Александр Лазарев: «Неловкие моменты на сцене — экзамен для артиста»

0

Ролик фильма «Союз спасения», который только появился в интернете, уже набрал 7 миллионов просмотров. На экраны картина про историю военного заговора выйдет 26 декабря 2019, в день 194-й годовщины восстания декабристов. А одну из ключевых ролей в фильме — генерала от кавалерии, графа Александра Бенкендорфа — играет Александр Лазарев-младший.

«Подарки» на сцене

— Александр, среди декабристов, поднявших восстание в 1825 году, был князь Сергей Трубецкой. Интересно, что вы, играя в одном из фильмов, брали себе эту фамилию в качестве псевдонима. Чем вас Лазарев-то не устроил?
— Это было в самом начале моего творческого пути. Я снимался вместе с родителями, и мне показалось, что два Александра Лазарева в титрах — многовато. Поэтому взял себе фамилию Трубецкой.

— Вам мешало то, что вы были сыном знаменитых артистов?
— Скорее помогало всю жизнь. Мешало разве что поначалу, в институте. Там народ был уверен, что меня взяли по блату. Приходилось доказывать ролями.

— Вы ведь с детства вращаетесь среди артистов. Дед был кинорежиссером, бабушка — звукооператор, дядя служил артистом в Театре Акимова, а другой дядя — оператор — снимал «Обыкновенное чудо» и «Покровские ворота». О родителях и говорить не приходится. Как вы воспринимали театральную среду?
— Родители играли во взрослых спектаклях. Когда в начальной школе меня однажды взяли в театр Маяковского, поскольку оставить было не на кого, и посадили в первый ряд ложи директора, я там к концу спектакля от безысходности разревелся. Уйти, зажатый со всех сторон, я не мог, а на сцене шли «Таланты и поклонники» — скука для ребенка восьми лет непомерная. Мне казалось, что вокруг даже цвета померкли, а часы сломались. Зато я любил часами играть в бутафорском цеху, где были мечи, шлемы и пистолеты. Ну, а когда подрос и стал подумывать о карьере артиста, то в кулисах завороженно наблюдал работу отца и матери.

— Вы вышли на сцену в юном возрасте. Всегда ли все проходило гладко в спектаклях?
— Я играл Федю Лямина в спектакле «Леди Макбет Мценского уезда» — роль по наследству досталась мне от Антона Табакова. Меня ввели, и сразу нужно было ехать в Чехословакию. Я в спектакле сначала появлялся на балконе, а под ним шел праздник. Я стоял радостный, улыбался до ушей. А папа мне все время говорил: «Заканчивай улыбаться, думай о своей роли».
И вот на очередном спектакле я вышел не в тот момент. В итоге перепутал реплики, все смешал, кое-как доиграл, убежал в гостиницу, зарылся в подушки от стыда. Вошел тяжелой поступью отец и спросил: «Доулыбался, сынок?» С тех пор перед каждым спектаклем я сильно волнуюсь.

— Какие роли на сцене «Ленкома» вы отмечаете для себя как знаковые?
— Роль графа Альмавивы в постановке Марка Захарова «Безумный день, или Женитьба Фигаро». И роль Генриха VIII в «Королевских играх». А заметил меня Марк Захаров в «Ромуле Великом», в тот момент Глеб Панфилов уже поставил «Гамлета», и туда вводили молодой состав, меня утвердили на роль Клавдия.

— В одном из спектаклей вы должны были взорвать дверь в спальню графини, а она рухнула раньше времени. Но вы тогда ловко вышли из положения. А еще подобные «подарки» случались?
— Такие «подарки» — всегда живой и острый момент. На премьере «Женитьбы Фигаро», на самом первом спектакле, у меня лопнули на сцене штаны — от пояса до пояса, а мне еще предстояло танцевать и активно двигаться. Я в ужасе замер спиной к заднику, как статуя, и с авансцены стал подавать реплики. Графиня (Александра Захарова), к которой я должен был подойти, но не подходил, вообще не понимала, что происходит. Не менее удивился и Марк Анатольевич, прибежал за кулисы с вопросом: «Что происходит? Он что — ногу сломал?» Но потом кто-то догадался, что «графу неловко светить нижним бельем». Фигаро — Певцов – ловко передал мне сюртук, которым я тут же обвязал себя, как банным полотенцем, и в таком непривычном для графа виде доиграл первый акт.

— Марк Анатольевич в своей книге уверяет, что в подобные моменты за кулисами происходит братание?
— Да, все артисты к такому относятся с большим энтузиазмом. Это ведь и есть театр в его импровизационной составляющей: никакой фальши, все по-настоящему! Для коллег — праздник, для артиста на сцене — экзамен.

Досье

Александр Лазарев-младший родился 27 апреля 1967 года в семье актеров Александра Сергеевича Лазарева и Светланы Немоляевой. В кино начал сниматься еще школьником. Его первая главная роль в «Провинциальном бенефисе» (1993). Позднее Лазарев не хотел работать на одной сцене со своими родителями, чтобы никто не думал, что он попал туда по блату. Поэтому не пошел в Театр имени Маяковского, а отправился в «Ленком». В кино он также не хотел, чтобы его имя связывали со знаменитостями. И поэтому какое-то время даже снимался под псевдонимом Трубецкой.

Несмотря на мечты, что в театре будет все и сразу, Лазареву пришлось три года пробегать в массовке. А потом подряд случились «Гамлет», «Женитьба Фигаро» и «Королевские игры». Через несколько лет Александра пригласили в театр «Ла Скала» читать прозаические отрывки из оратории Прокофьева «Иван Грозный» вместе с оркестром и хором. Это артист до сих пор называет авантюрой, однако она принесла ему колоссальный опыт.

Со своей женой Алиной он живет уже несколько десятков лет, познакомилась пара еще в юности – учились в соседних школах и вращались в одной компании. Как-то девушка пришла в гости, и когда Лазарев открыл дверь, увидела, что он одет в майку с надписью «15 мая». Это был день рождения Алины. «Может, это судьба?», – задумалась она тогда. И уже вскоре сыграли свадьбу.

Секрет счастливого брака жена актера объясняет так: «Нужно не вредничать, не делать назло». Сам Александр считает, что свою роль сыграли семейные традиции клана Лазаревых. «На каком-то фестивале моего папу встретил его давний приятель. Он спрашивает: «Ты что, все на Светке женат?» – «Да». – «Какой же ты нелюбопытный». Вот и я какой-то нелюбопытный! Мы с Алиной очень часто разговариваем одними и теми же словами, говорим одни и те же вещи. Кто-то отмечает, что мы и внешне похожи. Но в нас много и полярного. Например, стиль одежды, музыкальные вкусы, кинопривязанности. А в более серьезных вещах – в отношении к жизни, воспитании детей – идем одним караваном».

Елена Булова

«Южные горизонты»

Поделиться.

Комментарии закрыты