Игорь Верник: «Внутренняя свобода не знает возраста»

0
В спектакле «Чайка», приуроченном к 160-летию со дня рождения Чехова, Игорь Верник сыграл роль Тригорина — модного писателя, в глубине души мучающегося вопросом, перед кем несет ответственность: перед собой или перед публикой.
— Игорь, ваш Тригорин выглядит в постановке вполне современным человеком. Вы переиграли множество сложных персонажей — киллеров, ментов, воров в законе, сотрудников киностудии, директоров клиник, торгашей в электричке. Однажды даже, помнится, сыграли очень парадоксального богатого мецената, бизнесмена.
— Вы имеете в виду Генриха Платоновича из сериала «За первого встречного»? Да, сложный характер. Богатый человек, который любит искусство, балет, живопись и при этом очень жесток. Я в жизни не раз наблюдал подобных людей и подобные проявления, когда в обстоятельствах и атмосфере культурных мероприятий они казались очень одухотворенными, несуетными, а в реальной жизни оказывались циничными и лишенными всякого обаяния.
Но поскольку в Школе-студии МХАТ, обучая профессии, наши великие педагоги учили нас искать в хорошем человеке плохое, а в плохом — хорошее, то и я в своих героях всегда пытаюсь найти человеческие ноты. «Чайка» — это комедия, так она написана Чеховым, так и поставлена. Мне близки истории, в которых есть еще и юмор. Когда все излишне глубокомысленно и серьезно, это настораживает.
— В «Чайке» артисты постоянно передают из рук в руки камеру. Театр, с вашей точки зрения, сегодня сильно отличается от кино?
— Для артиста кино — процесс, когда долго ждешь, а потом ты должен собраться и впрыгнуть в сцену мгновенно. Как спортсмен с шестом: раз — и взлететь! В театре в ежедневных репетициях можно спокойно найти способ существования, правильное действие. И так было всегда.
— А когда к вам пришла внутренняя свобода на киноплощадке?
— У внутренней свободы нет ни срока, ни возраста. Понимание точности существования приходит с опытом. Кинокамера — это глаз зрителя, который тебя видит в мельчайших подробностях, видит мельчайшую фальшь. В театре ты работаешь на зал и при этом тоже должен быть абсолютно органичен и правдив. Но и на сцене, и в кадре артист сильно зависит от сценария (пьесы), режиссера и партнеров.
— Когда-то, помнится, вы говорили, что в театре очень любите спектакль «Ретро», поставленный Андреем Мягковым.
— Я действительно очень его любил, но уже несколько лет он не идет. За последние шесть-семь лет я переиграл много главных ролей в МХТ. Например, с Олегом Павловичем Табаковым мы играли «Дракона» по Шварцу: он был Бургомистром, а я Драконом. Люблю партнерствовать с Ренатой Литвиновой: в «Свидетеле обвинения» по Агате Кристи я сыграл авантюриста Ленарда Воула.
— Чем вы живете, кроме работы?
– Я урывками хожу в фитнес-клуб, встречаюсь с друзьями, иногда вырываюсь в кино или театр, чтобы посмотреть, что происходит в мире. Отдыхать получается, только когда выезжаю из города.
Елена Булова http://ugorizont.ru
Share.

Comments are closed.