Александр Хващинский: «Встретил любовь на кухне»

0

Актёр Александр Хващинский известен зрителям по сериалам «Папа для Софии», «Слабая женщина», «Верни мою любовь», «Версия», «Опасное заблуждение».

— Александр, когда вы решили стать актёром?
— Я всегда любил творческие кружки, играл на аккордеоне, занимался танцами и знал, что стану артистом. В детстве я увидел фильм, где снимался малыш. Я тогда подумал: «Сейчас он ничего ещё не понимает, но когда вырастет, родители расскажут ему, что он уже снимался в кино». И почему-то я был уверен, что меня тоже когда-то снимали, только родители забыли рассказать. Так что я чувствовал себя артистом, но всё-таки у родителей спросить боялся — не хотел разрушать свою иллюзию.
— Но в театральный вуз вы отправились не сразу. Почему?
— Был конец девяностых, тяжелое время. Родители уговорили получить надёжную профессию, и я поступил в сельхозакадемию в Уссурийске. Там хватался за каждую возможность: прошёл курсы оператора ЭВМ, экономиста-менеджера. Но интереснее мне было другое — я играл в КВН, диджеил в клубах, подрабатывал ведущим. В итоге аграрный вуз окончил заочно, а сам поступил в театральную академию во Владивостоке.
— Как оказались в Москве?
— Мы с друзьями брались за любую работу. Однажды вели концерт на открытии магазина, где познакомились с ребятами из Новосибирска. Они открывали магазины по всей стране и пригласили нас в Москву. В итоге все мои знакомые разъехались, а я решил задержаться. Стал посещать кастинги, которые только мог найти, даже в модельные агентства: ходил по подиуму, снимался в рекламах — от мобильных операторов до банков, в массовке телепередач. Словом, стучался в любую дверь: я понимал, что здесь меня никто не знает и просто так никуда не позовёт.
— Какая роль, на ваш взгляд, стала настоящим актёрским дебютом?
— Пожалуй, роль Баранова в фильме «Паутина-3». Я тогда был совсем молодой, смазливый и ехал на пробы с большими опасениями: мне предлагали сыграть прожжённого бандита, отвратительного типа. Я боялся, что из-за внешности не подойду. Но режиссёру пробы очень понравились, меня профессионально загримировали. И хотя герой для меня был нов, непривычен, всё получилось здорово. Даже знакомые не узнали меня в этом образе. После этого уже стали приглашать в кино активно.
— Ваша жена Мария поддерживает вас во всех начинаниях. Как вы познакомились?
— Первое время я снимал комнату у одного композитора, к которому часто приходили гости. Как-то раз я вернулся после отпуска из Италии, а на кухне сидит и пьёт кофе очень красивая девушка: она пришла по делу к этому композитору. Я с первого взгляда понял, что она та самая. Представляете, любовь всей моей жизни сидела и ждала меня дома. Она, конечно, знала, что очень мне нравится, но отношения я заводить боялся: мне казалось, что сумасшедшая работа актёра несовместима с нормальной личной жизнью. Я долго тянул кота за хвост, пока на горизонте не появился конкурент. Тогда я понял: пора действовать. Я пригласил её на концерт в честь Майи Плисецкой — и всё завертелось. Через год я сделал предложение. После свадьбы на островах мы купили квартиру.
— Вы с супругой воспитываете дочку. Собираетесь отдавать её в театральный кружок?
— По иронии судьбы, я узнал, что стану отцом, когда снимался в сериале «Папа для Софии». Так что выбор имени для дочки был очевиден. А уже в 10 месяцев она стала сниматься в кино: играла дочку главных героев в сериале «Воронины». Для меня это был большой стресс: такой маленький ребёнок на съёмочной площадке весь день, как она это перенесёт? В итоге её снимали несколько сезонов, и она ни разу не заплакала. Правда, первое время всё не могла наглядеться на большие пушистые микрофоны, на которые писался звук. Получается, в ней воплотилась моя детская мечта о съёмках в раннем детстве. Сегодня ей четыре с половиной года, она ходит в бассейн, занимается танцами, учит французский язык. А скоро отдадим её и в театральную студию рядом с домом.
— В кино и сериалах вы чаще играете отрицательных персонажей. Как сложилось это амплуа?
— Мне с самого начала нравились характерные роли, неоднозначные герои. В кино и на телевидении мне часто достаются роли немцев. Честно говоря, даётся мне это непросто: ужас как не люблю говорить на немецком. Но что поделать, режиссёры считают, что я похож на американца или на европейца.
— Ваши телегерои нередко погибают. Некоторые актёры таких ролей боятся. А как вы справляетесь?
— Я совсем не суеверный. По старинной актёрской традиции, когда играешь покойников, с собой надо брать чекушку водки и потом её распивать — даже этим не пользуюсь. Помню, в сериале «Петровка, 38» мне пришлось несколько часов лежать в камере морга. Меня загримировали и засунули в этот ящик, где я даже не мог пошевелиться. В это время в помещении долго снимался диалог главных героев. Режиссёр ругался: «Давайте уже быстрее снимать, а то сейчас труп встанет и уйдёт». Когда меня наконец-то вынули, я уже весь взмок, и ко мне бросились гримёры с криком: «Труп вспотел!»
— Какие ваши недавние работы скоро можно будет увидеть на экране?
– Недавно вышла социальная драма в США «Дорога к Олимпу». А самая новая работа — французский фильм режиссёра Жана Беккера о временах Первой мировой войны. На съёмки попал неожиданно. Лет семь назад в Бордо я учился на сомелье. У меня есть традиция: из любой точки мира я шлю друзьям открытки. В этот раз отправить никак не удавалось, потому что почтовые отделения закрывались рано, когда я ещё был на учёбе. Я подошёл к портье и на ломаном англо-французском попросил помочь, он мне так же ломано ответил. А потом я услышал, как он говорит по телефону на чистом русском — оказался наш земляк. Мы с ним подружились. И вот в местной газете он прочёл объявление о том, что ищут актёров для фильма, я отправил портфолио, и меня пригласили на съёмки.

Ольга Геранчева
(http://newsvostok.ru)

Поделиться.

Комментарии закрыты