Борис Покровский: «С сыновьями читаем книжки»

0

Актёр Борис Покровский хорошо знаком телезрителям. Он снялся в полусотне фильмов, в их числе «Глухарь», «Одиссея сыщика Гурова», «Золотая Орда», «Скорая помощь», «Триггер».

— Борис, самый, наверное, актуальный сегодня вопрос: как проводите время в режиме самоизоляции?
— Вся семья — я, жена и трое детей — сидим дома. До карантина я играл в антрепризном спектакле «С кем поведёшься», но театры сейчас закрыты. Так что выхожу из дома в основном только за продуктами. У нас двое активных мальчиков четырёх и пяти лет — им, конечно, тяжело целыми днями находиться в четырёх стенах. И мы с Инной только и делаем, что их занимаем, собираем констуктор, читаем книжки. Старшей дочери 16 лет, она учится в 10-м классе и сейчас занимается дистанционно. Несмотря на то, что программа у старшеклассников сложная, она с ней успешно справляется. А ещё увлекается живописью.

— Ваш отец Владимир Покровский — писатель-фантаст. Могу предположить, что ваше детство было не совсем обычным.
— Отец был популярным писателем и научным журналистом, он и сейчас что-то пишет, хотя давно на пенсии. Его рассказы и повести печатали в таких журналах, как «Знание — сила», «Земля и Вселенная». Мне особенно нравятся его повести «Парикмахерские ребята», «Тысяча тяжких», роман «Танцы мужчин». У отца было много друзей среди писателей-фантастов. Они время от времени ходили друг к другу в гости, устраивали интересные посиделки. Его очень уважали братья Стругацкие. Помню, что я как-то сидел на коленях у Аркадия Стругацкого.

Очень дружен с отцом был фантаст Эдуард Геворкян: он показывал мне фокусы, и я всегда с нетерпением ждал его прихода. С отцом одно время дружил Виктор Пелевин: ему было важно мнение отца о его первых фантастических рассказах, они их обсуждали. Когда мне было лет тринадцать-четырнадцать, он подарил отцу кассету с альбомом Violator набиравшей популярность группы Depeche Mode — с тех пор я остаюсь «депешистом».

— Почему вы выбрали профессию артиста, а не стали, например, писать, как отец?
— Отец считал, что у меня были к этому способности. Но, когда я пришёл из армии, мне захотелось попробовать свои силы именно на актёрском поприще, и я сразу поступил в ГИТИС. Кстати, отец с удовольствием играл в студенческих театрах. Но потом бросил.

— После какого фильма вы почувствовали, что стали узнаваемы?
— Наверное, это был сериал «Глухарь». После его выхода бывало, что по улице сложно пройти. Как-то меня угораздило оказаться в одном вагоне с футбольными болельщиками. В этот день в Москве проходил какой-то событийный матч. И только я подумал, что, не дай бог, кто-то меня узнает, как тут же на меня посыпались требования сфотографироваться с каждым. А я очень торопился. К счастью, всё обошлось коллективным снимком.

Ирина Колпакова
«Северо-Запад»

Share.

Comments are closed.