Топ-100

Дмитрий Лысенков: «Не все же шутить – стоит поговорить серьезно»

0

Зрителям он знаком по многочисленным сериалам и фильмам — таким как «Шторм», «Бедные люди», «Домашний арест», «Белая гвардия».

— Вы участвовали в проекте «Танцы со звездами», что оказалось самым сложным?
— Я человек скрупулезный, мне непросто существовать в ситуации вечного телевизионного аврала, когда очень часто все делается в последний момент, а костюмы приносят за час до прямого эфира. Само же по себе разучивание танцев — задача хоть и сложная, но выполнимая. Проблема лишь в катастрофической нехватке времени, ведь спектакли и съемки никто не отменял. За первый свой номер мы с моей партнершей получили высокие оценки, потому что репетировали его на новогодних каникулах, когда я был свободен от своей основной работы.

— Члены жюри иногда высказывались довольно жестко. Не обижались?
— Нисколько, ведь обычно их слова были справедливы. Еще одна приятная сторона «Танцев со звездами» — знакомство с интересными людьми из тех сфер, с которыми я в обычной жизни не соприкасаюсь: хореографами, танцовщиками, даже рэпером. С моей партнершей, трехкратной чемпионкой мира по латиноамериканским танцам Олей Николаевой, мне очень повезло — у нас было вполне бесконфликтное существование. Хотя не знаю, как она меня терпела: в работе я малоприятный человек.

— Понятно, что ваши дочки болели за вас. Не появилось желание отдать их учиться танцам?
— Да, шоу им очень нравится. Все собираюсь записать видео, как они танцуют под ту же музыку, что и я. Танцами обе уже занимались, но надолго им терпения не хватило. Не вижу тут ничего плохого, у дочерей такой возраст, девять и пять лет, когда менять увлечения даже полезно. В любом случае заставлять девочек заниматься чем-либо против их воли я не буду.

— Наверное, вы и в мюзиклах могли бы выступать.
— Я пробовал себя в этом жанре и скажу, что петь и танцевать одновременно — очень тяжелый труд. Кстати, моим дипломным спектаклем в вузе был именно мюзикл «Кабаре». А еще когда Санкт-Петербургский театр музыкальной комедии совместно с компанией Disney сделали спектакль «Аладдин», я играл там джинна. Роль меня увлекла еще и потому, что постановка была создана по мотивам одного из любимейших с детства мультфильмов. Но всегда на память приходят слова Эндрю Ллойда Уэббера: «В мюзикле не должно быть звезд, потому что сам мюзикл — звезда». А я человек тщеславный и не очень хочу быть просто винтиком команды. Наверное, поэтому мне все-таки ближе драматический театр.

— А может быть, навыки, полученные в «Танцах со звездами», пригодятся в кино? Помните, как потрясающе с помощью пластики передавал образ героя тот же Андрей Миронов.
— Да, я с удовольствием смотрю музыкальные фильмы, и многими зрителями они до сих пор любимы. И все-таки не покидает ощущение, что время их решительно ушло. Впрочем, бывает, мода возвращается? Тогда я бы с удовольствием попробовал себя и в этом жанре.

— Вы в театре играете много классики. Не скучаете по ней в кино?
— Современные экранизации и адаптации, как и исторические фильмы, мне не кажутся особенно удачными. По-моему, современное кино гораздо лучше рассказывает истории сегодняшнего дня. Например, мне нравится юмор сериалов «Бедные люди» и «Домашний арест», в которых сам играл. Но все-таки надеюсь, что мои главные удачи в кино еще впереди.

— Насколько сильно вы зависимы от партнеров по сцене и по съемочной площадке?
— Чем они лучше, тем легче играть. Но ситуации бывают разные, и я в театре научился работать и за себя, и за партнера, представлять, какие эмоции должны от него исходить, и от этого отталкиваться. В кино так тоже часто приходится делать, ведь иногда во время монолога ты партнера даже не видишь — например, он скрыт от тебя аппаратурой и только подает реплики. И при этом все равно надо изобразить, что ты смотришь в глаза любимой. Вообще я бы сказал, что лучший партнер — тот, кто способен чувствовать. Не каждому это дано.

— Отклики про себя в интернете читаете?
— Нет, даже не очень хорошо представляю себе, где их искать. А вот критические статьи на свои спектакли не оставляю без внимания. Мне важно узнать, какими их люди увидели, что они из этой постановки вынесли. Или, напротив, что мне надо туда привнести. В конце концов, я ведь не вижу спектакль со стороны, и поэтому мнение серьезного стороннего зрителя важно.

— Дмитрий, у вас находится время посидеть перед телевизором?
— Телевизора у нас дома вообще нет, мы все смотрим только через интернет. Из последнего, что удалось увидеть, мне понравилась «Эпидемия». На нее я, кстати, сам отсылал пробы, но не уверен, что режиссер их видел. В итоге роль, которую я хотел получить, сыграл Саша Яценко. Между прочим, его и прежде уже утверждали на роли, на которые я пробовался. В первый раз это случилось в фильме Балабанова «Мне не больно».

— Выходит, не всегда получается сыграть то, что хочется? Что бы вы пожелали себе как актеру?
— Побольше хороших ролей в кино, причем в самом широком диапазоне. С одной стороны, было бы здорово сыграть злодея, но не какого-то мелкого, а, что называется, вселенского масштаба. Развернуться в этой роли как следует! С другой — для меня очень заманчив образ человека с твердым внутренним стержнем — таких воплощали на экране Алексей Баталов или Олег Янковский. Я, конечно, не претендую быть, как они, все-таки у этих актеров иной типаж — таких красавцев-мужчин. А вот образ человека с убеждениями, но в какой-то мере не от мира сего, который был близок Иннокентию Смоктуновскому, мне очень интересно примерить на себя.

Мечтаю сняться в социальном фильме. Мне кажется, на подобные картины сейчас есть запрос. Не все же шутить — стоит поговорить о жизни серьезно. Не думаю, что искусство может изменить что-то в окружающем мире, но правдиво отражать его оно все-таки должно.

Анна Чепурнова
«Труд»

Share.

Comments are closed.