Гойко Митич: «Курить трубку мира было пыткой»

0

В 1966 году, после выхода фильма «Сыновья Большой Медведицы», сыгравший в нем главную роль безвестный студент из Югославии Гойко Митич практически в одночасье стал кумиром зрителей.

«Быть каскадером – это нелегкий хлеб»

Гойко Митич родился 13 июня 1940 года в югославской деревушке Стройковце близ города Лесковац, сегодня, после натовских бомбежек и развала Югославии, это территория Сербии. Когда началась Вторая Мировая война, отец Гойко ушел в партизаны, и мальчик с братом Драганом воспитывался у бабушки и дедушки. Митич до сих пор с благодарностью вспоминает наставления бабушки, они внушали ему, что «хороший человек не должен пить и курить». Этим советам Гойко следует и сегодня: к спиртному практически не прикасается, ну, а курить пришлось и вовсе лишь один раз в жизни – трубку мира в одном из фильмов.

После окончания школы Гойко поступил в Белградскую академию физической культуры. Он был отличным спортсменом: показывал блестящие результаты в легкой атлетике и гимнастике, альпинизме, фехтовании и горнолыжном спорте, играл в футбол, был членом сборной Югославии по гребле. Прекрасно ездил верхом – верховой ездой Митич увлекался с шестилетнего возраста. В итоге парня заметили киношники. «Я начинал каскадером в исторических и рыцарских фильмах, – рассказывает Гойко. – Это был нелегкий хлеб – приходилось часами ездить на лошадях в тяжеленных доспехах, а в руках вечно мешались щит и копье.

Однажды я выполнял такой трюк – на полном скаку проносился перед камерой, а за мной следовал табун в 250 лошадей. В доспехах было трудно удержаться на лошади. Спасло меня от падения только то, что я представил, как по мне пробегутся все эти животные – полтонны весом каждое. Когда съемки закончились, я свалился без сил. Но именно тогда я стал влюбляться в кино».

В то время были очень модны вестерны. Европу просто захлестнул поток фильмов про индейцев, снятых в Испании, Италии. Киношное начальство ГДР тоже не сидело сложа руки и решило экранизировать цикл романов «Сыновья Большой Медведицы». В начале 1965 года создатели картины отправились в Югославию – искать места для натурных съемок. Приглянулись окрестности близ Дубровника. Не хватало лишь достойного претендента на роль героя – вождя краснокожих по имени Токей Ито. Случайно продюсер увидел снимок одного из эпизодов, на котором был запечатлен Митич. И типаж был найден.

«В моем вигваме тепло»

Первое же появление на экране харизматичного, сильного, красивого и немногословного Митича вызвало настоящий ажиотаж. Кроме того, актер, оказавшийся способным отнюдь не только выполнять сложные трюки, привнес особый драматизм в приключенческие фильмы. Вскоре Митич так сроднился со студией DEFA, что даже переехал в Германию. «Немецкую прописку мне дал режиссер Хорст Вентланд. В титрах фильма «Среди коршунов», где я играл уже большую роль Вокадеха, он написал меня по-немецки – Георг Митик».

Даже став знаменитостью, актёр не признавал дублёров, на съёмочной площадке всё делал сам. «Вы можете не поверить, но за всю жизнь я не получил ни одной серьёзной травмы. Исполнил сотни самых невероятных трюков, а у меня не было ни переломов, ни вывихов», – говорит Митич. А самым сложным трюком для него оказалось… то самое курение трубки мира. «Это были самые ужасные моменты для меня, – вспоминает Гойко. – Лучше по 20 дублей подряд падать с лошади, чем сделать несколько затяжек. Никогда не понимал, как можно от этого получать удовольствие: горячий дым входит в горло, обжигает легкие. Мне с трудом удавалось сохранить индейское спокойствие, я задыхался, мне хотелось откашляться, словом, это было отвратительно».

За время своей кинокарьеры Гойко не обходил вниманием красавиц-партнерш. Пресса широко обсуждала его роман с восточногерманской звездой Ренатой Блюме. В 1974 они сыграли в «Ульзане» супружескую пару – вождя апачей и прекрасную мексиканку Леоне. «Рената была невероятно красива, – рассказывал Митич. – И, к тому же, она была свободна: перед нашей встречей развелась с мужем, режиссером Франком Баером. Она долго держала мою осаду, и я не добился ее взаимности. Позже встретились случайно в магазине. Я предложил ей зайти в бар, потом провел домой. В итоге мы стали встречаться, провели вместе два года. О семье я не думал. Когда Рената заявила, что я не подхожу на роль мужа, мы разошлись». Актриса уехала на новые съемки, где закрутила роман со знаменитым американским певцом и актером Дином Ридом.

А Митичу стали приписывать отношения с Марго Хонеккер, женой руководителя ГДР. «При всех этих слухах, на самом деле во времена ГДР люди не так интересовались частной жизнью: что человек делает, как он это делает, с кем встречается и так далее, – говорит актер. – Сегодня под влиянием бульварной прессы люди стали любопытными, всё надо разузнать. Я считаю, это ужасно, я не могу понять, зачем копаться в личной жизни каждого. Когда что-то есть между двумя людьми, то это больше никого не касается. Это моя частная жизнь, она – как маленький сундучок с сокровищем, который принадлежит только этому одному человеку, и никому больше нельзя туда заглядывать. Он это пережил и имеет право оставить при себе. Поэтому я не люблю рассуждать о личном. Скажу одно: в моем вигваме тепло».

Гойко живет в одном из районов Берлина вместе со своей подругой и дочерью Натальей. Она единственный и поздний ребенок, родилась в 1991 году в Италии, в рождественскую неделю, когда всюду кричат: «Буон Натале!» («Счастливого Рождества!») Вот Гойко я дал девочке имя в честь этого праздника. В свободное время Митич много мастерит по дому, как-то сам сложил из камня сауну. Он продолжает сниматься в кино, один из недавних фильмов – «Балканский рубеж», посвященный кровавым югославским событиям конца 1990-х годов. Митич не считает себя звездой и утверждает, что не думал о себе в таких выражениях даже в дни сумасшедшей славы. «Я не понимаю значения слова «звезда», – говорит Митич. – Мы все рождаемся одинаково. Культ звезд вызывает в людях зависть. А зависть – это чувство, которое я ненавижу».

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам DW.de, Gojko-mitic-inara.narod2.ru

Поделиться.

Комментарии закрыты