Куда пропало золото Каддафи

0
Итальянская газета попыталась разобраться с исчезновением сокровищ ливийского лидера

«Джорнале» опубликовала журналистское расследование «Что случилось с сокровищами Каддафи». Как известно, Ливия была одно время итальянской колонией, а потому Рим до сих пор сохранил тесные связи с этой страной и был одним из главных покупателей ливийской нефти. Как пишет газета, ливийский лидер Муамар Каддафи обладал колоссальными запасами золота и драгоценных камней. А сама Ливия в годы его правления процветала и была самой богатой страной Африки.

«У него было так много золота, – отмечает газета, – что полковник задумал план, столь же амбициозный, сколь и опасный: создать панафриканскую валюту, способную заменить французский колониальный франк (КФА)». Как видно, именно эти планы и стали для него роковыми, как и те деньги, которые он дал бывшему президенту Франции Франсуа Саркози на избирательную кампанию. В марте 2011 года НАТО начало против Ливии военную операцию, а в октябре сам Каддафи был зверски убит.

По данным Международного валютного фонда, в 2011 году золотой запас Центрального банка Ливии составил около 144 тонн золота. Для страны с населением в 6 млн. человек это были огромные средства. Например, в Великобритании было тогда вдвое больше золота, но в десять раз больше населения. Однако, по данным сайта «Селебрити Нетуорт», золота у Каддафи было куда больше.
Состояние «главного бедуина», по сведениям издания, оценивалось в колоссальные 200 млрд. долл. По тем временам это было в 3 раза больше, чем у американского инвестора Уоррена Баффетта, основателя «Microsoft» Билла Гейтса и султана Брунея, вместе взятых.

По сведениям СМИ, сумма включала в себя счета в западных банках, золотой запас Ливии и 854 объекта недвижимости за рубежом. Сыновья Каддафи владели акциями футбольного клуба «Ювентус», газеты «Файнэншл Таймс», автомобильного завода «Фиат». Владели роскошными квартирами в Торонто, Дубае, Лондоне, Гонконге и Нью-Йорке.

Понятно, что такие богатства, а также стремление Каддафи проводить самостоятельную политику и избавиться от засилья иностранной валюты, вызывали раздражение и в Европе, и в США. Одно из 3 тысяч писем Хиллари Клинтон, опубликованное Госдепартаментом еще в 2017 году, содержит доказательства того, что стремление НАТО к свержению Каддафи было обусловлено, во-первых, желанием не допустить возникновение африканской валюты, обеспеченной золотом, а во-вторых, гигантскими нефтяными запасами Ливии. Это электронное письмо было направлено тогдашнему госсекретарю США Хиллари Клинтон ее неофициальным советником Сиднеем Блюменталем. Послание озаглавлено «Клиент Франции и золото Каддафи». Американский журнал «Форин Полиси» по этому поводу писал: «Письмо свидетельствует о том, что президент Франции Николя Саркози возглавил нападение на Ливию, преследуя пять конкретных целей: завладеть ливийской нефтью, обеспечить сохранение влияния Франции в регионе, укрепить репутацию Саркози внутри страны, утвердить французскую военную мощь и, наконец, предотвратить рост влияния Каддафи на страны так называемой франкоязычной Африки».

После убийства Каддафи в Ливии началась ожесточенная гражданская война, и большая часть его сокровищ пропала. На 1 февраля 2013 г. (согласно британской газете «Daily Mail») Интерполу удалось найти и заморозить 97 млрд. долл. Каддафи. Но золотой запас Ливии исчез.

По мнению экс-главы Центробанка Ливии Касема Азиза, на которого ссылается «Джорнале», золото из бункеров Каддафи исчезло в мае 2011 г., причём украли не только слитки, но и ящички с алмазами (Каддафи владел огромными запасами драгоценных камней на сумму в 12 млрд. долл.).

Согласно отчету Совета Безопасности ООН от 2017 года, до своей гибели Каддафи мог перевезти деньги, алмазы и золотые слитки на сумму более 8 миллиардов долларов в такие страны, как Буркина-Фасо, Кения и Южная Африка. Часть этих богатств была возвращена, но настоящее сокровище сегодня в другом: это Ливийское инвестиционное управление (Lia), суверенный макси-фонд общей стоимостью 67 миллиардов долларов. Однако этот фонд находится под санкциями с марта 2011 года, и его инвестиции теоретически заморожены.

По данным расследования бельгийской телекомпании RTBF, от 3 до 5 миллиардов евро все еще оставались в карманах ополченцев в течение как минимум семи лет. Это прибыль, полученная от пакета акций Lia и управляемая бельгийским банком Euroclear. По мнению ливийцев, на самом деле блокировка касалась только денежных средств, а не начисленных процентов.

По словам Тима Итона, старшего научного сотрудника программы по Ближнему Востоку и Северной Африке британского исследовательского центра Chatham House, Lia может похвастаться примерно 550 дочерними компаниями, многие из которых имеют собственные советы директоров. «Это настоящий осьминог со всевозможными инвестициями в европейские банки, отели в Африке, инвестициями в Швейцарии и офшорными счетами, – пояснил эксперт итальянскому агентству Agenzia Nova. – Некоторые активы продолжают функционировать и действуют за пределами блока ООН. Это важная, но неизвестная цифра, которая не будет ясна, пока Lia не раскроет свою оценку активов. Некоторые оценивают стоимость филиалов примерно в 25 миллиардов долларов».

Однако полностью санкции могут быть сняты только после того, как будет достигнуто политическое соглашение о воссоединении страны. Но вокруг этого развернута ожесточенная борьба, потому что речь идет о том, кто будет распоряжаться не только ливийской нефтью, но и этим золотом.
Гражданская война в Ливии длится уже 10 лет. Сейчас две крупнейшие силы: Правительство национального согласия (ПНС) в Триполи и Ливийская национальная армия (ЛНА) маршала Хафтара делят страну между собой. ЛНА контролирует большую часть востока с центром в Тобруке, ПНС – запад страны. Остальные территории контролируют различные группировки, в том числе и исламистские. ПНС поддерживают Турция и Катар. Хафтара поддерживает Египет, который не хочет иметь исламистскую страну по соседству. Негласно поддерживает ЛНА и Франция, которой Хафтар обещал большие экономические преференции.

Попытки прийти к согласию продолжаются. И если кризис в Ливии будет, наконец, урегулирован, то может тогда и станет известная судьба пропавших сокровищ Каддафи?

Владимир Малышев, «Столетие»

Share.

Comments are closed.