Как Ливия отравила фиги для Августа

0

Вот любопытно – когда изобрели шприцы, если уже Ливия отравила фиги для Августа?

Но на самом деле жена основателя Римской империи Октавиана Августа, прабабка Калигулы и прапрабабка Нерона Ливия Друзилла, или Ливия Августа (58 г. до н. э. – 29 г.) не отравляла своего мужа. Да, в античные времена ходили слухи о её причастности к смерти Августа, и писатели даже много веков спустя просто не могли пройти мимо такой впечатляющей истории.

Но сам миф, что в 14 году Ливия отравила мужа при помощи пропитанных ядом фиг (инжира), создал, скорее всего, римский консул, автор «Римской истории» Дион Кассий между 155 и 164 годами – 230-е гг.). Однако этого не подтверждают другие знаменитые древнеримские историки. Ни автор «Истории» и «Анналов» Тацит (середина 50-х – ок. 120 года), обвинявший, правда, Ливию, в смерти других наследников Августа, чтобы расчистить путь к престолу Тиберию, своему сыну от первого брака с военачальником Тиберием Нероном. Ни учёный-энциклопедист, автор сборника «Жизнь двенадцати цезарей» Светоний (около 70 года – после 122 года).

Вдобавок даже в слухах речь шла о том, что Ливия отравила Августа его любимым инжиром, намазав плоды ядом прямо на дереве. Конечно, гипотетически она могла воспользоваться прашприцем древнегреческого отца медицины Гиппократа (около 460 года до н. э. – около 370 года до н. э.) – полой трубкой, к концу которой был прикреплён мочевой пузырь свиньи. Но стоило ли так усложнять себе задачу?

О прапрадедушках первых поршневых шприцев упоминал позднее, в I веке н. э., древнеримский учёный-энциклопедист Авл Цельс (ок. 25 г. до н. э. – ок. 50 г. н. э.) в своём трактате De medicina. И всё же создан этот медицинский инструмент был гораздо позже.

Слово «шприц» происходит от немецкого spritzen – брызгать, и немецкие медики имеют отношение к созданию этого инструмента. Но лавры первооткрывателей принадлежат всё-таки шотландскому врачу Александру Вуду и французскому хирургу Шарлю Правасу, самостоятельно пришедшим в 1853 году к этому важному изобретению.

Вуд, положив в основу конструкции для подкожных инъекций устройство пчелиного жала, изобрёл полую иглу для шприца в виде цилиндра из каучука. А Правас изготовил для хирургических целей цилиндр из стекла, внутри которого размещался поршень из асбеста и кожи, а с внешней стороны цилиндра крепилась полая игла.

Хотя их открытие было сделано не на голом месте. Например, в 1664 году немецкий натуралист Иоганн Эльзхольц, проводивший ранние исследования переливания крови и «инфузионной терапии», сконструировал свой вариант – механизм с иглой в форме ствола птичьего пера. Кстати, в своей работе Clysmatica nova в 1667 году, рассуждая о возможностях внутривенной инъекции, исследователь предположил, что муж с «меланхолической природой» может быть оживлён кровью его «яркой» жены, что приведёт к гармоничному браку.

Своеобразное устройство из пресса и иглы изобрёл в XVII веке французский математик и философ Блез Паскаль. Правда, ему оно было нужно, чтобы изучать особенности поведения жидкости под давлением.

Сами же полые иглы изобрёл в 1844 г. ирландский врач Фрэнсис Ринд и использовал их для первых зарегистрированных подкожных инъекций, в частности, при лечении невралгии.

Ну а после Вуда и Праваса усовершенствования инструмента посыпались как из рога изобилия, и активное участие приняли в этом немецкие, русские, французские конструкторы.

Маргарита Дорштейн, РГ/РБ

Share.

Comments are closed.