифицированной плоти, ибо её консервация в глазах простых больных выглядела чудом. Когда поставки мумий из Египта сильно сократились, их (мумии) стали подделывать. Тела недавно умерших вялили на жарком солнце, дабы те «состарились» и были похожими на останки из фараоновых гробниц.

Одним из противником терапии мумийным порошком был французский хирург Амбруаз Паре (1510—1590), осудивший медицинское применение мумий наряду с другим популярным плацебо – порошком из «рога единорога». Увы, использование мумий в медицинских целях было совершенно легальным. Столь же законной стала имитация мумификации, разработанная лекарями из Германии в конце XVII в. В результате «псевдомумифицирования» человеческого трупа определенного возраста и сложения получалась так называемая «Красная настойка». Она была популярна в Лондоне, куда рецепт привез немец Освальд Кролль. Расшифровка его записей позволила узнать правду о «Красной настойке». Итак, надо было взять труп мужчины с красным молодецким лицом (что якобы говорит о крепком здоровье, а не, скажем, об алкоголизме или гипертонии), без физических недостатков, в возрасте 24 лет (в полном расцвете сил). При этом молодой человек должен быть казнен через повешение или колесование, а тело – пролежать день и ночь на свежем воздухе в спокойную погоду. Плоть покойника нарезали на порции, приправляли миррой и алоэ, а затем мариновали для размягчения в вине. Потом куски человечины вывешивали на два дня на солнце, чтобы подсохли, а ночью – впитали в себя силу Луны. Следующим этапом было копчение мяса, а в финале делалась перегонка. Трупный дух «Красной настойки» перебивали сладкими винными ароматами и пахучими травами. После столь тщательной подготовки жидкость не могла не быть «целебной» и, вероятно, кому-то еще помогала – кроме аптекарей и палачей, зарабатывавших деньги на препарировании многочисленных преступников.

Источник: Neobychno.com

Поделиться.

Комментарии закрыты