Обезьянам на референдуме пытались дать права

0
Жители швейцарского кантона голосовали за судьбу приматов

Зоозащитники предложили закрепить в конституции швейцарского кантона Базель «право приматов на жизнь, телесную и духовную неприкосновенность». Геном обезьян близок к человеческому, и потому шимпанзе, гориллы, орангутаны, лемуры и мартышки должны получить те же права, что и люди.

«Интеллигентные существа»

Защитники природы настаивают: «Сходство с человеком делает обезьян особенно привлекательными для биофармацевтических исследований, за ними наблюдают, используют для науки или развлечений, а когда содержание становится невыгодным или слишком сложным, их можно без проблем усыпить». В пользу инициативы высказалась 87-летняя приматолог, этолог и антрополог из Великобритании, посол мира ООН Джейн Гудолл, указавшая, что шимпанзе и другие приматы – «интеллигентные, способные чувствовать существа, заслуживающие нашего уважения». В случае одобрения Базель стал бы первым в мире территориальным образованием с узаконенными конституцией правами животных.

Инициативу выдвинул созданный около 10 лет назад аналитический центр Sentience Politics (sentience на английском – «чувствительность»), отстаивающий как одну из идей наличие у животных сознания, способности ощущать и чувствовать. Предложение появилось ещё в 2016 году, нужные для организации голосования три тысячи подписей были быстро собраны. Сторонники считали, что законодательство в Швейцарии не приносит животным достаточной защиты, дозволяя проводить исследования и опыты, которые могут оборачиваться жестокими страданиями. Инициаторы надеялись, что впоследствии инициативу поддержат другие кантоны или даже государства, но юридический эксперимент отвергли 75 процентов из более чем 38000 участников плебисцита.

Попытку стереть границы между человеком и животным не поддержали либеральные и консервативные политические партии, мнения социал-демократов разошлись. «За» выступила Левая партия и большинство «Зелёных», против – местные власти и представители Базельского зоопарка. Инициатива неслучайно была вынесена на рассмотрение именно здесь. В Базеле есть зоопарк, где содержатся обезьяны, и обосновалось множество фармацевтических компаний, важнейшие из которых – концерны Roche и Novartis.

Само по себе предложение казалось юридическим казусом. В случае успеха конституционными правами были бы наделены только обезьяны, которыми владеет кантон Базель, но в собственности кантона нет ни одной. Местный зоопарк – частная компания, как и фармацевтические гиганты. В пределах Базеля опыты на животных фармакологи не проводят. Но зоопарк и концерны выступили против предложения Sentience Politics, очевидно, опасаясь, что вслед за мифическими кантональными обезьянами зоозащитники придут и за их собственными.

А почему не свиньи?

Эксперты в области права видели в голосовании в основном этическую проблему – можно ли в принципе наделить приматов теми же правами, что человека, и не слишком глубоко обсуждали конкретные аспекты реализации. Педанты задавались вопросом: почему речь идёт исключительно об обезьянах, ведь, к примеру, свиньи тоже считаются интеллигентными животными, и стоит ли ограничивать их в правах, предпочитая приматов?

Обсуждение сопровождалось крайне противоречивыми дискуссиями, в итоге чёткий ответ на все вопросы дал избиратель: три четверти имеющих право голоса посчитали, что обезьянам нет места в конституции. Проигравшие, несмотря на поражение, рассчитывают когда-нибудь вернуться к обсуждению возможности внести права животных в конституцию: «Новаторские идеи всегда требуют не одной попытки», – считает член горсовета Базеля от партии «Зелёные» Мишель Лахенмайер. «Возможно, это требование опережает время», – поддерживает коллегу социал-демократ Кристиан фон Вартбург.

Референдум в Базеле проходил параллельно с более крупным, организованным уже по всей конфедерации. На нём рассматривался вопрос научных исследований с опытами на животных и людях. Попытку их запретить отвергли 80 процентов проголосовавших – это ещё более чёткий результат, чем дали три предыдущих референдума по схожим вопросам, проводившихся в Швейцарии с 1980-х годов. Фармакологи и учёные предупреждали, что в случае запрета прогресс в сфере распознавания заболеваний и их лечения станет фактически невозможен.

Доля таких экспериментов значительно сократилась – с более двух миллионов в 1980-х до примерно 560 тысяч в год; серьёзным вмешательствам – таким как, к примеру, имплантация опухоли – сейчас подвергаются около 20 тысяч подопытных животных. В случае одобрения Швейцария стала бы первой в мире страной, где введён безусловный запрет опытов на животных, импорт разработанных с такими экспериментами лекарств, а также исследования на людях.

Пётр Левский, РГ/РБ

Share.

Comments are closed.

Exit mobile version