Топ-100

Как кубинская армия опозорила ЦРУ

0

Отряд из полутора тысяч кубинских эмигрантов, подготовленных ЦРУ, 17 апреля 1961 года высадился в бухте на южном побережье Кубы. Через три дня боев они были частично уничтожены, частично взяты в плен. Операция в заливе Свиней стала едва ли не самым позорным провалом ЦРУ. Как и почему это произошло?

ЦРУ в сговоре с мафией

Строго говоря, никаких свиней в этом заливе никогда не было. Узкая бухта с безлюдными пляжами получила свое название, скорее всего, из-за экзотических рыб-спинорогов. По-испански они почему-то называются свиньями (cochinos), и их там видимо-невидимо. Отсюда и залив Свиней – Bahia de los cochinos. Сейчас туристы едут в залив Свиней не только из-за мемориала и музея событий апреля 1961 года. Пляж Плайя-Хирон теперь один из туристических центров дайвинга как раз из-за обилия красивых экзотических рыб.

Пляжи изолированы болотистой местностью, через которую вглубь острова вела одна-единственная дорога. Кроме того, ближайшие крупные подразделения кубинской революционной армии (включая танковую бригаду) находились в Санта-Кларе примерно в 120 километрах.

Примерно так впоследствии оправдывались те в ЦРУ, кто планировал операцию «Плутон», и в первую очередь руководитель Директората планирования Ричард Бисселл. Именно он стоял практически за всеми тайными операциями ЦРУ того периода холодной войны. Например, пытался организовать пропагандистскую кампанию через «серые» радиостанции, чтобы дискредитировать Кастро и «поднять восстание». Когда этот план не удался, Бисселл уговорил директора ЦРУ Аллена Даллеса пойти на контакт с мафией. Сперва они вели переговоры с Джонни Розелли и Сэмом Джанкано, позднее подключились и другие боссы – Карлос Марчелло, Санто Траффиканте и даже великий и ужасный Меир Лански. Даллес и Бисселл уговорили мафиози убить Кастро в обмен на лояльность властей и 150 тысяч долларов «на карман».

Это не было такой уж глупостью, как кажется теперь. Краеугольным камнем всех этих событий была так называемая концепция «правдоподобного отрицания», которая позволяет политикам и высшим чиновникам сказать, что они ничего не знали. Например, если бы мафиози не смогли убить Кастро и киллеры были бы пойманы кубинцами, то можно было сказать, что мафия действовала самостоятельно – мстила Кастро за конфискованные казино и бордели. Согласно этой же концепции, оба президента США Эйзенхауэр и Кеннеди, вовлеченные в операцию в заливе Свиней, запрещали прямое участие в десанте американских военнослужащих.

Авиация «бомбит сама себя»

Кубинцам еще от армии правительства Фульхенсио Батисты, которого поддерживали США, достались американские бомбардировщики В-26, и такие же имелись на вооружении ВВС США. В результате американцы просто накрасили на свои самолеты кубинские опознавательные знаки и пытались выдавать их за кубинскую авиацию, которая «бомбит сама себя». Именно с этими бомбардировщиками случилась одна из самых циничных историй, сильно повлиявшая на весь ход событий – как политический, так и чисто военный.

14 апреля разведчик U-2 пролетел над кубинскими аэродромами и, как показалось летчику, идентифицировал 15 из 24 самолетов кубинских ВВС. В классическом стиле их было решено уничтожить на земле, поскольку господство в воздухе считалось одним из основных залогов успеха десанта. Утром 15 апреля 8 бомбардировщиков В-26 с кубинскими опознавательными знаками атаковали три кубинских военных аэродрома и, как опять же показалось летчикам, уничтожили всю кубинскую авиацию. В реальности же это были макеты самолетов, которые кубинцы оставили на видном месте.

Три американских бомбардировщика с кубинскими опознавательными знаками, участвовавшие в налете, получили повреждения огнем кубинской ПВО. Один упал в море (экипаж погиб), другой сел на военном аэродроме в Ки-Уест, а третий зачем-то дотянул до Майами и приземлился в гражданском международном аэропорту. Летчик заявил, что он перебежчик из кубинских ВВС и требует политического убежища. Эта была циничная ложь, которую летчик рассказывал красочно и драматично: как он уходил от «кастровцев» и отстреливался.

Но среди американских журналистов оказалось достаточно людей, имевших военный опыт. Они обратили внимание на то, что стволы пулеметов бомбардировщика чистые, то есть, из них не стреляли, а в самом самолете есть конструктивные особенности, присущие только американской, а не кубинской версии В-26. Разразился фантастический скандал, и президент Кеннеди отменил повторный налет. В результате всей этой истории Куба сохранила свои ВВС, которые в последующие три дня просто растерзали и десант, и десантные корабли, и даже американские самолеты поддержки.

Наемники-эмигранты

«Бригада 2506», которая атаковала залив Свиней, состояла исключительно из кубинцев-эмигрантов, но инструкторами при них были сотрудники ЦРУ. Фидель Кастро утверждал, что большинство наемников были выходцами из высших классов Кубы, и даже подсчитал, сколько гектаров земли имели их семьи до победы революции. Потом стало ясно, что команданте немного преувеличил. Большинство официально считалось студентами, но сейчас понятно, что у многих были фиктивные документы, позволявшие легально находиться в США.

Каждому члену бригады присваивался личный номер, но нумерация начиналась сразу с 2000, чтобы создать иллюзию многочисленности. Само название «Бригада 2506» пошло по личному номеру погибшего на учениях в Гватемале солдата. Служившие в бригаде получали 400 долларов в месяц базовой зарплатой (солидные тогда деньги) и выплаты: 175 долларов на содержание жены, если таковая есть, 50 долларов на первого ребенка и 25 – на второго. Бригада получила от США фантастическое количество оружия и боеприпасов, включая танкодесантные суда, сами танки М41, 10 бронетранспортеров М8, 20 безоткатных орудий и минометы.

Командовал всем этим капитан Хосе Альфредо Перес Сан-Роман, известный как Пепе, человек неоднозначной судьбы. Он хотел стать архитектором, но не хватило денег на обучение, и он записался в кубинскую армию. Дважды проходил переподготовку в США, считался одним из самых талантливых офицеров армии диктатора Батисты и в 1958 году даже стал профессором Военной академии. Но в декабре 1958 года был арестован и обвинен в заговоре и организации покушения на Батисту. После победы революции Кастро не только освободил Сан-Романа из тюрьмы, но даже поручил ему проводить чистку кадров старой кубинской армии. Воспользовавшись служебным положением, капитан Сан-Роман позволил скрыться бывшему командующему войсками Батисты, за что был арестован уже «кастровцами». Но Фидель проявил милосердие и выпустил в декабре 1959 года Пепе Сан-Романа в США.

Донесения и теракты «червяков»

Американцы сосредоточили вокруг Кубы крупные интеллектуальные силы. Только центр ЦРУ в Майами насчитывал более 40 агентов, лично бывавших на Кубе. Тем не менее, вся эта компания очень фантастично представляла себе положение на Кубе. Они считали, что кубинский народ только и ждет, как бы восстать и свергнуть Кастро. Подпитывалась эта иллюзия донесениями пятой колонны, представителей которой с легкой руки Фиделя стали называть гусанос – «червяки». Под понятие «гусанос» подпадали и оппозиционеры старой формации, и саботажники, и разрозненные группы мятежников. Периодически они пытались устроить теракты, но самым крупным стал поджог универмага в Гаване. Кубинская контрразведка успешно справлялась с гусанос, но они продолжали снабжать ЦРУ мифическими данными о положении на Кубе. А ЦРУ транслировало всё это в Белый дом.

И, тем не менее, именно стратегически план подготовлен не был. Предполагалось, что десант должен был закрепиться на пляже и несколько дней попытаться выжить. А что делать дальше – никто не знал. «Поступайте по ситуации» – в том контексте эта фраза могла означать что угодно. Наступать на Санта-Клару или на Гавану, пробиваясь через 20 тысяч солдат кубинских войск. Ждать, когда «благодарный» кубинский народ поднимет восстание по всему острову. Пробиваться в горы и там начинать террористическую войну. Или в самом крайнем случае ждать, когда придут регулярные американские войска.

Для создания предлога предполагалось высадить в заливе Свиней через пару дней членов так называемого временного правительства во главе с Хосе Миро Кардоной, также в прошлом друга Кастро и борца с режимом Батисты и даже премьер-министра Кубы до Кастро. Временное правительство как бы с территории Кубы обратилось бы к Вашингтону за помощью. Но для этого надо было продержаться на пляже хотя бы неделю.

Максимально невидимый» Кеннеди

Уже с рассветом 17 апреля стало понятно, что дело плохо. Выяснилось, что у Кубы есть боеспособная авиация. Первым же налетом кубинцы потопили два транспортных судна («Хьюстон» и «Рио-Эскандидо»). На «Хьюстоне» пошел на дно целый батальон наёмников, а на «Рио-Эскандидо» находилось 145 тонн боеприпасов и три тысячи галлонов топлива. Взрыв был слышен очень далеко. К 11 часам утра два оставшихся транспорта группы вторжения ушли в открытое море.

К середине дня 17 апреля продвижение десантников было остановлено. Из Санта-Клары двигались пехотный полк, танковый батальон и артдивизион. К заливу Свиней со всей страны съезжались отряды народной милиции. Стали бить кубинские гаубицы. В течение всего 18 апреля кубинцы методично уничтожали десант и прочесывали окрестности в поисках парашютистов.

19 апреля Пепе Сан-Роман попросил у американцев поддержки. Ричард Бисселл в своих воспоминаниях утверждает, что он умолял президента Кеннеди ввести американские войска, но президент в рамках всё той же концепции «правдоподобного оправдания» якобы сказал ему, что хочет быть «максимально невидимым».

Тем не менее, утром 19 апреля пять бомбардировщиков В-26 поднялись на помощь десанту, а к берегу залива Свиней подошли два американских эсминца. Летчики-гусанос лететь на бомбардировщиках отказались, посчитав это самоубийством. В результате за штурвалами сидели граждане США – летчики Национальной гвардии штата Алабама. Их должны были поддержать реактивные истребители с авианосца «Уэссекс».

Но случилось удивительное: руководители полетов на авианосце запутались в часовых поясах, в результате чего истребители поддержки разминулись с бомбардировщиками, и те полетели на Кубу без прикрытия. В коротком воздушном бою кубинские МиГи сбили два из четырех бомбардировщиков с американскими гражданами на борту.

Кубинский танк Т-34-85 выкатился на пляж и оказался прямо напротив двух американских эсминцев, которые пытались организовать эвакуацию оставшихся в живых. Танкисты несколько раз выстрелили по кораблям, не попали, но этого оказалось достаточно, чтобы эсминцы ушли в открытое море, бросив эвакуацию.

Обмен пленных на лекарства и еду

К половине шестого вечера 19 апреля боевые действия были закончены, «Бригада 2506» прекратила существование. 114 наемников были убиты, 1202 взяты в плен, из которых 9 раненых скончались при транспортировке. Кубинцам в качестве трофеев достались пять танков М41, 10 бронетранспортеров и масса всякого добра. Суммарно ВВС и ПВО Кубы сбили 12 самолетов В-26 и С-46, из которых 7 В-26 и один С-46 в воздушном бою, не понеся потерь. Кубинцы потеряли 156 человек убитыми и около 800 ранеными, а также один танк, который сожгли тремя выстрелами из гранатомета в первый же день высадки.
Пленных гусанос судили, но убивать их никто не собирался. Правительство Кубы оценило ущерб от вторжения в 53 миллиона долларов и предложило обменять пленных на медикаменты и продовольствие на аналогичную сумму. Американцы согласились, и в декабре 1962 года обмен состоялся.

Президент Кеннеди лично торжественно встречал обменянные остатки «Бригады 2506» на стадионе Orange Bowl в Майами. Впоследствии они создали «ветеранскую ассоциацию», которая не слишком успешно пыталась организовывать на Кубе террористические акты. В 2011 году, на 50-летие вторжения, этих уже немолодых людей пригласили на специальное заседание Конгресса США. Среди них на почётных местах в Конгрессе не было Пепе Сан-Романа. В 1989 году он покончил с собой в Майами. В США ответственным за катастрофу сделали Ричарда Бисселла. Чтобы сохранить лицо, президент Кеннеди уволил его из ЦРУ, но тут же предложил должность директора Института оборонного анализа. Умер Бисселл в 1994 году.

Операция в заливе Свиней стала катастрофой для имиджа и ЦРУ, и США вообще. Удивительно, но никаких радикальных изменений в самой концепции проведения тайных операций под прикрытием и чужими руками не было сделано. Специальная комиссия под руководством генпрокурора и по совместительству брата президента Роберта Кеннеди изготовила большой доклад, из которого следовало, что причины катастрофы в недостаточном снабжении. Признать же ошибочность самой идеи никто не решился. Как никто не задавался вопросом, почему операция не была спланирована дальше высадки. И по сей день практически все принципы проведения тайных операций в США остались неизменными. Странно это и удивительно.

Евгений Крутиков, «Взгляд»

Share.

Comments are closed.