Борис Токарев: «В будущую жену влюбился, увидев ее на фото»

0

Борис Токарев получил популярность после появления в кинокартинах «А зори здесь тихие» и «Два капитана».

«Начальству сильно надоели мои вызовы на съёмки»

Будущий артист родился 20 августа 1947 года в деревне Киселево, что в Калужской области. Здесь, на родине матери, которая работала воспитательницей в детском саду, прошло раннее детство Бориса. Потом семья Токаревых переехала в Москву, куда направили служить отца, военного офицера. Там Борис пошел в школу. Вскоре родилась младшая сестра. В семье девочка стала третьим ребенком, но второй сын Сережа умер от коклюша.

Кинематографическая биография Бориса Токарева началась рано, в школьном возрасте. 12-летнего мальчика взяли в картину «Спасенное поколение» о детях из блокадного Ленинграда, которых отправили в тыл. Режиссер Георгий Победоносцев одобрил кандидатуру Токарева на роль паренька Вити, который втайне бежал на фронт, но мальчика поймали и вернули обратно. Спустя год юный артист получил приглашение играть в спектакле «Столпы общества», который ставился на сцене московского театра имени Пушкина. По вечерам Борис выходил на сцену в образе сына консула, а утром бежал в школу.

После окончания театрального вуза Борис Токарев служил в театре армии: «С одной стороны, мы, солдаты, исполняли сугубо воинские обязанности – проходили боевую и строевую подготовку. С другой – участвовали в массовке, выполняя функции актёров, а ещё убирали помещения, монтировали и разбирали декорации. Режиссёр Андрей Алексеевич Попов, с которым я ещё студентом снялся у Георгия Натансона в «Палате», проявил живой интерес к тому, чем я займусь после армии. Видимо, видел меня в составе труппы. Но мне уже было понятно: после армии пойду на режиссёрский. Начав службу в театре, закончил её в Тамбове в пехотном полку.

Видимо, начальству сильно надоели мои постоянные вызовы на съёмки. В Тамбове успел побывать на учениях и пострелять из гранатомёта. Вскоре меня вновь вернули в кино – отправили на съёмки картины «Украденный поезд» в Болгарию. Над военными картинами трудились консультанты-офицеры, в том числе известнейшие генералы, маршалы».

«Два капитана» – моя визитная карточка»

Прорыв в актерской карьере Бориса Токарева случился в 1972 году. Картина Станислава Ростоцкого «А зори здесь тихие», в которой артисту досталась роль пограничника Осянина, мгновенно превратила артиста в звезду.

Закрепить успех удалось в том же году: военно-драматическая лента «Горячий снег» была тепло принята, а образ героя Токарева – Николая Кузнецова, командира огневого взвода, надолго остался в сердцах зрителей. «Картину снимали под Новосибирском. В 70-е годы, когда и речи не было о компьютерной графике. Стоял мороз под 50 градусов. Актёр Болот Бейшеналиев повязал на лицо повязку, которая покрылась инеем. А мы следом шли и тащили настоящие пушки. Над головой было абсолютно чистое, ясное, синее-синее небо, при котором говорят: «Аж мороз в воздухе звенит!»

Режиссёру Гавриилу Георгиевичу Егиазарову эта синева не нравилась, ведь фильм о Сталинградской битве – небо должно быть затянутым. Чтобы решить проблему, доставили машины, которые использовались в танковых сражениях, и напустили дымовую завесу. А танки были не нарисованные – настоящие. Сидишь в специально вырытых в промёрзшей земле окопах, а на тебя идёт в атаку армада из 100-150 танков. Режиссёр кричит: «Все легли! Сейчас они пройдут через вас!» Кто служил, знает: в армии это называется обкаткой. Такой приём, чтобы солдаты психологически не боялись атаки, использовали на учениях. И вот лежишь под танком и думаешь: а если художники-декораторы или солдатики, которые рыли, сделали что-то не так, и на тебя эта многотонная махина сейчас просядет? Но ничего не осыпалось и не просело».

Как оказалось, все ленты, которые принесли Борису Токареву немалый успех, были только прелюдией к той славе, что обрушилась на актера после выхода на экраны культового 6-серийного фильма «Два капитана». «Это история режиссёра Евгения Ефимовича Карелова. Дорогой, любимый человек, – рассказывает Токарев. – Наше первое свидание произошло на пробах в картину «Дети Дон Кихота». Тогда он меня не утвердил. А на роль Сани Григорьева взял сразу. В ней видел только меня. К тому времени мы уже дружили семьями, друг к другу в гости ходили. Евгений очень любил байки рассказывать. Вспоминал, как с Юрой Чулюкиным снимал на «Мосфильме» свою первую картину «Дым в лесу». Тогда молодым режиссёрам часто давали на двоих одну картину. Так снимали Таланкин и Данелия, Краснопольский и Усков, Алов и Наумов.

А Пырьев всегда требовал первый материал показывать директору – то есть себе. И когда он решил посмотреть, что у молодых режиссёров получилось, на записи оказалось одно изображение без звука – полчаса туда-сюда бегала собака. Что делать? Они выкрутились. Как только на экране появилась собака, Женя и Юра, чтобы оживить это немое кино, на разные голоса залаяли. Закончился фильм, зажгли свет, Иван Александрович сидит совершенно мрачный. Они думают: всё, это финиш режиссёрской карьеры. А он молча встал, направился к выходу, подошёл к двери, остановился, неожиданно резко повернулся и сказал: «Лаяли очень хорошо». Они поняли, что директор находку оценил, и они смогут дальше работать».

После съёмок и премьеры Токарев и Карелов поехали семьями отдыхать в Пицунду. Евгений вошёл в море и… ушёл под воду: «Мы не успели понять, что произошло. Он даже не утонул – у него остановилось сердце. Когда вспоминаю, как он уходил с берега в море, представляю эпизод из его фильма «Служили два товарища». Перед глазами стоит невероятно красивый и драматичный кадр, в котором белые по суше отступают и вдруг упираются в море: командир первым заходит в воду, а за ним журавлиным клином следуют остальные. Впоследствии Евгению Ефимовичу эту сцену всегда ставили в упрёк – мол, романтизируешь Белую армию. А он будто предвидел свой уход. Повторил судьбу героев – море его забрало не только на экране, но и в реальности. Меня совесть гложет, потому что до сих пор не могу снять о нём фильм. Ведь «Два капитана» – моя визитная карточка».

«Смотри, не влюбись!»

Крепкая семья актера и режиссера Токарева – пример для подражания. В будущую жену – актрису Людмилу Гладунко – артист влюбился, будучи 15-летним. Молодые люди познакомились на съемках фильма «Где ты, Максим?». Людмиле, как и Борису, тоже было 15: «Меня на роль уже утвердили, а героиню подбирали. И вот в коридорах «Мосфильма» встречаю второго режиссёра Марию Филимонову. Она меня остановила и показала главное фото Людмилы – для проб её коротко подстригли, на лицо нанесли царапины, оттопырили уши. Только прекрасные глаза говорили о том, что это девочка. И тут Мария Сергеевна произнесла сакраментальную фразу: «Смотри, не влюбись…» Что, собственно говоря, и случилось. Сразу по фотокарточке понял, что влюбился.

Картину снимали в Калининграде. Город после войны ещё не восстановили, и он лежал в руинах. Жили в гостинице «Москва» напротив зоопарка. В местной школе рабочей молодёжи сдавали экстерном экзамены. В Люду как влюбился – так после съёмок мы больше и не расставались. Вместе поступили, учились, окончили ВГИК, а свадьбу сыграли в 1969 году». У супругов в середине 1970-х родился сын Степан, он окончил МГИМО и работает юристом.

Борис Васильевич и Людмила Михайловна вместе не только живут, но и работают – снимают и преподают. Прочность семейных отношений актёр измеряет не количеством совместно прожитых лет, а умением вместе смотреть в одном направлении. В 2016 году супруги представили картину «Золотая рыбка». Муж – продюсер, жена – соавтор сценария и художественный руководитель киностудии «Дебют», на которой снимался фильм. Жена снялась почти во всех фильмах мужа. А Борис утверждает, что любимая женщина до сих пор для него загадка, потому что все время меняется и с годами становится лучше и интересней.

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам 24smi.org, Directspeech.ru

Поделиться.

Комментарии закрыты