Ирина Основина: «Все мои тетки – они настоящие»

0

Актриса Ирина Основина известна телезрителям по сериалам «Обратная сторона Луны», «Склифосовский», картине «Особенности национальной охоты». О том, какой фильм оказал влияние на ее судьбу и какую картину она советует всем посмотреть, — в интервью с актрисой.

— Ирина, во время съемок «Склифосовского» вы жили на два города?
— Я практически жила в «Сапсане» (поезд между Питером и Москвой. – Ред.), потому что параллельно в Питере снималась в другом проекте у режиссера Степы Соколова. В три ложишься, в шесть встаешь. В итоге – никакая. Стало скакать давление – даже на площадку с тонометром приходила. Режиссер Юля Краснова говорит: «А давай мы снимем смерть Фаины от давления!» Это такой у нас рабочий юмор. И вдруг подходит 16-я серия, и по сценарию там все давление друг другу меряют! На съемках в Москве, можно сказать, я спасалась – да фактически так оно и было. Я на своей странице в соцсети написала, что всем коллегам безмерно благодарна.
— Спасались на площадке? Что имеете в виду?
— Так сложилось, что во время съемок пятого сезона «Склифосовского» я узнала, что мой муж Сергей болен. Когда снимали шестой сезон, он умер. На седьмом сезоне я все еще приходила в себя, только на площадке чувствовала жизнь. Это было страшное время – я как во сне находилась. Спасибо коллегам, которые выдержали мое состояние. Поначалу моя роль была совсем небольшая, это сейчас Фаина такая заметная героиня. Спасибо за это большому профессионалу Ларисе Комаровой, продюсеру «Склифосовского», и Юле Красновой, которая во мне что-то разглядела.
— Вам удалось создать собирательный образ медсестры – вы необыкновенно органичны в роли Фаины.
— Мне это удалось, потому что я не похожа на актрису. Когда я снималась у режиссера Лиды Бобровой в фильме «Верую» по рассказам Шукшина, Лида сказала: «Вы видите, как ходят простые продавщицы в городе Петрозаводске? Во что они одеты, что на рынке покупают?» И для меня этот фильм был уроком. Может, поэтому все мои тетки в фильмах – они настоящие. Про Фаину мне многие говорят: «У меня точно такая же старшая медсестра была в больнице! Прямо точь-в-точь!» И фразы, которые ушли в народ, я у народа и взяла. Например, Фаина говорит часто: «Летом, летом!» — так наш помощник режиссера в театре на репетиции нас собирала: «Ну-ка, летом все на сцену!»
— Вы сейчас в театре не служите?
— Нет, я ушла из театра. На это были причины. Мой муж, Сережа Кудрявцев – он великий артист, у него прекрасный голос, пел в «Норд-Осте», работал в Александринке. Но, как и многие в трудные 1990-е, он переживал не лучшие времена. Чтобы вернуть его к нормальной жизни, я положила много сил, устроила в театр, а сама много снималась в кино. Возможно, не все коллеги к этому с пониманием отнеслись. В 2010 году снялась в сериале Ромы Просвирнина «Голубка», у меня была большая, хорошая роль, мы с Леной Дробышевой с полуслова друг друга понимали. А когда со съемок вернулась в Питер, меня с премьерой поздравили несколько человек – Андрей Зибров, жена главного режиссера и билетер.
— А как же питерская интеллигентность и доброжелательность?
— Она есть, когда это не касается Москвы. Раньше много в Питере снимали, в Москву и не ездили, зачем – полно работы и тут. А сейчас в Питере мало снимается. И тут вдруг такое: я снова в Москве на съемках. Друзья так и говорят: «Да вы не переживайте за Ирку, она из любой ситуации выкрутится, потому что она талантливая!» А многие не понимают – они думают, что это какие-то подводные течения, знакомства особенные. А в «Склифосовском» это просто так совпало: написали вот такую роль для меня. Андрюша Ильин смеется: «Да где же такую вторую Фаину найдешь!» И мне, конечно, очень приятно. Ведь в первых сезонах моя героиня чуть ли не спиной к камере стояла. А теперь у нее такая большая линия своя. Мне сказали, что на эту роль долго актрису искали и рады, что нашли.
— Поклонники серила сейчас ругают сценаристов за финал седьмого сезона, где Брагин признается в том, что у него онкологическое заболевание.
— Ругать все могут – а ты пойди, напиши! В седьмом сезоне столько серий, столько сюжетных линий, историй! И как бы ни ругали, а все только и спрашивают: «А когда новый сезон?» Конечно, переживают, что на такой ноте картина закончилась и такая интрига впереди.
— Наверное, и у вас спрашивают, что дальше будет?
— Конечно! И я всем говорю: «Не знаю! Может, Брагин чужие снимки взял, может, он хотел проверить, как к этой новости жена отнесется?» Можно же по-разному из этого финала выйти в итоге. Но вот этот крупный план Макса в конце последней серии – он никому покоя не дает.
— Брагин – везучий: ведь он уже возвращался к зрителям после взрыва в операционной. И сейчас все надеются, что всё будет хорошо.
— Моя дорогая, после взрыва вернуться легче, чем после онкологии. Я все это проходила. Это настоящая чума нашего времени. Я думаю, эта болезнь – следствие того, что с нашим миром происходит: вся наша злость, ненависть, гнев нашли вот такой выход. Поэтому не нужно ругаться, жить нужно в радости, без отрицательных эмоций. По крайней мере, стараться так жить.
— Вам какие из свежих фильмов понравились?
— Из последних моих потрясений – фильм с Женей Цыгановым «Человек, который удивил всех». Вот как это не посмотреть?! Когда Женя красит губы – я реально вижу женщину! Как он это делает? Без грима, без пластического грима – вообще безо всего! Он просто гениально в этой картине сыграл. Актер с такой харизмой в кадре может вообще ничего не говорить. Вот он, кстати, абсолютно киношный, его любит камера. А многие из тех, кто в актерскую профессию за легкими деньгами идут, камеру, может, и любят, но вот она их не любит. А в итоге – человеческие трагедии: спиваются, опускаются. А ведь каждый год тысячи артистов из институтов выпускаются.
— Ирина, не могу не спросить. Если бы карьера не складывалась, вы были бы несчастны?
— Кто-то говорил, что характер человека – это судьба. Мне и лет уже достаточно, и три института, и все эти передряги 90-х прошла. И я, как и многие, чем-то поплатилась. У меня нет детей – для того, чтобы сниматься в кино и играть в театре, я не могла себе позволить родить ребенка. За это меня бог, может, и наказывает. А может, дает что-то другое. Наверное, это с его воли мне дали такие роли, таких режиссеров, как Герман, Рогожкин, как Боброва, Краснова, такой проект, как «Склифосовский». Наверное, кому-то суждено быть продавщицей, а кому-то актрисой. Кому-то актрисой известной, а кому-то неизвестной. Просто так получается.

Лариса Зелинская
«Юго-Восточный курьер» (http://uv-kurier.ru)

Поделиться.

Комментарии закрыты