Елена Ксенофонтова: «На съемках надо не гоготать, а работать»

0

Исполнительница роли Элеоноры в сериале «Кухня. Война за отель» Елена Ксенофонтова рассказала о том, насколько современный сериал заменяет зрителю классическую комедию, в чем она завидует своей героине и почему не хочет, чтобы ее дочь становилась актрисой.

– Елена, сериал «Кухня» впервые вышел семь лет назад, с тех пор на его основе уже снято несколько фильмов, и зрительский интерес не угасает. В чем, по-вашему, секрет такого успеха?
– Думаю, тут, что называется, звезды сошлись: и актерский состав великолепный, и идея оригинальная, и сама тема – высокой кухни, вкусной еды, безусловно, привлекает зрителей. А еще у этих фильмов прекрасное, очень запоминающееся музыкальное сопровождение.

– Интересно, что «Кухню» любят не только взрослые, но и дети. Мне кажется, сериалы подобного рода в чем-то заменяют современным зрителям комедии Леонида Гайдая, которые тоже можно увлеченно смотреть всей семьей.
– Насчет юных зрителей вы правы, моим детям, например, эти сериалы очень нравятся. А вот сравнение с Гайдаем хоть и лестно, но лично я не стала бы проводить подобную аналогию, все-таки стилистика его фильмов совсем иная. В наших проектах и темп несколько другой, и юмор пожестче, отнюдь не такой добрый, как у Гайдая.

– Но знаете, есть категория зрителей (среди них много мужчин), у которых вызывает реакцию отторжения само слово «ситком». Оно у них ассоциируется с чем-то несерьезным, не заслуживающим внимания.
– Позвольте с таким взглядом на нашу работу поспорить. Да, о «Кухне» и ее спин-оффах часто пишут как о ситкомах, но мне это кажется ошибкой. Ситком – все-таки история, которая обычно разворачивается в одних и тех же интерьерах, например, в стенах одной квартиры. И главные герои там неизменны. У нас же сюжет гораздо сложнее, персонажи часто меняются, в фильме «Кухня. Война за отель» вообще много довольно непростых натурных съемок – о каком ситкоме может идти речь?!

– То есть, вы сами, когда впервые получили приглашение сниматься в «Кухне», не колеблясь, приняли его?
– Как раз нет, сомнения меня одолевали. Но они большей частью были связаны с тем, что мой персонаж появлялся только в пятом сезоне, и я опасалась, сумею ли гармонично войти в эту долгоиграющую историю. А еще моя героиня в сценарии живописалась в основном одной краской, как этакая стопроцентная стерва. Но когда я поговорила с режиссером, то убедилась, что можно будет сделать Элеонору более интересной – подчас и очень трогательной, и романтичной. Надеюсь, у меня это получилось.

– Что в процессе съемок новой «Кухни…» было для вас самым приятным, а что – самым сложным?
– Особых трудностей не припомню, а вот встреча с весьма сильной группой коллег и предвкушение, что мы сможем сделать нечто очень интересное, обрадовали. Ведь все мои партнеры, и в первую очередь Дмитрий Нагиев, Дмитрий Назаров и Григорий Сиятвинда, прекрасно чувствуют юмор и мастерски владеют ремеслом комедийного жанра.

– Когда смотришь в сериале на Нагиева и Назарова, кажется, что работа с ними – это сплошной праздник: каскад шуток и комедийных ситуаций, очень живая эмоциональная реакция героев. Думаешь – наверное, и вся атмосфера на съемках такая: постоянное веселье, розыгрыши.
– А вот это не совсем так. Дима Назаров, например, абсолютный перфекционист, очень въедливый и серьезный в работе, иногда даже не совсем удобный на съемочной площадке для режиссеров и сценаристов. Да и вообще все выкладывались на полную катушку, времени для балагурства просто не было. Чтобы зрителю было смешно, на съемках надо не гоготать, а серьезно работать, порой просчитывая результат с математической точностью.

– А вы сами, как думаете, «удобный» человек для режиссеров?
– Далеко не всегда. Но разногласия предпочитаю решать мирным путем: можно ведь все спорные моменты обсудить, привести свои аргументы и, в конце концов, до чего-то договориться.

– То есть, вы не похожи на свою героиню, которая на тропе войны чувствует себя, как рыба в воде.
– Да я бы не сказала, что она столь уж кровожадна. Элеонора, конечно, чинит препятствия бывшему мужу, но он ее, как говорится, вынудил пойти на это. Правда, она довольно мстительна, а мне это качество совершенно не присуще. Еще – характер у меня взрывной, а она, наоборот, способна держать себя в руках даже в самых патовых ситуациях. Вообще, у нее есть такие качества, которым я даже завидую. Например, способность молниеносно принимать решения – сама-то я всегда все довольно долго обдумываю. Или потрясающая уверенность в себе: Элеонора всегда ведет себя как королева, а у меня нет ощущения, что когда я куда-то вхожу, все должны немедленно укладываться штабелями у моих ног.

– Ваша восьмилетняя дочь играет с вами в постановке Театра.doc «Наталья Петровна читает пьесу, которую сама написала». Есть шанс, что Софья и дальше пойдет по вашим стопам?
– В спектакле нужна была девочка, играющая на фортепьяно, а Соня учится в музыкальной школе. Но о выборе профессии ей пока всерьез задумываться рано, и у меня в запасе много времени, чтобы убедить ее не стремиться «в актрисы». Хочу, чтобы дочь была счастлива, и ей не пришлось бы идти на такие жертвы ради работы, на которые шла я. Поверьте, актерские дороги устланы цветами только в воображении зрителей, а на самом деле это прежде всего тяжкий труд и терпение.

– Вас можно назвать строгой мамой?
– Думаю, да, хотя это очень непросто – с одной стороны быть детям другом, а с другой требовательно к ним относиться и чего-то не разрешать. Тем более что дочку и сына я воспитываю одна и просто не имею права их все время только баловать, как бы мне этого ни хотелось.

Анна Чепурнова
«Труд»

Поделиться.

Ответить

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.