Ирина Долганова: «Общение с Ростоцким – это огромное счастье»

0
Слава к актрисе пришла после фильма «А зори здесь тихие»

Благодаря роли Сони Гурвич в фильме «А зори здесь тихие» она прославилась. При этом уже много лет Ирина Долганова служит в нижегородском ТЮЗе.

От комаров до белого генерала

Известность пришла к ней непростой ценой. Когда в 1971 году девушку пригласили в фильм «А зори здесь тихие» Станислава Ростоцкого, она и подумать не могла, что авторы картины – фронтовики – для максимальной достоверности фильма поместят юных актрис в практически реальные условия, в которых происходили события повести Бориса Васильева.

Съёмки шли в Карелии, где удивительная красота первозданной природы с чистейшими озёрами и живописными скалами дополняется непроходимыми болотами, огромными комарами и множеством гадюк. Но чем сложнее путь, тем весомее результат. И зрители поверили всему, что увидели на экране, и полюбили героев. Фильм собрал множество наград по всему миру, даже был номинирован на «Оскар» в 1973 году в номинации «Лучший фильм на иностранном языке».

– Ирина Валерьевна, вы уже неоднократно делились воспоминаниями о фильме «А зори здесь тихие». И всё-таки не могу не спросить – какое ваше главное впечатление от съёмок, оставшееся с вами до сих пор?
– Это само знакомство с потрясающими людьми, создавшими этот фильм, и общение со Станиславом Ростоцким – потрясающее и удивительное. Это огромное счастье, которое до сих пор со мной. В свободные минуты он читал нам стихи – читал так, что невозможно было оторваться. Незнакомые стихи в его исполнении были просто фантастическими, и я слушала его, открыв рот!

– Тяжело вдруг стать знаменитой и узнаваемой?
– Для меня это было полной неожиданностью, хотя Ростоцкий сразу предупредил, что так и будет! А ведь это был первый опыт съёмок у всех, кроме Ольги Остроумовой. Мы не верили, но этот момент наступил. Меня узнавали прохожие, таксисты. Я спрашивала: откуда? На что мне отвечали: посмотрите по сторонам! В Москве было невероятное количество огромных плакатов, на которых почему-то чаще рисовали именно меня. Сначала это нравилось, а потом стало утомительно. Самое интересное, что и сейчас подходят, после стольких лет.

– Фильм с триумфом путешествовал по странам. В какой он произвёл наибольшее впечатление? И о чём спрашивали зрители?
– Везде, но я с ним была в Голландии и Бельгии. Потом театр меня уже не отпускал. В Голландии мы были на знаменитом кинофестивале, где Куросава представлял свои фильмы. А расспрашивали больше о стране и людях. Была у нас необычная встреча – нас позвал в гости белогвардейский генерал. Он вышел к нам, словно из прошлого – в шинели, в папахе. Говорил по-русски и хотел узнать, как живёт страна. Оказалось, он ждал, что мы расскажем что-то плохое, а мы говорили только хорошо. Он мрачнел с каждой минутой и стал приходить в ярость – хотел услышать, что уехал, и стало всё плохо. Оправдать свой отъезд. И дипломат, что был с нами, нас увёл…

– Я слышала, что автор повести Борис Васильев был в восторге от актрис, сыгравших его героинь.
– Да, и приезжал на съёмки, смотрел, как мы работаем. Удивительно скромный, немногословный и корректный. Потом мы с ним встретились на фестивале, где представляли китайский сериал по его повести. Ведь для китайцев Андрей Мартынов, сыгравший Васкова, стал почти национальным героем. И поэтому они решили снять фильм. С размахом и во многом основанный на нашем. Даже музыка похожа.

Связующая нить

– Обычно говорят, что женской дружбы, тем более в актёрской среде, не бывает, а вы до сих пор постоянно с девочками созваниваетесь и встречаетесь. В чём секрет такой многолетней дружбы?
– Дружба, которая идёт из юности, совсем другая – чистая и неомрачённая. А вот потом многие набивались в друзья – я, наивная, радовалась. А вскоре обнаружила, что большинство просто хотели светиться в лучах славы нашего фильма.

– Ваш партнёр по фильму Игорь Костолевский – тогда ещё никому не известный юноша, сыгравший в эпизоде. А через три года он также вкусил славы после роли декабриста Анненкова в «Звезде пленительного счастья». Каким же он был тогда, до того, как стал кумиром миллионов женщин? И какой он сегодня?
– Это был его первый эпизод в кино. Он был студентом – обаятельным и ужасно стеснительным. Страстно желал поехать с нами в Карелию – был готов быть там простым рабочим, но Ростоцкий ему отказал. С тех пор мы не раз встречались, и всегда он был рад этим встречам. Приезжал в наш театр со спектаклями. Встречались мы и на отдыхе, где я отдыхала с маленьким сыном – там по Игорю узнали, кто я. Он совершенно простой и искренний.

Если бы сегодня я вернулась на полвека назад, то снова бы согласилась сыграть Соню, зная, как фильм повлияет на судьбу. Ведь он подарил мне знакомство с удивительными людьми. А вот как дальше повернулось – можно было бы что-то в жизни и поменять!

Послеславие

– Есть в вашей кинолетописи и ещё один фильм о войне – «Переводчик», снятый уже в 2014 году. Не менее тяжёлый, но показывающий людей на войне с совсем другой точки зрения. Что для вас этот новый, современный взгляд на войну?
– Андрей Прошкин – потрясающий режиссёр. Эти съёмки были как настоящая жизнь! Художники удивительные – они привезли трейлеры одежды. Я сама выбирала шапочку, пальто со стоечкой, ботиночки – всё по-настоящему. Точно найденная натура-двор, где живут семьи с разными судьбами, не очень дружные между собой, но в момент беды объединяющиеся и поддерживающие друг друга. Фильм получился правдивый. Трагическая судьба женщины, которую ты не играешь, а чувствуешь. Но это очень тяжело – рассказывать о судьбах людей, которых расстреливали в овраге…

– Часто, сыграв знаковую роль, актёры не соглашаются на меньшее, чтобы не понизить планку. Ваша Соня – именно такая роль. Как вам удалось противостоять соблазнам, ведь предложения были? Говорят, что режиссёр фильма Станислав Ростоцкий предлагал вам остаться в Москве? Почему же вы выбрали театр? И что для вас нижегородский ТЮЗ, которому вы ни разу не изменили?
– У меня уже был ребёнок, муж. И я осталась тут, в театре. И не пожалела – в девяностые, когда многие звёздные актёры остались не у дел и работали грузчиками и дворниками, в театре я оставалась в профессии.

Ольга Севрюгина, «Нижегородская правда»

Share.

Comments are closed.