«К звездам»: секреты спецэффектов

0

Над визуальными эффектами к фильму работали 11 компаний. Удалось ли им добиться желаемой реалистичности, олдскульности и аналоговости картины?

Падение из космоса

Первая сцена фильма показывает астронавта Роя МакБрайда, который отправляется за пределы Международной космической антенны прямо перед тем, как ее накрыл загадочный энергетический луч из космоса, и она развалилась. МакБрайду пришлось совершить падение из космоса.
Эта сцена целиком построена на визуальных эффектах, поэтому компания сделала для нее превизуализацию, а после того, как все игровые элементы были отсняты, и поствизуализацию. Кстати, на этом фильме вместо хромакея использовали черный бархат (ткань, которая абсолютно поглощает свет и не отдает его обратно). Все объекты предстояло отротоскопить и вставить в кадры фон.

Для вида Земли из космоса потребовалась ее текстура, слой облаков и атмосфера. Для сцены не потребовались цифровые дублеры, потому что все падение было снято с самим Брэдом или его каскадером на тросах. Часть кадров была снята на кране, что позволило отснять их сразу с небом. Команде студии осталось всего лишь затереть тросы.

Взрывы антенны тоже были сделаны на превизе. Есть система генерации частиц под названием Cascade, которая позволяет добавлять модули для создания, скажем, вспышек света или падающих искр или дыма. Студия также создала остальных падающих астронавтов с помощью цифровых дублеров и анимировала их с помощью технологии захвата движения, взяв данные прямо из своей библиотеки.

Кадры, в которых герой Брэда Питта приземляется, не были отсняты. По сценарию, это должны быть кадры, снятые его нашлемной камерой. Этот кадр сделали на поствизе, и он был полностью цифровой: среда, Брэд Питт и парашют. Нужно было анимировать его полет, приземление и то, как парашют тащит его по земле.

«На поствизе мы добавляли такие штуки, как блики линз и хроматические аберрации, чтобы наши кадры походили на то, что снимал Хойте ван Хойтема, — рассказывает супервайзер Кейси Пайк. — Иногда при съемке на хромакее в кадрах были блики, он они исчезали после прокеивания. Или на переднем плане в кадр попадает оборудование. И пока ты вычищаешь его из кадра, все аберрации теряются. Их приходится генерировать снова, чтобы не терять то, что делал оператор».

Часть антенны была построена в виде декорации, чтобы Брэд мог по ней лезть. «Мы потратили некоторое время на концепты, взяв за основу Международную космическую станцию, — говорит VFX-супервайзер Олаф Вендт. — И хотя это довольно новая конструкция, материал «выветривается» на такой высоте иначе, чем на Земле, и рисунок этого процесса несколько иной из-за солнечного ветра, который не достигает земных строений из-за атмосферы. Это было одной из наших точек внимания».

Джеймс Грэй вовсе не хотел снимать «еще один комический фильм», он придерживался эстетики фильма «2001: Космическая одиссея». «Режиссер хотел, чтобы фильм выглядел олсдкульно, аналогово, реалистично», — объясняет Олаф.

На Луне: пустыня, инфракрасная съемка и пираты

Удивительно, но большая часть лунной сцены была отснята в реальности. Съемку вели в Южной Калифорнии в местечке под названием Дюны Дюмонт в пустыне Мохаве. Здесь пустые пески и практически не ступала нога человека. Хойте ван Хойтема взял модифицированную камеру, которая могла снимать в инфракрасном свете. Общие планы снимали так: одна камера снимала на пленку, а вторая — в инфракрасном диапазоне. Позже взяли оба плейта и использовала яркость из инфракрасного кадра, а цвет — из пленочного.

«Инфракрасная версия придает отснятому материалу интересный по-настоящему космический вид, — говорит VFX-продюсер Джедедайя Смит. — Здесь дюны и пески ярко отбелены, а небо — черное, это очень похоже на лунный пейзаж».

Большинство этих кадров вообще не снимали в обычном цветном формате, только в инфракрасном, а потом предстояло их раскрасить. «Для этого нам нужно было отротоскопить все остальные элементы, которые были резко другого цвета, например, на роверах, и заменить фон. Это был довольно большой рото-проект».

В основном это были общие планы, поскольку, актеры не участвовали в этой съемке. Для этой сцены был построен полностью функционирующий ровер, он и снимался в подавляющем большинстве этих кадров.

И, конечно, инфракрасные кадры были половиной работы, большая часть лунного пейзажа была построена с опорой на архивы NASA и документальные кадры. Чтобы добиться нужного вида, было продумано и освещение. «Освещение на Луне выглядит совсем-совсем иначе, чем на Земле, — отмечает Смит. — Если посмотреть на земную съемку, мы увидим воздушную перспективу, где объекты размываются и теряют детализацию с расстоянием. Кроме того, у нас на всем есть рассеянный атмосферой заполняющий свет. На Луне этого не происходит. Именно это мы и пытались воспроизвести: контрастный свет и никакой засветки в тенях».

Когда начинается погоня с пиратами и объекты начинают летать, нужно было симулировать лунную гравитацию. «Режиссера интересовало точное воспроизведение физики лунной поверхности, — продолжает Смит. — Мы попытались создать симуляции эффектов с настройками лунной гравитации и отсутствием воздушного сопротивления и ветра. Вся пыль, которую поднимают шины роверов, ведет себя не так, как на Земле».

Персонажи вступают в перестрелку, и вот тут нужно было выяснить, как будут выглядеть пули, выпущенные из этих футуристических пистолетов. «Мы придумали, что это нечто, наподобие магнитного ускорителя, который выстреливает тяжелой металлической пулей, разогретой до температуры плавления. Она несется с огромной кинетической энергией. По ходу действия пули ударяются в песок и объекты, оставляя за собой много мелких обломков и поднимая пыль».
Кадры, в которых снаряд попадает в пиратский ровер, полностью компьютерные. Они созданы с помощью симуляции физики твердых тел для ровера, пыли и обломков и симуляции взрыва двигателя.

Отражения

В сценах на Луне есть объекты, которые вызвали особую сложность — это блестящие визоры персонажей, в которых отражается все вокруг. Иногда сквозь визоры просвечивают лица актеров. Есть два типа кадров: снятые на локации общие планы и крупные планы актера, отснятые в студии. При съемке в студии кинематографисты попытались как можно лучше имитировать условия освещения на Луне. Они поставили один источник света как можно дальше, минимальное количество заполняющего света и никакого хромакея — только черный бархат.

Студии по спецэффектам предстояло воспроизвести окружающий пейзаж для создания отражений в визорах персонажей. «Эти визоры — как зеркальные шары, — объясняет Смит. — И, поскольку студия была просто черной, нам предстояло создать и синхронизировать их анимацию с движениями остальных объектов, как самих шлемов, так и отражений в них. Это включало иногда даже создание цифровых дублеров астронавтов. После чего нужно было отрендерить все это и вставить в плейты».

По словам Смита, они долго думали, может, стоило снимать эти сцены без шлемов совсем? Но съемка в шлемах позволила VFX-художникам получить поверхность для деформации отражений, а актерам — выстроить их игру. Это добавило реализма в отснятые сцены.

Еще одной сложностью было, что у разных персонажей разные визоры. «У Брэда Питта был более темный, закрывавший прозрачный, — объясняет Смит. — Поэтому мы получили рефракции и отражения, которые были темнее и имели зеленоватый оттенок. А отражения на нем были темно-оранжевыми. Это была интересная задача: заставить новые отражения совпадать с реальными на этих визорах».

Видны ли звезды?

Еще один интересный вопрос занимал умы художников студии: видны ли в этих условиях освещения звезды? Ведь режиссер хотел полного реализма. А если видны, то в каком объеме и какой яркости?
Но когда Брэд Питт оказывается на темной стороне Луны, звезды однозначно видны. «Вообще-то и на дневной стороне тоже есть звезды, — говорит Смит. — Но они очень бледные».

Взрыв в космосе

Сцены в открытом космосе тоже снимались на фоне черного бархата, и здесь тоже было много ротоскопирования. Актеры отыгрывали выход в открытый космос с частичной декорацией шлюза. Но все остальное было создано компьютером.

В одной из последних сцен фильма мы видим ядерный взрыв в космосе. За референс взяли старые документальные кадры с ядерным взрывом, сделанным в верхних слоях атмосферы. «Мы опирались на его необычный внешний вид, когда создавали свою гигантскую газовую симуляцию, — говорит Олаф Вендт. — Здесь мы позволили себе немного уйти в научную фантастику».

Симуляция состояла из нескольких слоев, отрендеренных по отдельности. «Мы начали с обычных газовых динамик, а потом разбили взрыв другими элементами, чтобы получить требуемые всполохи, — объясняет Вендт. — Разделили каждую фазу, а потом заново соединили их в виде уже готовых симуляций, получив тот самый «замерзший» вид, который мы раньше не видели. Мы попытались имитировать и внедрить в нашу симуляцию флюктуации реального взрыва, потому что это давало интересный эффект вспенивания. Но нам пришлось придумать, как заставить его длиться дольше, чтобы его вообще можно было увидеть. Нам хотелось, чтобы все выглядело реалистично, но при этом художественно красиво и стильно».

Естественно, мы рассказали не обо всех VFX-шотах, например, компания занималась всеми запусками и приземлениями ракет (Земля, Луна, Марс), марсианскими сценами, кольцами Нептуна и космическими сценами около них. Художники студии тоже активно изучали хронику NASА и пытались внести цвет в черно-белый космос, а также — столкнулись со сложностями создания отражений в визорах.

Всего работа над проектом заняла 2,5 года от чтения сценария до финализации всех кадров. В фильме 848 VFX-кадров, что составляет 76 процентов всей его продолжительности.

Надежда Маркалова, tvkinoradio.ru

Поделиться.

Комментарии закрыты