Анна Византийская: жена князя Владимира

0

Выйдя замуж, византийская царевна стала просветительницей языческой страны.

Роман и Феофано

Анна, дочь византийского императора Романа II, появилась на свет 13 марта 963 года. Ее мать происходила из семьи отнюдь не знатной, и звали ее Феофано. Лев Диакон, византийский священник и историк, описывал Феофано как «наиболее прекрасную, обольстительную и утонченную женщину своего времени, одинаково выделявшуюся своей красотой, способностями, честолюбием и порочностью». Дочь константинопольского харчевника Кротира, выходца из Армении, она наречена была в детстве Анастасией. Пленив обаянием и изяществом фигуры, равно как и белизной кожи, умом и грацией Романа, молодого наследника престола, она влюбила его в себя и завладела его сердцем. Ослепленный страстью, тот напрочь забыл о своей законной супруге Берте, внебрачной дочери короля Италии.

Узнав о влечении сына, благородный отец Константин VII Багрянородный не пожелал оскорбить чувства своего наследника. К тому же Феофано сумела обаять своей красотой не только самого императора-василевса, но и императрицу Елену. По смерти Константина VII 18-летняя Феофано, новоявленная императрица, вынудила мужа изгнать из дворца пятерых родных сестер, блиставших образованностью и благовоспитанностью, и заточить их в монастырские стены. Неблаговидный поступок Романа, потерявшего от пылких чувств голову, вскорости свел в могилу царицу Елену, с которой Феофано не желала делить положение правительницы.

Хронист описывает юного василевса как статного красавца с копной светлых пшеничных волос, римским носом и выразительными глазами. Приятный в беседах, спокойный и розовощекий, он вызывал любовь у подданных и восхищение у женщин. Переняв от отца ученость, Роман II отлично владел словом и письмом. Однако и за делами государственными он не забывал о развлечениях. Со временем охота, игры в мяч, состязания на ипподроме и пиры оттеснили на задний план его занятия науками.

Любитель бешеных скачек на породистых рысаках и неуемных плотских утех, 15 марта 963 года Роман II, вернувшись с охоты, занемог: смертельные спазмы душили его. Поговаривали, что он, процарствовавший всего четыре года, был отравлен. Но и за короткий срок замужества Феофано успела родить ему двух сыновей, Василия и Константина, и дочь Феофано. А буквально за два дня до внезапной смерти Романа молодая царица произвела на свет Анну.

Завидная невеста

Патриарх Константинопольский нехотя возвел Феофано в ранг регентши над ее малолетними сыновьями. В результате дворцовых интриг престолом завладел знатный полководец Никифор Фока, тотчас женившись на Феофано. Остается думать, что возвеличила Фоку именно она, дабы оградить своих детей и себя от посягательств.

На глазах у подрастающей Анны, купающейся в богатстве и роскоши, мать сменила неприхотливого Фоку на его дерзкого и статного сподвижника, красавца Иоанна Цимисхия, прирожденного воителя армянского происхождения. В стенах дворца зрел заговор. Не без помощи императрицы подкупленные убийцы проникли в палаты и безжалостно расправились с императором в его собственной постели. Так в 969 году Иоанн I Цимисхий объявил себя императором.

Однако, едва утвердившись во власти, Иоанн не только не пожелал жениться на Феофано, но и выдворил ее за пределы столицы, сослав с шестилетней Анной на безлюдный остров в Эгейском море, в холодную келью. В печали смотрела Феофано с этого сурового берега на свой прежний дом, лелея надежду вновь вернуться туда. Ей даже удалось сбежать с острова и укрыться за стенами святой Софии, но Цимисхию донесли о побеге, и он велел отправить Феофано с дочерью в отдаленный монастырь.

Находясь в изгнании, юная царевна увлеклась изучением богатого наследия своих предков по отцовской линии. Ее дед, император Константин VII оставил потомкам огромное количество трудов по медицине, истории и другим наукам. Она внимательно изучала его описания жития святых, иллюстрированные удивительными по красоте и изяществу художественными миниатюрами. Из хроник Анна узнала, что деду не чужды были интересы простого люда. Во время своего правления он строил больницы и приюты для нуждающихся, организовывал раздачу милостыни, интересовался судьбой осужденных, пресекал злоупотребления чиновников. Изучила Анна и трактаты прапрадедушки Василия I, предназначенные его сыну императору Льву I Мудрому, из которых она также почерпнула много интересного и полезного.

После смерти Цимисхия в 976 году власть перешла к сыновьям Феофано Василию и Константину, которые позволили Анне с матерью вернуться во дворец, однако, к власти императрицу не допустили и пожелали править сами. Их царствование запомнилось непрекращающимися войнами и мятежами, а силы императоров были на исходе. В итоге братья пообещали киевскому князю Владимиру Святославовичу отдать в жены Анну при условии, что Владимир окажет им военную помощь и примет христианство.
Анна к тому времени превратилась в завидную невесту и настоящую красавицу, ее руки добивались наследник Римской империи, сын французского короля и болгарский князь.

В своем трактате «Об управлении империей» дед Анны, Константин VII Багрянородный, выразил отношение правителей Византии к династическим бракам с северными народами так: «Если когда-либо народ какой-нибудь из этих неверных и нечестивых северных племен попросит о родстве через брак с василевсом ромеев, то есть либо дочь его получить в жены, либо выдать свою дочь, василевсу ли в жены или сыну василевса, должно тебе отклонить и эту их неразумную просьбу. Поскольку каждый народ имеет различные обычаи, разные законы и установления, он должен держаться своих порядков, и союзы для смешения жизней заключать и творить внутри одного и того же народа». Исключение Константин Багрянородный сделал для правящих домов Западной Европы, «франков».

Свадебная флотилия

Историк и филолог А. В. Назаренко полагает, что у армянского историка Асохика речь идёт о подмене невесты киевского князя Владимира, который по «Житию» монаха Иакова в 988 году ходил на днепровские пороги, возможно как раз для встречи Анны. Если действительно подмена имела место, это могло дать основание князю двинуться на Корсунь (Херсонес) и взял её на следующий год. Оттуда Владимир отправил братьям-василевсам послов с грамотой: «Коли не отдадите Анну за меня, то сотворю со столицей вашей то же, что и этому граду». Те согласились при условии его крещения. Когда Владимир принял это условие, императоры уговорили Анну на брак. С плачем царевна попрощалась с близкими, говоря: «Иду, как в полон, лучше бы мне здесь умереть».

По другой версии, женитьба на Анне и предшествующее этому крещение стало результатом просьбы о помощи со стороны византийского императора Василия II, власти которого угрожал мятежный военачальник Варда Фока. Не имея достаточных сил для борьбы с Фокой, Василий отправил Владимиру просьбу о помощи и пообещал за неё не только обычную денежную выплату, но и руку своей сестры Анны. Владимир послал в Византию дружину из 6000 человек, и мятеж был подавлен. Теперь киевский князь мог заключить брак с сестрой правящего византийского императора.

Почему же Владимир принял православное крещение? Летописное повествование о «выборе вер» («испытании вер») Владимиром носит легендарный характер. Ко двору вызывались проповедники ислама, иудаизма, западного «латинского» христианства (католицизма), но Владимир после беседы с «греческим философом» остановился на православии. Согласно летописи «Повесть временных лет», в 987 году Владимир на совете бояр принял решение о крещении «по закону греческому». И согласно монаху Иакову Черноризцу «Память и похвала князю Владимиру», более раннему источнику, чем «Повесть временных лет», князь Владимир крестился в 988 году, взял Корсунь на третий год после крещения с целью захвата христианских святынь и только потом вытребовал себе жену от византийских императоров.

По версии историка-культуролога Н. Н. Никитенко, о заключении династического брака князя Владимира и царевны Анны рассказывают светские фрески двух лестничных башен Софии Киевской, ведущих на княжеские хоры. К слову, собор св. Софии построен в первой половине XI века Ярославом Мудрым.
Как бы там ни было, свадебная флотилия прибыла в Корсунь. На двух галерах приплыла Анна со священниками из армян, иконой Божией Матери греческого письма, многими святыми мощами и другими святынями. Встречать невесту вышел князь Владимир в расшитом золотом одеянии и с короной на голове. Она приглянулась ему сразу, да и он приятно поразил Анну.

«Повесть временных лет» сообщает: «По крещении же Владимира привели царицу для свершения брака». Приняв святой крест, 33-летний Владимир взял Анну, 25 лет от роду, в жены. Владимир велел отослать назад братьям-императорам все их подарки на свадьбу, прося передать василевсам, что ему хватит самого ценного из даров – прекрасной Анны. Вернул Василию и Константину Херсонес как «вено», или выкуп за невесту. Тем более что выкуп такой платить было в обычае русичей. А в память о своем крещении князь заложил в Херсонесе храм во имя святого Иоанна Предтечи. «А после, – говорится в летописи, – Владимир взял царицу, священников, мощи святых», прихватив с собой сосуды церковные и «иконы на благословение себе», и, сопровождаемый дружиной, боярами и духовенством, двинулся к Киеву.

Крещение Руси

Вернувшись в Киев, великий князь первым делом собрал сыновей своих и крестил их. Также Владимир назначил день всеобщего крещения киевлян. По городу был оглашен указ: «Если кто не придет завтра на реку – богатый или бедный, нищий или раб – будет мне враг!» «На другой же день вышел Владимир на Днепр, – описывает летописец устроение князем крещения киевлян, – и сошлось там людей без числа. Вошли в воду и стояли там одни до шеи, другие по грудь, священники совершали молитвы, стоя на месте».
Из православной Византии Анна привезла греческий церковный устав «Номоканон», который стали именовать – «Кормчая книга». Она и легла в основу Устава церкви, определившего статус и полномочия церковной власти в Киевской Руси после принятия христианства и состоящего из трех частей. В первой части Устава говорилось о десятине, пожалованной великим князем в пользу церкви. Церковь Пресвятой Богородицы в Киеве, заложенную Анной, призванную стать местом служения митрополита Киевского, так и назвали – Десятинной. А на Перуновом холме встал храм святого Василия.

Десятинная церковь строилась, скорее всего, по образцу Фаросской церкви при Большом императорском дворце в Константинополе, куда любила ходить на молебны Анна. Увы, ни Фаросская, ни Десятинная церкви не сохранились.

Византийские мастера, занимавшиеся варкой стекла для витражей Десятинной церкви, отдавали отходы в виде капель разноцветных всевозможных форм и размеров местным умельцам, которые, придав им оправу, превращали в украшения.

Анна стала просветительницей. Ее стараниями создавались специальные училища для обучения священников. В церковном уставе Владимира говорится о том, что князь советовался с женой в делах церковных: «сгадав аз с своею княгинею Анною».

Были ли у Анны дети от князя Владимира Красно Солнышко? Неизвестно. У самого Владимира от разных жен было несколько сыновей (вероятно, тринадцать) и несколько дочерей. Считается, что больше всех детей подарила Владимиру Рогнеда, дочь полоцкого князя Рогволода.

Анна умерла в возрасте 48 лет. Владимир заказал мраморный саркофаг, изготовленный византийскими мастерами, и поместил его в церкви Пресвятой Богородицы – Десятинной. Позже его саркофаг занял почетное место рядом с любимой супругой. Десятинная церковь была разрушена монголами в 1240 году, и останки Владимира Крестителя и Анны Византийской были утрачены.

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам Noev-kovcheg.ru, 24smi.org

Share.

Comments are closed.