Как ухаживать за женщинами в век феминизма

2

Раньше все было в разы проще и понятнее, но в наши дни любой незначительный комплимент может быть воспринят чуть ли не как унижение. Так как себя вести в эпоху женской независимости?

Мое практическое знакомство с феминизмом произошло в середине 1980-х. Знакомая американка время от времени впадала в странные причуды: не проходила в двери, которые я ей открывал, не давала нести тяжелую сумку – словом, отвергала все попытки элементарной гендерной вежливости. Объясняла нам, почему и как. Впрочем, ее политкорректность распространялась и на другие сферы жизни. Как-то моя жена, рассказывая о каком-то случае из жизни, проронила что-то такое: «Это был помощник атташе, такой здоровый негр». Продвинутая подруга перебила ее: «Как ты знаешь?» (калька с How do you know?) – «Знаешь что?» – «Что он был негр?» – «Ну, он был чернокожий…» – «Ты не должна этого замечать!»

Несмотря на знакомство с новой моралью через набор порой уродливых штампов, я глубоко уважаю и принципы, и во многом практику политкорректности. Но в реальной жизни иногда все-таки попадаю впросак. Особенно с женщинами – приверженцами (или нужно применить феминитив – приверженницами?) феминизма.

Так как же быть: ведь гендерное неравенство имеет две стороны. Можно считать женщин низшими существами и относиться к ним как к “недочеловекам”, а можно боготворить, превозносить… ну, по крайней мере, беречь и защищать. И то, и другое будет недопустимо. А как же быть с влюбленностью? Как писал Галич: «…и я влюблен во всех дурнушек и во всех принцесс». А ведь с точки зрения упоминавшейся американской феминистки и то, и другое – сексизм!

Как быть? Мой опыт жизни в разных странах с различными традициями и укладом научили меня некоторым принципам, приемам, и я этим с удовольствием поделюсь.

Самое важное – это внимание; не формальное следование правилам ритуальной вежливости, а именно внимание. Если в обществе не принято делать женщине комплимент по поводу ее платья, внешнего вида, и вообще любой намек на сексуальность собеседницы – это sexual harassment (поверьте, я жил в такой среде), то можно проявлять внимание в других, более нейтральных областях. Говорить о детях, внуках, домашних животных и недавно проведенном отпуске. Искреннее внимание к тому, что скажет собеседница, гораздо важнее даже формально прихваченного на бегу букета (я уж не говорю о букете, купленном для свидания секретаршей: «Слушай, будь другом, у меня сегодня… ну это… встреча… надо цветы, а я не успеваю, а?» – «Ну, конечно, сделаю в лучшем виде – какой бюджет?»).

В английском языке есть важное слово – commitment. Именно commitment – это то, что убедит вашего визави, что вам можно доверять, что вам можно довериться, что с вами можно что-то планировать. Именно commitment должен считываться в вашем внимании, в маленьких сюрпризах, в утреннем «С добрым утром! Чудесного дня» и в сопровождающих стикерах и гифках.

Гугл-транслейт переводит это слово как «обязательство, приверженность, преданность, посвящение».

Обязательство – это прежде всего касается мелочей. Подарить кольцо с камнем может каждый, а вот не забыть заехать полить цветы или покормить кота…

Преданность – так несложно спросить: «Что ты делаешь в выходные? Давай я составлю компанию… А неважно, что будем делать, – у тебя всегда хорошие идеи… Ну, давай, я предложу?»

Посвящение – ведь это так красиво! Прямо из рыцарского романа: «Я хочу посвятить свою жизнь служению тебе!» И где тут sexual harrasment? В чем оскорбление чувств верящих и неверящих (вашим словам)?

Мне кажется, тут читатель напрягся: слишком многого от меня хотите… Посвятить жизнь… Кому? Ей? Но если этого не делать, ты вы никогда не поймете, с кем вы общаетесь. Межличностная броня не опустится ни на дюйм, он/она продолжат считать стоимость подарков, лед не растопится.

Ну, а если практически: надо ли подавать пальто даме, открывать двери, нести тяжелую сумку? У меня был любопытный случай, когда я жил в Канаде. Я работал в одной международной корпорации, очень консервативной. Как-то меня вызвала к себе вице-президент. Это была легендарная женщина, «горевшая на работе», настоящая стахановка. У нее было трое детей, при этом она выходила на работу каждый раз через три(!) дня после рождения ребенка. Надо ли говорить о том, что она была лишена кокетства, тон общения с ней всегда был предельно деловой.

Итак, я вошел в ее кабинет, она указала мне на кресло напротив: «Садитесь!» В ходе разговора она захотела показать мне некий отчет и встала. Я вскочил вслед за ней – скорее, автоматически. Она удивилась: «Сидите, сидите!» Вернулась с отчетом, мы его обсудили, и она снова встала, и я снова вскочил. Она нахмурилась: «Почему вы все время вскакиваете?» Я обезоруживающе улыбнулся: «Я так воспитан. У нас так принято». Она тоже улыбнулась… Тему закрыли.

Если вы чувствуете в этом необходимость, если вы так воспитаны, если это искренняя потребность проявить свой commitment вот так – то вам это будет дозволено и прощено!

Так что не бойтесь. Ухаживайте – и вам воздастся! Давайте говорить друг другу комплименты. Ведь это все любви счастливые моменты!

P.S. Прежде чем отправлять текст в редакцию, я дал его посмотреть нескольким своим коллегам (или коллегиням – феминитив тут какой?). Разгорелся нешуточный спор. Я закрыл дверь своего кабинета и нажал кнопку “отправить”, зажмурив глаза.

Виктор Майклсон, m24.ru

Поделиться.

2 комментария