Уходя, Назарбаев ставит на дочь

0

Комбинация, разыгранная Нурсултаном Назарбаевым на вершине власти Казахстана, приобретает все более ясные черты. Неожиданная отставка с поста президента с переходом этой должности Касыму Токаеву была лишь первым этапом. Следующим шагом стало избрание дочери Назарбаева Дариги спикером сената. Какими будут дальнейшие ходы Назарбаева и является ли Дарига настоящим наследником?

Внезапный уход Нурсултана Назарбаева в отставку не означает окончания 30-летнего правления. Назарбаев просто решил создать устойчивую конструкцию постназарбаевской власти уже при своей жизни. То есть, приучить граждан к кандидатуре нового руководителя, чтобы после ухода Назарбаева в мир иной страна не погрязла в борьбе за власть. Но кому Назарбаев оставит Казахстан?

Точно не новому президенту – Касым Токаев карьерный дипломат, всю жизнь занимавшийся внешней политикой. Он не имеет ни самостоятельного политического веса, ни авторитета, необходимого для самостоятельного руководства республикой. К тому же ему 65 лет – то есть, ни о каком наследовании им 78-летнему Назарбаеву не может быть и речи. Токаев будет возглавлять республику как минимум год – до очередных выборов в апреле 2020. А дальше возможны два варианта с одним финалом – или он будет избран на пост президента и продолжит формальное руководство при живом Назарбаеве, чтобы к следующим выборам, 2025 года, его сменил реальный преемник елбасы. Или же уже на выборах апреля 2020 года Назарбаев выдвинет в президенты настоящего наследника.

Но даже в случае первого варианта, то есть, избрания в 2020 году, понятно, что Токаев будет занимать пост президента только до поры до времени, чтобы в нужный момент уйти в отставку и передать власть тому, кто указан в конституции. То есть, главе верхней палаты – сената. На днях спикером сената стала Дарига Назарбаева, старшая дочь Нурсултана.

У Назарбаева нет сыновей. В отличие от Гейдара Алиева, передавшего власть Ильхаму, Назарбаеву приходится выбирать из трех дочерей. Именно старшая, Дарига, уже давно рассматривается им как главный кандидат. Две другие дочери никогда не занимались политикой.

А Дарига к своим 55 годам уже успела поруководить и крупнейшим медиахолдингом республики, и партией, и банком, побывать депутатом нижней палаты парламента и вице-премьером. У нее три ученых степени – кандидата исторических наук, доктора политических и доктора экономических наук. Возглавляет различные благотворительные общества и состоит в руководстве нескольких международных медиафорумов. Профессионально обучалась пению и даже иногда выступает с концертами – у нее меццо-сопрано. У Дариги трое детей – и старшему, Нурали, уже 34 года.
А вот мужа у Дариги нет – она развелась в 2007. И именно после этого многие посчитали ее политическую карьеру законченной. То есть, перестали видеть в ней потенциального наследника отца (как теперь выясняется – зря). Нет, не из-за развода, а из-за того, что стало ему причиной и что последовало за ним.

К 2007 году Дарига уже почти четверть века была замужем за Рахатом Алиевым – сначала медиком, потом бизнесменом, потом генералом, первым заместителем председателя Комитета нацбезопасности и заместителем начальника службы охраны Назарбаева. Алиева считали одним из самых могущественных людей в Казахстане – но в начале 2002 года Назарбаев сделал своего зятя главой Национального олимпийского комитета, а летом и вовсе отправил послом в Австрию. Это была опала. И хотя в 2005 Алиев вернулся в Астану, став первым заместителем министра иностранных дел (министром был нынешний президент Токаев), продержался он недолго. Уже в начале февраля 2007 его снова отправили послом в Австрию – из которой ему уже не суждено было вернуться.

Потому что в начале мая его уволили с поста посла и объявили в международный розыск за похищение людей с целью вымогательства. Речь шла о трех руководителях Нурбанка, от которых зять президента, и так бывший крупнейшим акционером банка, требовал денег (видимо, обвиняя их в хищениях). Двое из трех после этого пропали – и их тела были найдены лишь спустя несколько лет.
Назначение послом в Австрию Алиев получил 9 февраля – ровно в тот день, когда и похитил работников своего же банка. То есть, фактически он надеялся отсидеться за границей – но в мае против него возбудили уголовное дело, Назарбаев уволил Алиева, а позже и лишил всех наград. В 2008 Алиев был заочно осужден на 20 лет, но Австрия отказалась выдать бывшего посла и бывшего зятя.

Дарига развелась с мужем буквально через месяц после возбуждения уголовного дела и следующие несколько лет сосредоточилась на общественной деятельности. Оппозиция даже распускала слухи о ее эмиграции, но Дарига оставалась в стране. Бывший муж объявил себя оппозиционером и жертвой режима и лишь летом 2014 сдался австрийским властям в ожидании очередного суда по экстрадиции. В начале 2015 он был найден повешенным в ванной комнате тюрьмы в Вене. Несколько экспертов признали его смерть самоубийством.

В сентябре того же года Дарига стала вице-премьером. Но пробыв в этой должности всего год, переместилась в сенат. Как сейчас становится понятно, это было сделано с дальним прицелом.
При том, что знакомые с Даригой хорошо отзываются о ее уме и характере, сложно представить, что Назарбаев решится оставить страну на хрупкие женские плечи. Но он и не собирается этого делать – и вот почему. Дарига будет править, опираясь на семейный клан Назарбаевых. А он достаточно большой и грамотно расставленный на ключевые позиции.

У Нурсултана были два брата – сейчас в живых остался только Болат, но он не имеет политического веса. Младший же брат, Сатыбалды, погиб в автокатастрофе совсем молодым, в 34 года. Но два его сына уже выросли и стали генералами. Старшему Кайрату 49, а младшему, Самату, 40 – и с декабря 2015 года он работает первым заместителем руководителя Комитета национальной безопасности. Самат поменял фамилию на Абиш – в честь его деда, отца Нурсултана.

Сейчас генерал Абиш также рассматривается как вполне вероятный преемник Назарбаева. Понятно, что судить о планах Назарбаева в отношении Самата Абиша можно будет по тем назначениям, которые он будет получать в ближайшие годы, но пока наиболее вероятно, что он станет просто одной из важнейших опор Дариги во время ее правления.

Есть у Назарбаева еще несколько племянников, в том числе и занимавших различные руководящие посты, включая министерские. Но они, как бывший глава Алматы Ахметжан Есипов и бывший глава сената, КНБ Нуртай Абыкаев, уже немолоды – Есипову 68, а Абыкаеву 71 год. Зато есть зять более удачный, чем Алиев. Тимур Кулибаев – муж средней дочери Динары, президент местного олимпийского комитета и национальной палаты предпринимателей, ему 52 года. Проблема в том, что Кулибаева, как и Алиева, в свое время сватали в наследники Назарбаева, и совершенно непонятно, как сложатся его отношения с Даригой, когда она станет главой клана.
Кроме того, у Назарбаева есть и несколько внуков, и хотя сейчас старшему – 34 года, понятно, что со временем они будут занимать все более заметные посты.

Сила клана Назарбаева одновременно является и его слабостью. Пока они сплочены дедом-елбасы, но где гарантии, что они не передерутся после его смерти? Назарбаеву нужно решить сразу две задачи – сделать так, чтобы права его клана на наследование власти не оспаривались в целом, и не допустить раздрая внутри клана тогда, когда его самого уже не будет. Вторая задача представляется не менее сложной, чем первая, и поэтому Назарбаев за оставшееся ему время будет пытаться сделать так, чтобы отношения внутри клана были сбалансированы.

При этом без единоличного наследника-лидера ему все равно не обойтись – будет им Дарига, Самат Абиш или кто-то из внуков, во многом зависит от того, сколько еще времени отпущено Назарбаеву. Скажем, через 10 лет шансы внуков, которые сейчас даже не претендуют на то, чтобы наследовать деду, сильно возрастут.

Казахи не имеют традиции государственности, они разделены по племенному и клановым принципам, и если после смерти Назарбаева там начнется борьба за власть, то созданное им государство может просто развалиться и исчезнуть.

Конечно, Назарбаев не хочет такой участи своему детищу – а выбирая между тем, чтобы оставить власть специально подготовленному преемнику или точно так же подготовленному родственнику, он без сомнения остановится на родне. Хотя бы потому, что больше доверяет им, лучше их знает и их власть будет освящена его именем и тем авторитетом, который он сам заработал у своих граждан.
Но не надо думать, что передача власти по наследству свойственна лишь исламским или авторитарным режимам. Нет, это свойство самых разных государств – и не только монархий. Большинство стран нынешнего мира образовались после Второй мировой войны, и если мы внимательно посмотрим на то, как формировалась там высшая власть, то увидим очень много общего.

Клан Бхутто, пусть и с перерывами, правил в Пакистане, клан Неру – в Индии, несколько представителей семьи Бандаранаике управляли Шри-Ланкой. На Филиппинах несколько семей сменяли друг друга в президентском кресле, в Индонезии и в Мьянме к власти приходили дочери основателей республики. Да, далеко не везде это была прямая передача – ну так они и существуют гораздо больше 27-летнего Казахстана.

Устоявшиеся государства – а таковыми считают себя страны Запада – вроде бы не практикуют наследования. Но даже не будем приводить в пример Бушей или Трюдо – реальные механизмы власти, деньги и влияние в англосаксонских странах находятся в руках нескольких семей уже много десятков, а то и сотен лет. Мельтешение премьеров и президентов не влияет на само существование этих государств – настолько устойчив сам государственный аппарат и элиты. Но в случае с Казахстаном очень многое, если не все, зависит от смены первого лица. Назарбаев хочет, чтобы Казахстан пережил его.

Петр Акопов, «Взгляд»

Поделиться.

Комментарии закрыты