Кайл МакЛоклен: «Линч не всегда осознает силу своих манипуляций»

0

Независимая драма «Маленькие гиганты» режиссера и сценариста Кита Бермана — это задушевная история о взрослении подростка. Когда между ним и его лучшим другом происходит неожиданный пикантный инцидент, жизнь парня переворачивается с ног на голову, невольно заставляя задуматься и взглянуть на отношения с друзьями и родителями под новым углом.

В недавнем интервью Кайл МакЛоклен, играющий в фильме понимающего и сочувствующего отца, рассказал об этом проекте, а также о своем отношении к новой адаптации «Дюны» Дени Вильнева, Дэвиде Линче и о том, над чем сейчас работает.

– Во-первых, даже если вы сами этого не сделаете, я все же обязан сказать: мне безумно горько, что вам не дали «Эмми» за съемки в новом «Твин Пиксе».
– Большое спасибо за сочувствие и поддержку. Я ценю это.

– «Маленькие гиганты» стал после «Твин Пикса» первым проектом с вашим участием, но был ли он первым сценарием, который вам попался, или вы изучили кучу других, прежде чем взяться за этот?
– Я согласился на съемки почти сразу. У меня были и другие предложения, но именно здесь я увидел потенциал и очень важную историю, которую, я считаю, стоило рассказать. Мне понравилось в ней, как отец общается со своим сыном и с семьей, несмотря на все произошедшее. Я чувствовал, что подобное поведение отлично отражает верную позицию родителя в воспитании детей, и мне данный аспект крайне импонирует. К тому же Кит Берман — действительно выдающийся режиссер. Он не так широко известен, но я считаю, что у него присутствует очень тонкое понимание и правдивое восприятие того, что на самом деле правильно, а что нет.

– Мне нравится фильм и особенно ваш герой, потому что он несет действительно важную мысль, что родители не должны диктовать детям, кого любить, и что они гордятся ими, независимо ни от чего. Каково вам было играть такого любящего отца, просто хорошего и все понимающего парня?
– Думаю, что все правильные родители так или иначе стремятся к подобным отношениям со своими детьми. Я стар и, возможно, в чем-то наивен, но эта позиция кажется мне единственно верной. Когда берешь на себя ответственность за жизнь маленького человека, необходимо понимать, что его правильное воспитание — это не шутки, нельзя отнестись к этому легкомысленно. Это работа на полную занятость, и ты здесь, чтобы направлять и помогать.

Вот как я воспринимаю свою роль: не столько руководить, сколько помогать и поощрять. Это не только дисциплина, а скорее попытка понять самому и помочь понять ребенку, почему один выбор может быть лучше другого; скорее нежное любящее подталкивание, чем прямое толкание в нужную сторону.

Я часто вспоминаю своего собственного отца. Когда я решил попробовать себя в актерской профессии, он был не против и проявил чуткость, понимая, что мне это нравится и для меня это важно; отец принял мои устремления. Вы всегда хотите лучшего для своих детей, чтобы они состоялись как личности и были счастливы. Мой папа проникся моими желаниями, и я воспринял подобное его поведение как урок. Когда появилась роль, где я играю хорошего отца, я привнес в нее свой опыт, и это сработало.

– Недавно Хавьер Бардем, который снимается в новой «Дюне», сказал, что он подписался на эту работу отчасти потому, что является фанатом фильма Дэвида Линча и книги. Как вы относитесь к режиссеру Дени Вильневу, взявшемуся за этот материал, и как вам Тимоти Шаламе в вашей роли?
– Он будет великолепен. Мне действительно интересно, как все эти прекрасные предпосылки сложатся вместе. Я влюбился в книгу сразу после прочтения, в 15 лет, и был просто ошеломлен приглашением в проект. Когда меня позвали на съемки, я не мог в это поверить! Чистое безумие! Это очень сочный материал. Фрэнк Герберт написал экстраординарную книгу, которая по-настоящему кинематографична. Из нее могло бы получиться много фильмов, а не один.

Полагаю, Дени говорит, что собирается сделать как минимум пару фильмов именно потому, что там есть очень много пространства для творчества. Потрясающе интересно. Я большой поклонник всех людей, снимающихся в данном проекте. А если добавить к ним такого режиссера, как Дени Вильнев, на выходе мы наверняка получим что-то поистине завораживающее.

– Вы много сотрудничали с Дэвидом Линчем. Как вы думаете, что делает его таким особенным?
– У него своя точка зрения на все без исключения, а его способ рассказывать истории поистине уникален. Мне очень нравятся миры, которые создает Дэвид Линч, и я испытываю огромное удовольствие от того, что могу быть к ним причастным. Он создал вселенную «Дюны» как отдельный мир. Он художник, абсолютный творец со своим видением. В его проектах все очень особенное. Я люблю работать в созданной им атмосфере.

Больше всего я уважаю его абсолютную преданность идее, убежденность и самоотдачу. Он невероятно смелый и является источником вдохновения лично для меня. Кроме того, Дэвид воздействует на актеров на каком-то глубинном уровне. Он не всегда осознает силу того, как он манипулирует и движет вами, но это очень мощно. Реально круто.

– Как вам работалось со Стивеном Содербергом, который снимал свой High Flying Bird на смартфон?
– Замечательно. Мы познакомились с ним много лет назад и держали друг друга в поле зрения, а я всегда хотел с ним поработать. У нас был прекрасный сценарий и необычный актерский состав. Получилась такая встреча с группой очень талантливых друзей, а сами съемки длились 10-11 дней, то есть, совсем недолго. У руля был мастер, а мы просто следовали за ним и делали то, что должны были. Он был капитаном.

– Что вы собираетесь делать дальше?
– Прямо сейчас у меня перерыв. Потом буду работать над ролью Рузвельта. Пока я исследую материал, а к работе приступлю в конце мая.

Мэтт Голдберг, Collider
Перевод Lostfilm.info

Поделиться.

Комментарии закрыты