Топ-100

Анатоль Франс: «самый парижский писатель»

0
Современники называли его величайшим острословом

Критик Жюль Леметр писал о Франсе: «Ум этого просвещённейшего литератора, весьма искусного и изощрённого, впитал всю интеллектуальную работу нашего века; я не знаю другого писателя, который отражал бы реальность сквозь такой богатейший пласт науки, литературы, предшествовавших впечатлений и размышлений».

«Приключения собственной души»

Анатоль Франс (настоящее имя которого Жак Анатоль Франсуа Тибо) родился 16 апреля 1844 года в Париже, в семье букиниста Франсуа Ноэля Тибо и Антуанетты Тибо. В детстве Анатоль, единственный ребенок в семье, много времени проводил на набережной Сены, роясь в грудах книг («это была библиотека длиной в три квартала», как он сам впоследствии писал) и слушая разговоры книгочеев, часто захаживавших в магазин его отца.

Франс (уменьшительное от Франсуа – имени отца) поступил в школу иезуитов в Париже. Мальчик зачитывался греческими и римскими авторами, однако школу не любил. У него на всю жизнь осталось отвращение к преподаванию религии. Учеником он был посредственным, отличные оценки получал только за сочинения. Школа иезуитов сделала его бунтарем на всю жизнь. Следует упомянуть также о юношеской любви к актрисе «Комеди франсез» Элизе Девойо, которую он обожал издалека. Это вынуждало юношу подавлять чувственность, и позднее в своих произведениях Франс рисовал образы актрис, капризных и сладострастных.

Стать писателем посоветовала его мать. Провалившись несколько раз на выпускных экзаменах, Анатоль, наконец, сдал их в возрасте 20 лет. Когда его отец в 1866 году ушел от дел, Франс, вынужденный сам зарабатывать себе на жизнь, устроился в журнал. Работая библиографом у издателя Альфонса Лемерра, он познакомился с недавно созданной литературной группой «Парнас». После выхода в свет его первого произведения, очерка творчества поэта Альфреда де Виньи, Франс становится одной из центральных фигур в «Парнасе».

Во время франко-прусской войны Анатоль некоторое время служил в армии, демобилизовавшись, продолжал писать и выполнять различную редакторскую работу. В 1875 году у него появляется первая настоящая возможность проявить себя в качестве журналиста, парижская газета заказала ему серию критических статей о современных писателях, а уже в следующем году Анатоль становится там ведущим литературным критиком. Франс ведет свою собственную рубрику. Статьи, появляющиеся там в течение нескольких лет, вышли отдельным изданием в четырех томах в 1889-1892 годах под заглавием «Литературная жизнь». В предисловии к этому изданию Франс выразил свое отношение к субъективности литературной критики. «Хороший критик, – писал Франс, – повествует не столько о прочитанном, сколько о приключениях собственной души».

Честолюбивая Леонтина

В 1876 году Франс назначается заместителем директора Библиотеки сената и в течение 14 лет занимает этот пост, что давало ему возможность и средства заниматься литературой. В 1877 году он женится на Валери Герен де Совиль. Это был традиционный буржуазный брак: невесте надо было выйти замуж, а жениху обрести семейное положение. Двадцатилетняя Валери — дочь крупного чиновника министерства финансов. Для сына букиниста и внука деревенского сапожника она была партией завидной. Франс гордился родословной своей жены, восхищался ее робостью. Правда, потом выяснилось, что молчаливость жены объясняется неверием в его талант писателя и презрением к этой профессии.

Значительное приданое Валери пошло на обустройство особняка на улице вблизи Булонского леса. Здесь Франс начал много работать. В библиотеке Сената он прослыл нерадивым сотрудником, но что касается литературного труда, то здесь писатель не отклонял ни одного предложения издателей, сотрудничая одновременно с пятью десятками журналов. Он редактировал классиков, писал многочисленные статьи — не только о литературе, но и об истории, политической экономии, археологии, палеонтологии, происхождении человека.

В 1881 году Анатоль стал отцом, у него родилась дочь Сюзанна, которую он нежно любил всю свою жизнь. В год ее рождения вышла и первая книга Франса, в которой он нашел своего героя, Сильвестра Боннара, а вместе с ним и свой индивидуальный стиль. Книга «Преступление Сильвестра Боннара, члена Института» получила премию Французской академии. Как было сказано, она присуждена «произведению изящному, выдающемуся, может быть, исключительному».

В 1883 году Франс стал постоянным хроникером в журнале «Иллюстрированный мир». Каждые две недели появляется его обозрение «Парижская хроника», охватывающее разные стороны французской жизни. С 1882 по 1896 год он напишет более 350 статей и очерков.

Благодаря успеху «Сильвестра Боннара» и необычайной популярности «Парижской хроники» Франс входит в высшее общество. В 1883 году он познакомился с Леонтиной Арман де Кайаве, чей салон был одним из самых блестящих литературных, политических и художественных салонов в Париже. Эта умная, властная аристократка была ровесницей Франса. От нее он услышал то, в чем так нуждался дома: поощрительную оценку своей работы.

Многолетняя, ревнивая, тираническая преданность Леонтины надолго заполнит личную жизнь писателя. А жена его, Валери Франс, с каждым годом будет все больше испытывать потребность выяснять отношения и сводить счеты. Чуждая духовной жизни своего мужа, она сумела сделать чужим для Франса и их собственный дом, который он наполнил книгами, коллекцией картин, гравюр, старинных изделий. Обстановка в доме накалилась до такой степени, что писатель вообще перестал разговаривать с женой, общаясь с ней только записками.

Наконец, однажды, не вынеся молчания, Валери спросила у мужа: «Где были вы вчера вечером?» В ответ на это Франс молча вышел из комнаты и из дома в чем был: в халате, с малиновой бархатной «кардинальской» шапочкой на голове, с подносом в руке, на которой была чернильница и начатая статья. Демонстративно пройдя в таком виде по улицам Парижа, он снял меблированную комнату на вымышленное имя Жермена. Таким, не совсем обычным способом он ушел из дома, окончательно разорвав семейные отношения, которые старался сохранить все последние годы только ради любимой дочери.

В 1892 году Анатоль оформил развод. Отныне его верной и преданной подругой стала честолюбивая Леонтина. Она делала все, чтобы Франс прославился: сама разыскивала для него материал в библиотеках, делала переводы, приводила в порядок рукописи, читала гранки, желая освободить его от работы, казавшейся ему скучной. Она же помогла ему благоустроить небольшую виллу Сайд возле Булонского леса, которая вскоре превратилась в музей, заполненный произведениями искусства и мебелью разных эпох.

«Скоро я просто начну писать под диктовку»

В 1889 году вышел в свет роман «Таис». В нем Франс, наконец, нашел тот способ самовыражения, где ему не было равных. Условно его можно было бы назвать интеллектуальной прозой, сочетающей изображение реальной жизни с авторскими размышлениями о ее смысле.

В 1898 году Франс принял самое деятельное участие в деле Дрейфуса. Под влиянием Марселя Пруста писатель первым подписал знаменитое письмо-манифест Эмиля Золя «Я обвиняю». В этом письме осуждалась попытка обвинить в государственной измене офицера французской армии еврея Альфреда Дрейфуса и доказывалось, что это обвинение было сфабриковано, чтобы спасти от скандала высшее армейское командование, уличенное в коррупции.

После выхода в свет романов «Боги жаждут», «Восстание ангелов» и «Красная лилия» слава Анатоля Франса приобрела мировое звучание. К нему отовсюду стали приходить письма, и не только как к знаменитому романисту, но и как к мудрецу и философу. На многочисленных портретах писатель, однако, старался выглядеть не величественным, а скорее, элегантным.

Изменения, к сожалению, горестные, коснулись и личной жизни Анатоля. Дочь Франса, его «нежно любимая Сюзон», в 1908 году, успев уже развестись с первым мужем, полюбила Мишеля Псикари, внука известного религиозного философа Ренана, и стала его женой. Анатолю Франсу этот союз был не по душе. Он отдалился от дочери и, как оказалось, навсегда. Ухудшились его отношения и с Леонтиной де Кайаве. Долгое время она пестовала и опекала дарование Франса, заботясь о его успехах, гордясь тем, что помогает ему, зная, что и он ее любит. Каждый год они путешествовали по Италии, несколько раз побывали в Греции. Однако к старости Леонтина становилась все более бдительной и ревнивой.
Анатоль Франс отдавал должное тиранической требовательности своей возлюбленной: «Посвящается мадам Арман де Кайаве, без которой не увидела бы свет эта книжечка, как не увидели бы свет все мои книги», — пишет он в предисловии к «Кренкебилю». Но в то же время неусыпный надзор Леонтины раздражает писателя. «Скоро я просто начну писать под ее диктовку», — ворчит он.

«Это мой последний день»

Здоровье Леонтины, и так некрепкое, пошатнулось летом 1909 года, когда до нее дошли слухи, что Франс, плывя на пароходе в Бразилию, чтобы прочесть лекции о Рабле, не устоял перед кокетством пятидесятилетней актрисы Французской комедии. Ревнивая Леонтина слегла. «Это ребенок, — говорила она своей приятельнице, — если бы вы знали, какой он слабый, наивный, как легко можно его одурачить!» Вернувшись в Париж, Франс повинился в недостойном его легкомыслии. Вместе с Леонтиной он уехал в Капиан, ее загородный дом, где мадам де Кайаве внезапно заболела воспалением легких и 12 января 1910 году умерла.

Для Франса смерть Леонтины стала огромной душевной травмой. Горе помогла перенести другая преданная женщина, Оттилия Космутце, венгерская писательница, известная у себя на родине под псевдонимом Шандор Кемери. Она одно время была секретарем писателя и своей чуткостью, добротой помогла «вылечить великий ум» от депрессии.

Годы Первой мировой войны состарили Анатоля Франса. Из Парижа он переехал в небольшую усадьбу Бешельри, недалеко от провинции Турен, где жила Эмма Лапревот, бывшая горничная Леонтины де Кайаве. Эта женщина была больна и бедна. Франс поместил ее в больницу, а после выздоровления она стала домоправительницей писателя, взяв на себя все заботы о нем. В 1918 году. Франса постигло новое горе — его дочь, Сюзанна Псикари, умерла от гриппа. Ее тринадцатилетний сын Люсьен остался круглым сиротой (Мишель Псикари погиб на войне в 1917), и Франс взял на воспитание любимого внука, который стал впоследствии единственным наследником писателя. В 1921 году Анатолю была присуждена Нобелевская премия по литературе «за блестящие литературные достижения, отмеченные изысканностью стиля, глубоко выстраданным гуманизмом и истинно галльским темпераментом».

В течение всей своей долгой жизни Анатоль Франс редко жаловался на здоровье. До восьмидесяти лет он почти не болел. Однако в апреле 1922 года сосудистый спазм парализовал его на несколько часов. Писатель признался, что уже не может «работать, как прежде». Но, тем не менее, до самой смерти сохранял бодрость духа и удивительную работоспособность. Он мечтал побывать в Брюсселе, Лондоне, закончить книгу философских диалогов под названием Sous la rose, что можно перевести как «Не для посторонних ушей».

В июле 1924 году Франс слег, врачи предупредили друзей и близких писателя о том, что его часы сочтены. Утром 12 октября он сказал с улыбкой: «Это мой последний день!» Так и случилось. В ночь на 13 октября 1924 года «самый французский, самый парижский, самый изысканный писатель» умер. Как сказал о нем Душан Брески: «Несмотря на все превратности критической моды, Анатоль Франс всегда будет стоять рядом с Бернардом Шоу как великий сатирик эпохи и рядом с Рабле, Мольером и Вольтером как один из величайших французских острословов».

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам C-cafe.ru, Peoples.ru, Grandpeople.ru

Share.

Comments are closed.