Топ-100

Как святые места следует посещать

0
Паломничество или туризм?

Паломнические хождения известны ещё с глубокой древности. Так, во времена Ветхого Завета упоминаются походы благочестивых израильтян ко главной тогдашней святыне — Иерусалимскому храму – для совершения жертвоприношений и молитв. В Новом Завете паломничество совершал и Господь со Своей Пречистой Матерью и Иосифом–обручником, посетив Иерусалим на праздник Пасхи (Лк. 2:41-52).

«Опыты» Монтеня

Чем отличается христианское паломничество от современного туризма? Несмотря на внешнюю схожесть, их внутренняя суть различна. В то время как туристы любуются историческими достопримечательностями, паломники поклоняются святыням, принимают участие в богослужениях, молятся перед чудотворными иконами и мощами святых.

Нет ничего плохого в том, что турист решил посетить, к примеру, древний монастырь. Но одно дело — познавательная экскурсия, другое — участие в храмовом богослужении. Есть люди, которые пытаются совместить полезное с приятным. Это желание уже привело к такому явлению, как религиозный туризм. В итоге паломники часто попадают в сферу интересов туристических фирм, которые не учитывают духовной специфики и интересов верующих. Программы, которые предлагаются верующим, представляют собой развлекательные туры и пребывание в гостиницах, где светская атмосфера противоречит духу паломничества.

Туристическая деятельность является более молодой по сравнению с паломничеством. Ее зарождение относится к эпохе позднего Возрождения, когда в среде образованных людей появились мотивы к совершению путешествий. На этот момент еще в XVI веке обратил внимание французский философ Мишель Монтень — автор книги «Опыты». Он пишет о путешественнике, который жаждет удовлетворить любознательность, расширить круг впечатлений и приобрести новый жизненный опыт.

С точки зрения Монтеня, путешествие можно рассматривать как освобождение от рутинной повседневности: «Вне дома моя душа быстро и легко распрямляется, но когда я дома, она у меня в беспрерывной тревоге». Или как уход от социальной действительности: «Другая причина, толкающая меня к путешествиям, — отвращение к царящим в нашей стране безобразным нравам. Я легко бы смирился с их порчей, если бы они наносили ущерб только общественным интересам… Но так как они затрагивают и мои интересы, смириться с этим я не могу, уж очень они меня угнетают».

И хотя с эпохи Монтеня прошло уже более 400 лет, почерк туризма остался практически неизменным. Такие виды путешествия (в отличие от паломничества) связаны с банальной суетой и не подчинены никаким требованиям благочестия или покаяния. Поэтому о туризме можно говорить лишь как о противоположности паломничеству.

Хождения в эпоху Византии

Христианское паломничество начало развиваться с получением свободы при Константине Великом. Уже в IV веке в Ханаан (историческая область Палестина) стали стекаться для поклонения главным святыням христианства тысячи богомольцев. Они положили начало массовому паломническому движению на святую землю. Иерусалим стал святым городом, открыл всему миру духовные сокровища и вернул себе древнее название (во времена языческих императоров он назывался Элия Капитолина).

Во времена расцвета Византийской империи паломники начали посещать и Константинополь. Известно, что в 957 году Царьград посетила киевская княгиня Ольга (по преданию ее крестили в соборе святой Софии). Спустя 30 лет князь Владимир привез из Корсуни (места своего крещения) святые иконы и кресты, а также честные мощи святителя Климента, папы римского.

До нашего времени дошло немало паломнических воспоминаний. Наиболее значимым является «Хождение игумена Даниила во святую землю». В этом описании, относящемся к началу XII века, говорится о Царьграде, из которого Даниил, надо полагать, и отправился в Ханаан. Путешествуя вместе с другими паломниками, игумен побывал также в Эфесе, на Крите, Родосе и других греческих островах.

После отплытия Даниил высадился в Яффе, затем достиг Иерусалима. Находясь в этом городе 16 месяцев, он совершал длительные прогулки по прилегающим окрестностям. Общий срок его пребывания в Ханаане превышает два года. С войском крестоносцев паломник прошел по дороге, ведущей в Галилею. Он побывал на берегах Иордана, Тивериадского озера и морском побережье Кесарии (откуда вернулся в Иерусалим).

Паломничество в святую землю совершила и Ефросинья Полоцкая (дочь полоцкого князя Георгия Всеславича) — игуменья, причисленная к лику святых. По ее просьбе византийский император Мануил Комнин прислал для храма святого Спаса одну из трех икон Матери Божьей (созданной, согласно преданию, евангелистом Лукой). Во время паломничества Ефросинья умерла и была похоронена в Иерусалиме. В 1187 году ее мощи перевезли в Киево-Печерскую лавру, а в начале XX века — в Полоцк.
XIII век практически не оставил письменных свидетельств о хождениях во святую землю. Это, видимо, объясняется трагическими событиями: монгольское нашествие, установление золотоордынского ига и рыцарские набеги (со стороны Запада) не оставляли возможности для такой формы религиозной деятельности, из-за угроз личной безопасности в долгом путешествии.

Возрождение паломничества относится к середине XIV века. Около 1350 года совершил паломничество новгородский инок Стефан: он перечислил константинопольские святыни. С XV века число путешествий возрастает (они становятся разнообразнее). Первый странник XV века, описавший свое путешествие, — троицкий иеродиакон Зосима (в 1420 году посещал Царьград, Афон и Иерусалим). Он доверчиво воспринимал и описывал «чудеса», которые показывали ему хитрые греки (секира Ноя, трапеза Авраамова и т.д.).

Золотой век паломничества

К памятникам паломнической литературы XV века приписывают сочинения «Епифания мниха о пути в св. град Иерусалим». Оно относится к 1415-1417 годам, представляя собой простой перечень городов (от Великого Новгорода до Иерусалима). Далее следует «хождение священноинока Варсонофия к святому граду Иерусалимскому». В нем содержится описание двух странствий: первое — в 1456 году в Иерусалим (из Киева через Белгород, Царьград, Кипр, Триполи, Бейрут и Дамаск), второе — в 1461-1462 годах (через Белгород, Дамиетту, Египет и Синай).

Долгое время социальный состав паломников оставался традиционным. Большую часть составляли монахи и священнослужители, на втором месте — купцы и посадские люди, гораздо меньше было представителей дворянства. К святым местам добирались стандартным маршрутом: преодолевали Днепр, Буг, Днестр (до городов Яссы или Галац), затем на кораблях двигались по Дунаю и Черному морю до Константинополя. Далее — морским путем по Мраморному и Эгейскому морям, проливу Дарданеллы выходили в Средиземное море: посетив Хиос, Родос и другие острова, прибывали в Египет. Паломники также формировали большие караваны и шли в Иерусалим для празднования Пасхи.

В XVIII веке для многих верующих паломничество стало не разовым путешествием, а образом жизни. В числе таких людей можно отметить Василия Григорович-Барского — выпускника Киево-Могилянской академии. В 1724 году он уехал в город Бари на поклонение мощам св. Николая Мирликийского. Затем посетил Рим, Венецию, Флоренцию и другие города Италии.

В 1726-1728 годах Григорович-Барский путешествовал: осматривал Иерусалим, Каир, Бейрут, Дамаск и другие города. В 1729-1731 гг. жил в городе Триполи, изучая иностранные языки, литературу и философию. В 1736-1743 гг. преподавал латинский язык в училище на острове Патмос. В 1744-1746 гг. изучал православную библиотеку афонских монастырей, посещал Афины, остров Крит и другие достопримечательности.

Подлинный расцвет паломничества, ставший поистине золотым веком, приходится на конец XIX – начало XX веков. Это было связано с деятельностью учрежденного в 1882 году Православного Палестинского общества. При его содействии строились новые приюты для богомольцев, причем не только в Иерусалиме, но и в других городах, улучшалось медицинское обслуживание, предоставляемое паломникам, а также местному населению. Разрабатывались новые паломнические маршруты: в течение сезона в Вифлеем и Назарет, к дубу Мамврийскому, Тивериадскому озеру и на Иордан отправлялось до 50 караванов паломников. Ежегодно устраивали паломничество на Синай: оттуда богомольцы через Александрию направлялись в Италию, город Бари (для поклонения мощам святителя Николая).

Вместо послесловия

Сегодня большую роль в паломничестве играют монастыри и церкви: они создают паломнические службы. Однако путешествия к святым местам порой приводят к смешиванию понятий «турист» и «паломник». На наших глазах происходит искажение духа паломничества, о чем еще в XIX веке писал историк Сергей Соловьев: «Умалять его дух значило бы подрывать высокое значение паломничества (как подвига) в народной и личной жизни, низводя его до простого путешествия».

Еще одна крайность, которую следует избегать, — чрезмерное увлечение паломничеством. Об этом еще в IV веке писал святитель Григорий Нисский: по его словам, верующие часто совершают путешествия из праздного любопытства, впадают в неприличные истории и искушения.

Чтобы не впасть в сети турфирм и не спутать паломничество с туризмом, нужно руководствоваться многовековой евангельской мудростью: богу — божье, а кесарю — кесарево.

Валентин Ковальский, pravoslavie.fm

Share.

Comments are closed.