Чем опасно таяние вечной мерзлоты?

0

В конце мая – начале июня в мире произошло сразу два заметных события, связанных между собой схожими причинами.

Во-первых, в городке на севере Норвегии уплыли сразу восемь домов – земля под ними просто съехала в море. К счастью, никто не пострадал. Несколько жителей были на грани, но успели отбежать на безопасное расстояние. Во-вторых, в Норильске произошел разлив дизельного топлива на одной из ТЭЦ. Земля под бетонным основанием под одним из резервуаров просела, конструкция получила повреждения, днище частично отвалилось, и топливо потекло наружу. Объединяет эти два происшествия глобальное потепление, а точнее – таяние вечной мерзлоты.

Что такое вечная мерзлота

Это грунт, температура которого не поднимается выше нуля градусов Цельсия. Обычно мерзлота начинается на глубине от полутора до трех–четырех метров, в зависимости от того, насколько низки температуры в конкретной местности. От этого же зависит и нижний предел мерзлоты – если в регионе тысячи лет держались суровые морозы, то и глубина такого грунта будет больше. В отдельных регионах она доходит почти до полутора километров. Самый же верхний, поверхностный слой, его еще называют сезонно-талым (СТС), обычно промерзает зимой и вновь оттаивает летом.

Что происходит с мерзлотой

Она теплеет. Когда мерзлота растает и растает ли вообще – зависит от внешних условий. Если человечеству удастся замедлить глобальный рост средних температур, то ее «конец» отдалится. Если же градусы будут расти, как сейчас, то 75 процентов ее верхних слоев растают уже к 2100 году. А верхние слои наиболее важны.

Когда ученые говорят о цели в два градуса Цельсия – именно этим порогом они хотят ограничить повышение мировых температур к 2100 году – стоит параллельно упоминать, что в отдельных районах Арктики эта отметка давно пройдена. Северные районы наиболее чувствительны к климатическим изменениям, и температурные рекорды там обновляются каждый год. Где-то средние температуры растут на три градуса, где-то – и вовсе на пять. На практике это означает, что сезонно-талый слой постоянно растет – в отдельных точках он разросся более чем на 30 сантиметров с 2009 года.

Почему так происходит, почему на охлажденном Севере потепление идет быстрее? Потому что в вечной мерзлоте скопилось огромное количество углерода – 1,5 трлн. тонн, это почти вдвое больше, чем в атмосфере. И когда мерзлый грунт тает, этот углерод попадает в воздух в виде либо метана, либо углекислого газа. И не всегда этот процесс происходит незаметно – бывает и так, что не заметить следов высвобождения таких газов довольно сложно. Получается, что Арктика таким образом формирует собственный парниковый «кокон», который разгоняет там температуру быстрее, чем это произошло бы в других местах.

Это оборачивается интересными аномалиями – например, в Якутии, практически полностью лежащей на вечномерзлых землях, зима становится короче и теплее, а снега при этом выпадает больше, чем раньше. Для вечной мерзлоты это плохо – чем толще уровень снега, тем теплее сезонно-талый слой, поскольку снег выполняет роль своеобразного одеяла для земли.

А если она растает?

На первый взгляд кажется, что потепление в северных широтах несет в себе кучу преимуществ – земли станут теплыми и, вероятно, плодородными, растительность будет богаче, флора и фауна, соответственно, тоже. Люди заселят эти земли, начнут заниматься там земледелием и так далее. И такие мнения действительно есть.

Но на самом деле все куда сложнее. Первые 30–40 метров вечной мерзлоты называются едомой – именно этот слой содержит большую часть органики, а значит, и углерода при ее высвобождении будет много – до 500 гигатонн, по разным оценкам. И это будет гигантский удар по климатической и другим системам региона, страны, континента и даже планеты. Экосистемам придется меняться, многие животные вымрут, если не сумеют приспособиться.

С почвой тоже не все гладко. Едома на 50–90 процентов состоит из воды – где-то это просто водные прожилки, а где-то чуть ли не подземные замерзшие озера или клиновидные столбы. И при повышении температур чем больше воды, тем быстрее в этих местах тает мерзлота. Причем процесс этот может идти в разы скорее, чем предполагают наблюдатели. Норвежцы, к слову, довольно ответственно подходят к исследованию подобных рисков, если они могут затронуть жилые зоны. И все равно дома в итоге, как мы видим, уплывают в море. То есть, резкое таяние богатых водой участков мерзлоты и приводит к провалам грунта или его проседанию.

В Норильске, кстати, еще к началу нулевых местным властям пришлось снести более 300 зданий – все они пострадали от просевшей или провалившейся земли так сильно, что просто не подлежали восстановлению. Обычно все происходит следующим образом: почва проседает, фундамент дома искривляется, дом рискует рухнуть, становясь аварийным. И так происходит не только на Таймыре, а в большинстве городов Крайнего Севера, особенно тех, что расположены по периметру арктических зон – там потепление наиболее заметно.

Что касается «плодородной почвы», в которую якобы превратится вечная мерзлота – если процесс потепления будет идти слишком быстро, а замедляться он пока не планирует, земли рискуют не то что не стать пригодными для земледелия, а превратиться в бугристые и местами заболоченные пустоши. Сложно назвать знаменитый Батагайский кратер, образовавшийся как раз в результате таяния мерзлоты, отличным местом для фермеров. Резкое потепление, таким образом, существенно изменит северные ландшафты, и в большинстве случаев в худшую сторону.

В отдельных местах таяние может привести не к провалам грунта, а к выталкиванию воды на поверхность, что тоже не всегда хорошо. Выйдя наверх, допустим, в лесах, вода довольно скоро приведет к их исчезновению, а вся местность при этом станет заболоченной.

Провалы вызывают оползни, повреждают трубопроводы, автомобильные, железные дороги, дома, месторождения по добыче углеводородов – в результате целые регионы могут оставаться без света, воды и доставки продуктов. Даже экологические катастрофы, что видно на примере Норильска, могут стать следствием таяния вечной мерзлоты. И подмораживанием фундаментов, как пытаются решить эту проблему на Таймыре, скоро обойтись не удастся. Кажется, при нынешних темпах потепления под землю будут уходить не только отдельные здания, а целые поселки.

Источник: «Взгляд»

Share.

Comments are closed.