Евгений Ткачук: «Долго хотел создать конный театр»

0

Главная страсть в жизни этого артиста – его работа. И каждый раз он старается сыграть свою роль с полной отдачей.

«Учителя понимали, что вся моя жизнь – в театре»

Евгений родился 23 июля 1984 года в Ашхабаде в семье актера. С шести лет мальчик проводил свободное время за кулисами, а в семь уже начал выходить на сцену и играть небольшие роли. Потом, когда семья переехала в Сызрань, Женя начал выступать в спектаклях местного театра. А когда учился в 11 классе, к нему подошла учительница и спросила, не знает ли он кого-нибудь, кто мог бы организовать театральный кружок в школе. Ткачук ответил: «Я могу».

«Все школьники, с кем я создавал театр, перестали ходить на уроки, а ходили только в актовый зал, – вспоминает Евгений. – Ко мне прибегали учителя: «Женя, у нас контрольная!» А я отвечал: «Еще один прогон – и мы идем». К счастью, преподаватели понимали, что химия и физика не вписываются в мой распорядок дня. Кто-то ставил тройки со словами: «Ладно, иди!» А кто-то – даже пятерки – просто так, за хороший спектакль. На экзамене по физике, например, в итоге все свелось к душевным посиделкам и чаю с конфетами. И мне поставили четверку! Все понимали, что вся моя жизнь – в театре. Даже до школьного театрального кружка я практически все время проводил на репетициях с отцом: мы ведь с ним организовали театр, потом – еще один – детский музыкальный. На школу совсем времени не оставалось».

Музыкальный театр они возили на папиной машине-пирожке: «Мы забирались в него впятером вместе с самодельными декорациями. У нас даже деньги получалось зарабатывать. В школьном театре, который я организовал, я успел поставить одну пьесу, которую сам же написал. Она была посвящена дворцовым переворотам. Мальчишкам нравилось драться на мечах и выполнять различные трюки с переворотами. И даже когда я уже уехал в Москву, они еще год играли этот спектакль».

Он всегда был больше режиссером, чем актером. Еще в ГИТИСе его мастер Олег Кудряшов постоянно так говорил. «Я уже в конце первого курса показал отрывок, где был занят весь курс, а площадкой был дворик ГИТИСа, – вспоминает Евгений. – В итоге меня перевели на режиссерский. А через месяц после начала второго курса у нас был капустник «Здравствуй, первый курс!». Мы с моим другом Алексеем Филимоновым решили похохмить – и по-дурацки пошутили по поводу отчисления. Что Филимонова отчисляют за то, что у него прыщи, а я ухожу, потому что мы друзья. И мы уходили со сцены. Никто ничего не понял, а мастер сказал, что я не буду учиться в режиссерской группе. Я сказал: «Ну и ладно – значит, не время». Но амбиции остались. Несколько лет назад мы с ребятами сняли трехминутный ролик «Молитва», где человек в привязанной лодке пытается уплыть. В итоге этот ролик получил гран-при Международного молодежного кинофестиваля “Свет миру”».

«Для роли Япончика я полностью изменился»

После учебы Ткачук работает в Московском театре юного зрителя, Театре Наций. Его первым громким спектаклем стала «Федра». Тогда про Евгения в роли Ипполита заговорили: «Ну что за мальчик – и драматизм, и непосредственность!» О нем критика вспомнит еще не раз, а зритель еще не раз зааплодирует. Правда, Ткачук этого словно и не видит. «У меня никогда нет ощущения, что меня публика хорошо встречает и любит. Я всегда с ней в конфликте, у нас с ней война».

В театре Евгения разглядел режиссер Александр Сокуров и пригласил в свою картину «Александра». Потом были «Московская сага», «Край», «Чужая», «Жизнь и приключения Мишки Япончика». В последнем, чтобы передать чисто одесский говор, артист долго занимался с консультантом, который когда-то готовил артистов для съемок сериала «Ликвидация». Он коренной одессит, преподавал в Щукинском училище, а потом уехал в родной город, построил себе дом рядом с морем. Сейчас периодически помогает людям понять, что же такое истинные одессизмы и как на них говорить.
«Для роли Япончика я полностью изменился, – вспоминает Ткачук. – У меня от природы волосы светлые, поэтому их пришлось перекрасить. Наклеивали усы, а в последний съемочный день приклеили еще и бороду, из-за чего я испытал все муки ада: кожа под ней все время чесалась, а чесать нельзя – она же отклеится! Когда съемки закончились, я побежал в гримвагон и побрился налысо. Сразу стал чистеньким, свеженьким – так сказать, вышел из роли».

Потом Ткачук поработал в фильмах «Зимний путь», «Дочь», «Курьер из рая». Вышла картина «Стартап», которая рассказывает о 90-х годах прошлого века. А затем режиссер Сергей Урсуляк пригласил его в свою экранизацию «Тихого Дона» – на роль Григория Мелехова.

«Наш спектакль – не отдельные номера»

Работа над фильмом началась задолго до того, как сняли первый кадр и разбили символическую тарелочку. Сначала объездили весь Верхний Дон в поисках натуры, типажей, песен. В итоге съёмки прошли в станице Вёшенская Ростовской области, это место, где жил и писал Шолохов.
Там Евгений даже осуществил одну свою давнюю идею – создание конного театра: «Еще после первого курса я подумал, что было бы интересно сделать что-нибудь подобное. В Сызрани я познакомился с тренером по конному спорту, который и предложил сделать маленькую сценку с лошадьми». Первый спектакль назывался «Во имя нее» – это эпическая история Троянской войне. Лошадей Ткачук взял у конноспортивного клуба. Просто спросил: «Не хотите на мечах помахаться, с лошадьми поиграть?» И набежало человек сто. Им поставили бои, одной половине выдели черные одежды, второй – красные. Получилась завораживающая картина.

На второй год сделали спектакль «Маленький Принц», главную роль сыграл сокурсник Ткачука Павел Акимкин.

Потом Евгений решил взяться за более серьезную постановку: «Я долго искал, где это возможно осуществить. Во всех других местах это никому не было нужно. А в Вёшенской, в музее Шолохова я нашел понимание и поддержку в своем начинании, – рассказывает Ткачук. – «Конь казаку всего дороже» – именно под это название мы и представление придумали, и вся история именно вокруг человека и лошади завязана. Здесь всё отлично сошлось. Наш конный спектакль – это не какие-то отдельные цирковые номера, которые просто следуют один за другим. Мы хотим рассказать цельную историю о крепкой дружбе Коня и Человека, которая основана на взаимной вере друг в друга. Привязавшись однажды к Человеку, Конь не может предать или бросить его. И Человек понимает, что Конь для него – самое дорогое и близкое существо. Так они становятся единым целым и неразлучно идут по жизни, до конца. Как мы относимся к своим ближним, так и они будут относиться к нам – такой глубокий философский смысл во всем этом».

«У каждого коня свой характер»

Новый театр назвали «ВелесО»: «Велес — это языческий скотий бог, а еще он — покровитель актеров и музыкантов. Мы хотим, чтобы со временем наш театр стал передвижным. База в одном месте, выступления повсюду. Чем меньше деревня, где будем играть, тем, мне кажется, удивительнее будет спектакль. Это театр для зрителей, открытых ко всему, готовых эмоционально подключаться и реагировать, быть сотворцами спектакля».

Общение с лошадьми открыло Ткачуку нечто удивительное: «В нашем театре все лошади свободны, и я заметил поразительную вещь. Я вижу, как меняется выражение коня, когда на него надевают амуницию. Морда его становится раболепной, невнятной и глупой. Как только с коня все снимается – сразу начинают проступать интеллект и творчество. На свободе конь ведет себя совсем по-другому, он ищет возможность работать с человеком и радуется этому! «ВелесО» – уникальный театр. Не просто театр коней, которые встречаются в мире, а именно драматический театр. Это феномен, и нигде больше я такого не встречал. У нас драматический материал идет через работу коня с человеком, и этот контакт мы передаем зрителю. Для нас важен драматический материал спектакля, который раскрывают сила и грация коней и мастерство человека-артиста. Зрители не знают, откуда и как все это получается. Для зрителя каждая постановка кажется волшебством».

Лошади-артисты похожи на человеческих артистов: «У каждого свой характер и возможности. Кто-то может лениться, кто-то может даже симулировать болезнь, если ему не хочется выступать или работать в этот день. Это действительно личности, они проявляют себя, как им хочется. А человек только подкрепляет их развитие.

Чтобы научить коня тому или иному приему, действию, элементу, нужно 2-3 занятия. А чтобы научить человека работать с этими же элементами, порой нужно от нескольких лет до всей жизни. Особенность наших людей-артистов в том, что они должны обязательно пройти курс работы со свободной лошадью. Спектакли готовятся довольно длительное время, и этот процесс нельзя ускорять».

«У жены учусь многому»

Евгений называет свой театр семейным. Дочь артиста Ева уже смотрела спектакли и участвовала несколько раз в постановках: «Она действительно очень артистичная. Не будем загадывать и ставить клише, но, думаю, какое-то время она будет заниматься в театре. А семейный он еще и потому, что моя жена Марта помогает театру в организации во всех смыслах, пока мы занимаемся творчеством. Поэтому без нее мы никуда».

У актера было два брака – первый с Еленой Лабутиной, сокурсницей по театральному институту. Со второй женой Мартой Евгений познакомился по переписке в Интернете: «Года полтора переписывались, причем находились на одной волне, объяснялись на каком-то своем языке. Сейчас, просматривая те записи, обнаруживаем, что у нас даже фразы, которыми обмениваемся, не изменились с тех пор. Надо сказать, что изначально мы были очень открыты, откровенны друг с другом, и это подкупало обоих. А потом я приехал в Санкт-Петербург, мы встретились и не очень-то понравились друг другу. Марта пришла красная, перегоревшая после солярия, я тоже был не первой свежести, но мы все-таки решили выпить кофе. А в кафе мы увидели попугаев-неразлучников — их так называют, потому что если один умрет, другой умирает от тоски по своему спутнику».

Марта работала журналистом, сейчас она агент и директор у Евгения: «Какая она ответственная! На нее всегда можно положиться — не подведет. Я сам рассеянный, несобранный, безалаберный, легко могу что-то забыть, потом страдать угрызениями совести. А супруга в этом отношении — кремень. Слава богу, что принимает мою страсть к хаосу, в котором я нахожу равновесие. И еще я в восторге от ее предельной честности. Если ее что-то не устраивает, молчать она не будет. Даже если отдает себе отчет, что правда повредит, все равно не станет юлить. Многому я у нее учусь. Уже несколько лет».

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам Bloknot.ru, Metronews.ru, Tricolortvmag.ru, Etkachuk.ru

Поделиться.

Комментарии закрыты