Смешинки

0

Врачебный юмор

Мой папа и его друг дядя Леша – хирурги. Как-то раз меня, мелкую, оставили с ними дома. Я их, видимо, подзадолбала своей болтовней, и папа заговорщически сказал:
– Давно, Леш, мы никого не оперировали!

Тут же меня поймали, привязали к столу в зале, положили марлю на глаза, нарисовали мне на животе огромный шрам зеленкой и отпустили. Когда пришла мама, я радостно сообщила ей, что мне сделали операцию, и показала «шрам». От мамы убегали и папа, и дядя Леша!

В электричке

Нас шестеро друзей. Собираемся ехать на электричке. Я с другом купил билеты. Сели в электричку и сказали всем, что денег хватило только на пять билетов и кому-то придется ехать зайцем.

Когда в начале вагона замаячили контролеры, один из нас спрятался под лавку, а мы прикрыли его ногами. Подошедшему контролеру отдали все шесть билетов. На его вопрос «А вас же пятеро!» мы указали на парня под лавкой и сказали, что он до жути боится контролеров и всегда прячется от них!

Куда боги спрятали наше счастье?

Как-то раз боги, собравшись, решили поразвлечься. Один из них сказал:
– Давайте что-нибудь отберем у людей?

После долгих раздумий другой воскликнул:
– Я знаю! Давайте отберем у них счастье! Проблема только в том, куда его спрятать, чтобы они не нашли.

Первый сказал:
– Давайте запрячем его на вершине самой высокой в мире горы!

– Нет, помни, что у них много сил, кто-то сможет взобраться и найти, и если найдет один, все остальные сразу узнают, где счастье, – ответил другой.

Тогда кто-то выдвинул новое предложение:
– Давайте спрячем его на дне моря!

Ему ответили:
– Нет, не забывай, что они любопытны, кто-нибудь сможет сконструировать аппарат для подводного плаванья, и тогда они обязательно найдут счастье.
– Спрячем его на другой планете, подальше от Земли, – предложил кто-то еще.
– Нет, – отклонили его предложение, – помни, что мы дали им достаточно ума, когда-нибудь они придумают корабль, чтобы путешествовать по мирам, и откроют эту планету, и тогда все обретут счастье.

Самый пожилой бог, который на протяжении всего разговора хранил молчание и только внимательно слушал выступавших, сказал:
– Я думаю, что знаю, где нужно запрятать счастье, чтобы они его никогда не нашли.

Все повернулись к нему заинтригованные и спросили:
– Где?
– Спрячем внутри них самих, они будут так заняты его поисками снаружи, что им и в голову не придет искать его внутри себя.

Все боги согласились, и с тех пор люди тратят всю свою жизнь в поисках счастья, не зная, что оно спрятано в них самих…

Королева дискотеки

– Папа! Уведи ее, она же нас позорит! – Лидино лицо исказилось от отчаяния.
– Лидочка, да что такого особенного?
– Как что? Ты посмотри на нее!

Тамара Львовна, раскинув руки в стороны и немного прикрыв глаза, лебедью кружила вокруг немногочисленной группки танцующих выпускников – Лидиных одноклассников. Казалось, ее абсолютно не волнует ни то, что молодежная музыка не подходит для ее движений, ни то, как на нее посмотрят и что подумают. В то время как Лида готова была сквозь землю от стыда провалиться, ее папа только посмеивался, глядя на жену.

– Лидочка, ну перестань! Мама же за весь ваш вот этот выпускной отвечала, банкет организовала. Сегодня переволновалась, не ела ничего с утра, вот и развезло ее немного от шампанского. Ничего страшного, пусть расслабится.

Их разговор случайно услышал Ваня Мухин. Вслед за Лидой он посмотрел на ее маму и решил облегчить Лидины страдания. К тому же Лида ему нравилась. Ваня присоединился к Тамаре Львовне. Когда-то он целых пять лет ходил на народные танцы, и ему было что вспомнить и что показать. Тамара Львовна, обнаружив, что у нее появился партнер, подбоченилась одной рукой, а второй принялась махать над головой воображаемым платочком.

– А прикольно! – воскликнула, увидев эту сцену, Стася Новицкая – первая красавица класса – и решительно поднялась с места.
– О, Стасена! – Ваня сделал приглашающий жест, обнаружив девушку возле себя.

Стася принялась весело отплясывать, грациозно вскидывая ножки. Тут же появились два ее поклонника и вечных соперника – Дима и Артем. Молодые люди встали по обе стороны от Стаси и начали перетаптываться на месте, согнув руки в локтях и ритмично двигая в воздухе ладонями.
Ди-джей заметил эту движуху и моментально оценил ситуацию. Он поставил известную народную мелодию в современной музыкальной обработке. Танцующие на секунду замерли от восторга, а потом с еще большим азартом продолжили свое занятие.

Из динамиков неслось: «Валенки да валенки! Эх, да не подшиты, стареньки!» На этих словах басы усиливались, ритм ускорялся, эмоции и энергия танцоров выплескивались, как из вулкана. Один из родителей вскочил со стула, ворвался в центр круга и начал приседать на месте, каждый раз отставляя на пятку то одну, то другую ногу. Руки он держал на затылке и тоже поочередно выкидывал их в стороны. Рубашка на спине мужчины моментально намокла, на лбу выступил пот, он почти выдохся, но танцевать не перестал: зацепившись локтем за локоть Тамары Львовны, закружился вместе с ней.

Вокруг образовалась группа поддержки – несколько мам приплясывали на месте и хлопали в ладоши. Не усидела и Ольга Геннадьевна – классный руководитель, у которой это был последний выпуск, через два года ей предстояло выйти на пенсию. Нарядная, с красиво уложенными волосами, Ольга Геннадьевна активно двигала расставленными в стороны локтями и покачивала корпусом.

Когда песня закончилась, зазвучал знаменитый «Казачок» в исполнении группы «Чингисхан». Раздались восторженные возгласы, некоторые мальчики залихватски засвистели.
– Ху! Ха! Казачок! – старался вокалист.
– Ху! Ха! Казачок! – подпевали ему выпускники и родители, энергично втаптывая подошвы в пол и размахивая поднятыми вверх руками.

Через несколько секунд за столиками не осталось никого – все ринулись на танцплощадку. Впрочем, нет. Одинокий тонкий девичий силуэт виднелся за последним столиком на фоне окна.

– Лида! Ты что это нас матерью позоришь? Единственная не танцуешь!

Отец подскочил к дочке, за руку стащил ее со стула и потянул за собой в толпу веселящихся людей. Лида не стала сопротивляться.

«Мальчики, поймаете?»

Шли как-то с приятелями мимо общежития пединститута, вдруг слышим сверху голос: – Мальчики, поймаете?

Поднимаем головы, а в открытом окне второго этажа, свесив наружу ноги, сидит весьма симпатичная девица. Ее желание покинуть общежитие столь оригинальным образом никакого удивления не вызвало, потому что в те годы это было обычным делом. Мы закричали: «Конечно!» И наперегонки бросились под окно, где снегу было почти по пояс, так что девица в принципе в любом случае ничем не рисковала.

– Ловите? — спросила она сверху.
– Ловим! — крикнули мы в ответ.

Девушка обернулась внутрь комнаты и скомандовала:
– Девочки, давай!

И тут нам сверху на руки рухнул… мужик, до невменяемости пьяный, в одних трусах и лохматой шапке. Следом из окна вылетели и приземлились неподалеку штаны, куртка и еще какие-то вещи. Похоже, до полета он спал беспробудно, иначе как бы девицы с ним справились? А выбравшись из сугроба, мужик обвел окрестности мутным взором, схватил ближайшего из нас за грудки и хрипло скомандовал:
– А ну-ка, блин, быстро забросили назад!

Обратно мы бежали точно так же, наперегонки, только теперь на кону была не ловля блондинки, а нечто большее. Мужик в трусах и шапке, весь в клубах пара и снега, уверенно мчался следом…

Добрые дела

Я как-то утром потеряла сережку. Событие, конечно, пустяковое, но я огорчилась – пара серег была новой, и они мне шли, даже дети в группе сказали, что красивые. Моего любимого синего цвета, как раз к глазам.

Поразмыслив немного по дедуктивному методу Шерлока Холмса об этой потере, пришла к выводу, что потерять серьгу я, скорее всего, могла на остановке либо при надевании, либо при снятии маски (увы, в автобус без маски не пускают). Смотрела потом вечером после работы на обеих остановках, и на асфальте смотрела – нет, не нашла. Поплелась грустно в подъезд, а там – лежит на подоконнике аккуратно подобранная и переложенная на видное место кем-то моя сережка. Кто-то нашел, заботливо из-под ног прохожих убрал и на видное место положил.

Я подумала – какие у меня все-таки хорошие, добрые соседи! Дай-ка я тоже совершу по отношению к ним какой-нибудь добрый поступок!

Побежала домой, схватила единственное обильно цветущее на тот момент у меня растение, известное под названием ванька мокрый, или бальзамин, и водрузила на тот же подоконник.
Следующим утром спустилась вниз – а там еще пара цветущих растений рядом с моим стоит. Опять подумала – какие у меня, оказывается, хорошие соседи, и что не только дурной, но и хороший пример заразителен.

И теперь в нашем подъезде очень красиво, и к тому же хорошо пахнет – кто-то лаванду в горшке вечером принес.

Источник: «Элитная коллекция юмора» , anekdotov.net, anekdot.ru

Share.

Comments are closed.