Расовая борьба в Парижской опере

0

Парижская опера выступила против расовой дискриминации: 400 сотрудников Opera de Paris подписались под документом, который запрещает использовать «блэкфейс» во время постановок. Так называют разновидность грима, который наносит белый актер, чтобы сыграть темнокожего.

Главным идеологом новой политики является Александр Неф. Он возглавил Парижскую оперу в августе 2020 года, до этого несколько лет проработав на должности интенданта (управляющего) Канадской оперы в Торонто. Западный портал о международной оперной сцене Operawire сообщает, что с того момента Неф уже запретил певцам использовать в речи слово «негр», а также поменял несколько названий сцен из оперных постановок и балета: «Танец негритят» (балет «Баядерка») превратился в «Танец детей», а «Салон негритянок» стал «Салоном кариатид».

Французская газета Liberation пишет, что антирасисткие нравы Александр Неф привез с собой из Канады: «Неф был руководителем оперы в Торонто – городе, где движение Black Lives Matter (BLM, «Жизни темнокожих важны») уже давно критикует культурные учреждения. Теперь он должен будет обозначить актуальные проблемы для Парижа, например, доступ к знаковым ролям репертуара, предоставление косметических средств, подходящих для разных цветов кожи, и подумать о репертуаре, который включает в себя «стереотипные» роли».

Историк и режиссер Евгений Понасенков назвал подобную тенденцию «болезнью», которая с охваченных протестами американских городов может перейти на европейскую культуру. «То, что мы сегодня наблюдаем, это катастрофа, которая уничтожает главное в нашей цивилизации – искусство. До этого было изничтожено право на собственность, потому что в Европу пустили мигрантов. Но искусство – это смысл и высший предел развития любой цивилизации. И теперь эти люди [сторонники BLM] принялись изменять то, что создано не ими, а гениями прошлых лет, — считает эксперт. – Самое страшное – это когда человеку искусства не дают «дышать». А нынешняя ситуация в Парижской опере практически перекрывает кислород искусству, которое без свободы невозможно. Людям будут запрещать играть на сцене, потому что они белые. Таланты уйдут. Обычно те, кто вводит такие запреты, не умеют ни петь, ни танцевать. Нельзя допускать, чтобы менеджер [Александр Неф] переписывал произведения гениев».

Никакой расизм не может помешать настоящему таланту пробиться на сцену, уверен Понасенков. За последние 70 лет на сцене не было расизма, поэтому борьбу Парижской оперы с несправедливостью можно назвать «надуманной»: «Все знают, была темнокожая оперная певица Леонтина Прайс, которая в 60-е годы в США пела все центральные партии, никто ей ничего не говорил. Была певица Джесси Норман, и я был на ее концерте. И ведь они были звездами в опере. Поэтому если есть талант, он пробьется всегда. И расизма в области искусства нет уже лет 60 или 70. Так что все это надуманные проблемы, — считает режиссер. – Александр Неф может сколько угодно требовать запретить расизм и слово «негр», но он не может запретить биологию и эволюцию. А переписывать Шекспира, Агату Кристи, Марка Твена, Стендаля и других гениев в угоду сторонникам так называемой «расовой борьбы» ни в коем случае нельзя. Я считаю, что здоровые силы во Франции и Германии должны объединяться со сторонниками в остальной Европе и вместе спасать нашу цивилизацию», – подытожил историк.

Александр Неф создал комиссию из двух человек, которые к 15 декабря 2020 года должны предоставить ему отчет о «расовых нарушениях» в Opera de Paris. Немногочисленную команду возглавил генеральный секретарь организации Defenseur des droits (защищает права человека и борется с дискриминацией), историк Папа Ндиайе.

Больше всего жалоб на расовое неравенство поступило к руководству Парижской оперы от балерин. Они недовольны, что во время репетиций их называют не по именам, а по национальности, а также не дают играть главные роли в постановках по схеме «белого балета» (когда вся балетная труппа должна быть одинаковой внешности).

Роман Самойлов, «Политика сегодня»

Share.

Comments are closed.